The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Эко­но­ми­ка Сирии дышит на ладан

18 ноября 2016, 14:29
0
Версия для печати Отправить
хомс теракт

Из-за непрекращающихся военных действий, беспорядков и введенных санкций местные предприниматели испытывают огромное давление «со всех сторон». Ведению дел препятствуют все — и государство, и повстанцы, и ИГИЛ, и преступники

Абу Абдаллах ведет дела из крошечного офиса на главном рынке Дамаска — в комнате, заставленной стопками мыла на оливковом масле и мешками с фисташками. Он жалуется на трудности бизнеса во время войны, пишет Financial Times.

Абу продает оптом гхи, то есть очищенное топленое масло. Овцеводческие хозяйства, где его производят, находятся на востоке страны, в областях, контролируемых ИГИЛ (организация признана террористической и запрещена в России), и он говорит, что сталкивается с давлением «со всех сторон».

«Это и государство, и повстанцы, и ИГИЛ, и преступники. Раньше товар из Дайр-эз-Заура ехал 6 часов — теперь это занимает 2 недели, а цена перевозки выросла в 200 раз — не говоря уже о поборах по пути», — утверждает Абу.

Вот уже в течение пяти лет в стране продолжается гражданская война. За эти годы 250 тыс. человек были убиты, 5 млн бежали за границу, еще 7 млн остались без крова — разумеется, экономика Сирии дышит на ладан.

Режим президента Башара аль-Асада, которого на Западе критиковали за жестокое подавление гражданских выступлений, потерял контроль над почти половиной страны — эти территории находятся под властью различных вооруженных группировок, включая ИГИЛ.

Эко­но­ми­ка Сирии дышит на ладан, фото - Общество. «The Kiev Times»
AP Photo/Hassan Ammar, File

Многие фабрики даже в удерживаемых правительством районах разрушены или разграблены, а оставшиеся страдают от ежедневных отключений электроэнергии и небезопасности путей сообщений. При этом взятки у водителей грузовиков вымогают все — и боевики, и правительственные войска. Раньше экономика страны опиралась на нефть, но с тех пор, как из Ирака пришел ИГИЛ, этот источник доходов был потерян.

Свой вклад в обнищание населения и рост цен оставили и международные санкции — курс национальной валюты упал с 50 до 500 лир за доллар.

Ияд Бетинджанех — бизнесмен из Дамаска. Он возглавляет семейный конгломерат, специализирующийся на экспорте и импорте продовольствия.

«Покупательная способность снижается, и люди сокращают потребление. Мы не можем ввозить привычные бренды — отчасти из-за санкций», — говорит он.

Его компания была вынуждена сократить 250 сотрудников из 700, а фабрики по упаковке товаров в пригородах Дамаска, захваченных повстанцами, стали недоступны.

Самер аль-Деб, глава проправительственной Промышленной палаты Дамаска, считает, что в некоторых секторах объем производства сократился на 50−60%. Он жалуется, что американские и европейские санкции привели к увеличению стоимости импорта, поскольку банки отказываются от сделок с сирийскими организациями.

«Доллары в дефиците, но, даже если их добыть, не факт, что их получится использовать для оплаты импорта. Мы стараемся использовать другие валюты и торговать с дружественными странами — Россией, Ираном и странами Восточной Азии», — объясняет он.

Продовольствие и медицинские товары под санкции не попадают, но бизнесмены и чиновники правительства говорят, что их так же трудно импортировать, поскольку международные банки принимают меры предосторожности, призванные гарантировать, что они не участвуют в сделках, связанных с правительством или лицами, находящимися под санкциями.

Хумама Джазайри, бывший министр экономики, рассказывает:

«Международные банки создали дополнительную буферную зону для контроля соответствия санкционным требованиям. Товары для экспорта в Сирию нельзя купить в кредит — в том числе и с помощью международных платежных систем, то есть, даже если у вас есть деньги, заплатить зачастую невозможно».

Он добавляет, что импортеры прибегают к неформальным каналам, что резко повышает расходы.

Фармацевт Руба Мирза говорит, что эти трудности проявляются в нехватке некоторых видов лекарств, и что в настоящее время химики полагаются на контрабандные лекарства и импорт из Ирана и Индии.

«У нас мало лекарств от рака. Есть немного контрабанды, но ее не хватает. Например, проблема с инсулином — его нужно охлаждать во время перевозки», — говорит она.

В удерживаемых повстанцами районах страны ситуация еще хуже. Когда-то Алеппо был экономическим центром Сирии, но в ходе конфликта он был разрушен, и сейчас 250 тыс. человек находятся в правительственной блокаде в восточной части города.

Эко­но­ми­ка Сирии дышит на ладан, фото - Общество. «The Kiev Times»
AP Photo/Hassan Ammar

На рынке Дамаска все жалуются на бедность и растущие цены.

На улице, где расположены магазины свадебной одежды и украшений, продавцы и покупатели в один голос говорят, что пышные и роскошные брачные торжества сегодня остались в основном в воспоминаниях. В одном из магазинов Басма и ее дочь, Ламия выбирают ткань для свадебного платья.

«Когда-то все было совсем по-другому: одежда, золотые украшения… Сегодня все скромно: проще одежда, меньше приготовлений, нет большого праздника», — вспоминает Басма.

Джазайри считает, что с 2011 года инфляция в Сирии выросла на 400%. Исследование МВФ этого года показывает, что две трети всех сирийцев живут в условиях крайней нищеты — до войны эта цифра состаляла всего 12%.

Суха Каддур, мать троих детей, покупает на рынке специи. Она рассказывает, что ее муж держит молочный магазин, который дает средний доход, но теперь и их семья с трудом сводит концы с концами:

«Если я покупаю что-то необходимое одному сыну, другому приходится ждать до следующего месяца. У нас больше нет среднего класса — остались только бедные и богатые».

18 ноября 2016, 14:29
0
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

23:4622:3721:4620:4118:5616:2314:2912:3411:4310:469:378:430:1622:4722:1921:4621:0120:4119:5318:5618:2317:2616:2315:2814:29
Все новости »

Другие рубрики