The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

«Настоящую правду, мы не узнаем никогда»: ИноСМИ о докладе гибели МН17

1 октября 2016, 9:37
7
Версия для печати Отправить
МН17

Комментарий итальянского издания о результатах международного расследования по факту крушения рейса MH17 над Украиной в 2014 году

Сайт независимых журналистов Antidiplomatico, пожалуй, один из немногих изданий Италии, кто задался вопросом, цельную ли картину событий представила международная следственная комиссия по факту крушения пассажирского самолета в июле 2014 года. Ведущие издание страны просто перепечатали доклад, указывая, что «ракетный комплекс БУК Россия подарила «повстанцам», а значит она виновата в произошедшем».

«Правду, настоящую правду, мы не узнаем никогда. Еще и потому, что катастрофа с рейсом MH17 случилась в июле 2014 года в небе над Украиной, в сложный период, когда две противоборствующие стороны, и не только военные, вели войну со всеми возможными видами оружия. В том числе и пропагандой, — пишет журналист Эудженио Чиполла на страницах Antidiplomatico. — И поэтому так трудно определить кто прав, потому что каждая сторона пустила в ход инструменты пропаганды, забывая при этом о 298 погибших пассажирах и боли их родственников».

Читайте: Противостояние России и Запада еще впереди?

Тем не менее, несмотря на противоречия показания, как пишет автор статьи, «кто-то сегодня решил сделать это, определить кто прав». Совместная следственная группа, международная комиссия (по настоянию Запада), после двух лет расследования установила, что ракета БУК, сбившая самолет, была выпущена с территории пророссийских мятежников.

«Мы только установили, что оружие было из России. Установив это, тем не менее, мы не делаем заявлений о роли России как государства или граждан России», — пытался объяснить Фред Вестербек, глава комиссии. Но дело не в этом, учитывая тот факт, что расследование комиссии, это не что иное, как обвинительный тезис в подготовке к предстоящему уголовному процессу, который, по-видимому, вовлечет сотни подозреваемых.

В статье подчеркивается, что есть еще один факт: насколько заслуживают доверия расследование, проведенное министерствами стран НАТО? Посмотрим гражданство прокуроров, принимавших участие в деле. Уберем только Австралию и Малайзию, Бельгия и Нидерланды — члены-основатели НАТО, в то время как Украина делает все возможное, чтобы выполнить все условия, реформы, лишь бы вступить в НАТО.

Antidiplomatico отмечает, что «дырки» в результатах следствия, несмотря на громкие заголовки западных газет, по-прежнему остаются. Те же следователи заявили, что они смогли восстановить лишь частично траекторию перемещения ракетного комплекса и перехватили несколько разговоров на «русском языке», эта последняя деталь особого значения не имеет, учитывая, что Украина, за исключением западной части, является практически двуязычной страной, и русский язык достаточно распространен.

Так почему бы не рассмотреть также «пророссийскую» версию или обвинения Кремля в отношении Киева? — спрашивает Эудженио Чиполла. Эдуард Басурин, заместитель начальника оперативного командования Донецкой народной республики заявил, что «в их распоряжении не было такой техники, и не было таких специалистов». В то время как Кремль, устами Дмитрия Пескова заявил, что «нужно ждать отчета, чтобы увидеть, какие формулировки используются и какие выводы были сделаны». Он также напомнил, что Украина в эти два года не обнародовала данные, которые бы представили другую версию авиакатастрофы».

Читайте: Россия не причастна к крушению рейса МН17,— австралийские службы

17 июля 2014, в соответствии с информацией Москвы, Киев имел систему противовоздушной обороны и активный радар в том регионе. О системах, которые отслеживали движения самолета, однако, в докладе речи нет. Почему? Вопрос кажется вполне правомерным и показывает ложность тезисов, к которым пришли следователи совместной следственной группы. Автор статьи также напоминает, что Киев и Вашингтон еще не показали, спустя два года, спутниковые снимки, которые дали бы полную картину того, что произошло.

Вывод в конце статьи приводится следующий: «Каждый аргумент может быть опровергнут в зависимости от вашей точки зрения, но желание, чтобы правда, западная, доминировала над русской, совершенно очевидно. Мы считаем, что результаты расследования международной комиссии — это фарс под контролем НАТО».

1 октября 2016, 9:37
7
Версия для печати Отправить
  • Gleb-kazak

    Поляки на этой неделе были шокированы сенсационной новостью, которая, несмотря на все усиленные попытки властей обойти ее молчанием, стала достоянием гласности. Оказалось, что польское правительство перешло от военной риторики против России к делу. Оно втайне направило на Украину, в район вооруженного конфликта, польских военных, причем с нарушением польской Конституции. На этот раз речь идет не об инициативе частных лиц — искателей приключений, любителей риска, адреналина и военных эмоций, а о профессионально подготовленном спецподразделении кадровой польской армии.

    В прифронтовую зону конфликта в восточной части Украины отправились три боевые группы по шесть человек каждая, в сопровождении офицера военной контрразведки. По вполне понятным соображениям их миссия с самого начала была овеяна атмосферой максимальной секретности, однако теперь известно, что поехали они собственным транспортом (несколькими автомобилями Toyota Hilux), их родственники не имеют с ними никакого контакта, каждый из военнослужащих был вооружен до зубов и получил солидный запас боеприпасов (по две тысячи патронов).

    Уже эти факты однозначно свидетельствуют о том, что целью их поездки на Украину была не краеведческая экскурсия по прифронтовым районам и даже не, скажем, миссия по обучению украинских солдат современному военному ремеслу, а перед ними были поставлены чисто боевые задачи.

    Какие же задачи в зоне вооруженного конфликта могла бы реализовать сравнительно небольшая группа польских военных? Может быть вообще это истерика из серии «много шума из ничего»? Отнюдь нет, задуматься есть над чем. Направленные на Украину командос — это элита польской армии; они действуют под девизом «Тихие и эффективные» — располагают такими техническими средствами и профессиональной подготовкой, которая позволяет им с успехом выполнять самые рискованные боевые операции. Среди задач, к реализации которых они подготовлены, не только освобождение заложников, но также, в частности, диверсионные акции в тылу противника, десантирование, организация засад и боевые действия в густо застроенной местности. Любопытно, что подразделение разместилось около 80 км от линии фронта; по собщениям одного из источников, в агротуристическом пансионате.

    Решение об отправке польских командос на фронт в Донбассе принял польский министр обороны Антоний Мачеревич, причем не особенно считался с субординацией и даже требованиями польского права, в том числе Конституции, по вопросам отправки вооруженных сил за границу. Тем временем процедура принятия таких решений в законодательных актах однозначно описана: постановление об использовании вооруженных сил вне границ Польши принимает президент по инициативе Совета министров или председателя Совета министров (в зависимости от обстоятельств), после чего незамедлительно информирует о своем решении спикеров двух палат польского парламента — Сейма и Сената. Ни такого постановления, ни такой процедуры в этом случае не было.

    В Польше Антоний Мачеревич известен своей антироссийской яростью уже не один год. До того, как он стал министром обороны в сформированном почти год назад правительстве, он реализовал свою суперактивность как лидер «смоленской секты» — многочисленного общественного движения, для представителей которого единственно приемлемой версией смоленской катастрофы (10 апреля 2010 года в ней погибла вся официальная польская делегация, состоящая из 96 человек, во главе с тогдашним президентом Лехом Качиньским) был «взрыв и покушение, организованное Кремлем».

    Именно он ввел в польский политический обиход формулировку «смоленское злодеяние». Последовательно и решительно в течение последних лет высказывается он о смоленской катастрофе в следующем духе: «Русские при одобрении правительства премьера Туска [от автора: тогдашний премьер-министр Польши, ныне председатель Евросовета] создали пирамиду обмана, сознательно разрушали и прятали обломки самолета, подделывали „черные ящики“, уничтожали другие доказательства. Как назвать ситуацию, когда погибает вся элита, когда народу отрубают голову?! Это объявление войны со стороны России, даже если очередная атака наступит через год, два, пять лет нужно отдавать себе отчет в том, что это объявление войны!».

    Многие поляки отчетливо видели, что поиски везде и во всех смертных грехах «руки Путина и Москвы» представляют собой навязчивую идею Мачеревича, поэтому не принимали его деятельность всерьез. Однако шутки кончились, когда Мачеревич стал министром обороны. Тогда многие в Польше сразу же назвали его «министром войны с Россией». Сейчас, как показало самовольное решение министра об отправке польских военных на донецкий фронт, эта шутка максимально приблизилась к действительности: Мачеревич объявил «свою собственную» войну России.

    После последнего саммита НАТО, который прошел в начале июля этого года в Варшаве и во время которого Альянс решил на территории Польши, Литвы, Латвии и Эстонии разместить по батальону своих войск, в сумме около четырех тысяч человек, сменяющихся по принципу ротации, польский министр триумфально заявлял: «Наконец-то восточный фланг НАТО защищен!».

    Однако, вероятно, даже сам не верил в дежурные заверения лидеров стран НАТО о «трансатлантической солидарности» и «готовности союзников защищать Польшу» — тем более, что размещение даже четырех обещанных «ротационных» батальонов, по последним сообщениям, начинает серьезно буксовать. Не случайно, в экспресс-темпе начал он формировать силы территориальной обороны — систему по сути близкую партизанскому движению, направленную, безусловно, против «агрессивной» России.

    К тому же НАТО очень сдержанно подходит к конфликту в Донбассе и еще сдержаннее к вопросу поддержки в этой связи Украины. В частности, не согласилось оно на поставки Киеву вооружения, а помощь ограничилась отправкой небольших групп инструкторов, причем в отдаленные от фронта районы (польские власти, как всегда, рьяно приняли участие в таких миссиях).

    Вся эта сдержанность польского «министра войны с Россией» наверняка раздражала. Не решил ли он объявлением «своей собственной войны» России втянуть НАТО в вооруженный конфликт в Донбассе? Это вполне возможный сценарий.

    Интересно, чем обернется эта авантюра, если кто-то из польских командос попадет в руки представителей ополчения ДНР. Будет ли он, например, ссылаться на женевскую конвенцию об обращении с военнопленными и требовать соответствующего обращения? Это загадка для специалистов по международному праву.

    Но ведь, скорее всего, участник такой секретной миссии будет выступать в мундире без знаков воинского различия. Поэтому подсказываем: если атлетически сложенный, с очевидной военной выправкой пленный будет что-то невнятно бормотать с непонятным акцентом, дело ясное: запрос по этому вопросу нужно направлять в Польшу, в военную часть командосов номер 1401 в Люблинце (небольшой городок на юге Польши). Или напрямую автору этой авантюры, министру обороны Антонию Мачеревичу — адрес даже не нужен: его кабинет находится в здании, расположенном буквально через забор с российским посольством в Варшаве.

    Александр Шторм специально для EADaily из Варшавы

  • Mахно Невский

    Глас вопиющего в пустыне…
    И — Да ! Правду мы все вряд ли когда-нибудь узнаем…

  • Gelen von Troy

    «Настоящую правду мы не узнаем никогда» — а мне как-то пофиг, узнают ли когда-нибудь настоящую правду продажные итальянские журналисты с сайта Antidiplomatico.

  • Viktoria

    30.09.16

    «Бук» на Донбассе. Зачем?

    Теперь, когда фактическая сторона события окончательно выявлена и описана в документе международной следственной группы (JIT), самое время вернуться к рассмотрению самого сложного и самого важного вопроса — а в чем был (если был) преступный умысел?

    Сразу же отмечу очевидный (для меня) вывод о том, что наличие «косвенного умысла» бесспорно. Как учит нас Уголовный Кодекс, косвенный умысел имеет место, если виновный «осознавал общественную опасность своих действий, предвидел возможность наступления общественно опасных последствий, не желал, но сознательно допускал их наступление или относился к ним безразлично и не предпринимал каких-либо действий, направленных на недопущение наступления опасных последствий». Вот точно так всё и было.

    Люди, принимавшие решение об отправке «Бука» на Донбасс — я не стану гадать ни об их фамилиях, ни о занимаемых должностях — знали (или могли узнать, приложив минимальные усилия, например, открыв карту на сайте FlightRadar24), что над районом предстоящего боевого применения зенитного комплекса косяками летают пассажирские самолеты, в том числе и российских авиалиний. Они знали (или могли узнать, приложив минимальные усилия), что в составе комплекса «Бук» нет штатного оборудования, позволяющего отличить гражданский самолет от военного; что любой летательный аппарат, не отвечающий на запрос системы «свой-чужой», будет автоматически идентифицирован как подлежащая уничтожению цель. Тем не менее, они не предприняли никаких действий — ни в порядке прямого информирования властей Украины и/или ICAO, ни в форме организованной «утечки информации» — для того, чтобы прекратить полеты пассажирских самолетов. С точки зрения «общественно опасных последствий» отправить на Донбасс ЗРК с досягаемостью по высоте более 18 км — это хуже, чем устроить соревнования по пулевой стрельбе в вестибюле метро в «час пик».

    С косвенным умыслом всё понятно — но в чем же был (если был) прямой умысел? Этот вопрос распадается на несколько подвопросов.

    Первый из них («А зачем туда привезли «Бук»?) я задал себе и публике еще два года назад, 1 августа 2014 г. Без лишних затей повторяю: На вооружении российской армии числятся по меньшей мере четыре типа самоходных ЗРК малой дальности («Оса», Тор», «Тунгуска», «Панцирь»), способных уничтожать вертолеты и самолеты противника на дальностях 8-12 км, с досягаемостью по высоте в 5-6 км, с боевыми частями в 10-15 раз более мощными, нежели у переносных ЗРК. Для решения тех задач, которые стоят перед вооруженными отрядами донбасских сепаратистов, ничего большего и не требуется… Упомянутых комплексов в составе ПВО Сухопутных войск РФ более 1,5 тысяч, сопоставимое количество тихо зарастает бурьяном на тыловых базах… А вот ЗРК «Бук» — это система совершенно другого уровня, другого класса. Даже «старый» комплекс 9К37М1 способен перехватывать цели, летящие со скоростью 800 м/сек (2,6 скорости звука) на дальности в 35 км и высоте до 22 км… Неужели такая система понадобилась для борьбы с дозвуковым штурмовиком Су-25 и допотопным транспортником Ан-26?

    Что интересно — к такому же выводу приходит и хорошо известный в «патриотических кругах» блогер Эль-Мюрид (Анатолий Несмиян), который, в отличие от меня, был там, в ближнем круге Гиркина-Стрелкова: «Не ясно, для чего вообще этот Бук перебрасывали… Я знаком с людьми, которые имели дело с этим самым нашим «Буком», и их рассказы тоже укладываются в версию про подставу. Все они в один голос говорят о полной неожиданности с появлением «Бука», который никто не просил и не заказывал, и который был совершенно не к месту в тот момент, но при этом отвлекал ресурсы на его прием, а затем и спешный вывод».

    Сегодня, когда состав колонны выяснен точно, к этому можно и нужно добавить следующий вопрос: «Почему привезли только один «Бук»? Так не воюют и так не командуют. Вы никогда не найдете приказ или оперативную сводку, в которых написано: «отправить три танка, пять самолетов, четыре пушки…» Единицами измерения, в которых мыслят и действуют военные, являются батареи, дивизионы, роты, эскадрильи, т.е. структурные подразделения, а не оружие «штуками».

    И это не случайно — эффективное применение боевой техники возможно только в составе подразделения, над штатной структурой которого опытные люди много думали. В данном конкретном случае самоходная огневая установка прибыла без транспортно-заряжающей машины, а это значит, что запуском четырех ракет её боевая работа неизбежно завершалась. Другими словами, для решения задач ПВО сепаратистов один «Бук» был избыточен с точки зрения качества (ТТХ) и совершенно недостаточен с точки зрения количества. Строго говоря, уже сам факт отправки одной-единственной установки наводит на мысль о том, что мы имеем дело не с войсковой операцией, спланированной армейскими командирами, а с «точечной» спецоперацией спецслужб.

    Следующий вопрос: «Почему его везли таким странным маршрутом?» Ранним утром 16 июля «Бук» пересек границу и к девяти часам утра через Луганск прибыл в Донецк, т.е. проехал практически всю контролируемую пророссийскими боевиками территорию с востока на запад. В Донецке, т.е. на глазах у тысяч людей в огромном миллионном (до начала войны) городе «Бук» простоял одиннадцать (!) часов, дважды сменив свое местоположение, но ничего не делая и город не покидая. К сожалению. здесь я допустил грубую ошибку, в чем вынужден извиниться перед читателем. Всё происходило в ОДИН день, 17 июля. «Бук» в Донецке провел не 11, а примерно 2 часа

    Поздним вечером злосчастный трейлер с белым тягачом двинулся назад, на восток и к полудню докатился до поселка Первомайское в 16 км от российско-украинской границы. Что это было? Зачем? Почему переход из точки А в точку Б, разделенные примерно 60 км, продолжался два дня, а на спидометре трейлера накрутилось порядка 250 км? И если изначально была поставлена задача прикрыть от ударов с воздуха позиции боевиков в районе Саур-Могила, Мариновка, Дмитровка (т.е. в нескольких км от границы), то это можно было прекрасно решить, вообще не перемещая установку с российской территории — так оно и надежнее, и безопаснее, и лишних глаз с фотокамерами не будет…

    И последний вопрос — может быть (для категорического утверждения у меня нет никаких оснований) имеющий отношение к рассматриваемой теме: «Почему маршрут полета рейса «Аэрофлота» SU2074 Москва-Ларнака так странно менялся?» Любознательные люди обратили на это внимание еще в августе 2014 года и на основании данных ФлайтРадара составили соответствующие картинки. Если коротко: 14 июля самолет, двигаясь с севера на юг, обошел территорию Украины по большой дуге справа (восточнее). 15 июля самолет пролетел над Украиной, но обходя территорию боевых действий по дуге слева, западнее, примерно по линии Кривой Рог, Николаев. А вот 16 и 17 июля — т.е. в те самые два дня, когда по Донбассу катали «Бук» — маршрут полета превратился в прямую линию, проходящую через Лозовую, Красноармейск (Донецк. обл.), Мариуполь, т.е. в нескольких десятках км от «линии фронта».Случайное совпадение?

    Ответов на поставленные вопросы у меня нет. Никакого»инсайда» у меня и в помине не было. К зыбкой гипотезе, которая позволяла бы хотя бы теоретически свести все эти странные события в одну, внутренне непротиворечивую систему, я предъявляю единственное требование: простота. Не надо усложнять. Никаких сложных конспирологических схем с участие спецслужб занзибара и перевербованных «пиндосами» «укров»…

    В принципе, и гипотеза-то «моя» вовсе не нова. Это хорошо известная публике «версия Наливайченко» (тогдашний руководитель СБУ), но модифицированная в двух частных деталях: не 17-го, а 16-го, и не из Первомайска (западнее Донецка), а из другой, но адекватной поставленной задаче точки.

    Итак. Задачей было уничтожение рейса «Аэрофлота» с дальнейшей демонстрацией публике реальных ошметков тел мальчиков и девочек (напомню, что печально знаменитый фейк про «распятого мальчика» был вброшен за неделю до трагедии с «Боингом») и доведением «градуса ненависти» до такого накала, который позволил бы начать полномасштабное вторжение российских войск в Украину.

    Одна-единственная установка «Бук» для решения такой задачи была в самый раз. Больше не надо (для уничтожения огромной, т.е. радиозаметной, неманеврирующей, не прикрытой помехами цели достаточно одной, максимум двух ракет), меньше не годится (названные выше ЗРК малой дальности могли не достать по высоте, да и БЧ там не той мощности, чтобы одним ударом разнести в клочья современный пассажирский самолет). Поскольку время, место, высота и направление полета рейсового самолета заранее известны, то и малейшая нужда в использовании дополнительной РЛС дальнего обнаружения и целеуказания отпадала.* Требования к уровню подготовки боевого расчета, кстати, тоже снижались до околонуля, так что отправить можно было кого угодно («кого не жалко»). Нажимающим кнопку объяснили, что по приглашению гнусного жидо-бандеровца Коломойского в Днепропетровск летит «Боинг», битком набитый американскими наемниками, так что с моральными проблемами всё было тип-топ.

    Главной была техническая проблема — от «линии фронта» до трассы полета рейса SU2074 набиралось порядка 45-50 км. Это много. Даже для новейшей модификации «Бука» с ракетой 9М317 это на самом краешке зоны поражения, а уж тот «Бук», что был реально привезен в Донецк (со «старой» ракетой 9М38), до цели явно не доставал. Я предполагаю, что ключ к решению этой проблемы мы обнаруживаем в хорошо слышимой в радиоперехвате фразе: «Она вместе с танками Востока пойдет». Восток — это батальон «Восток», одна из наиболее боеспособных частей сепаратистов. И, кстати, именно командир «Востока» Ходаковский в разговоре с корреспондентом «Рейтерс» ляпнул про то, что видел «Бук» (правда, объясняя его происхождение трофеем, захваченным у «укров»).

    Никакой «линии фронта» — с рядами колючей проволоки, траншеями, рвами и минными полями — в реальности не было. Этими словами на тот момент обозначалась некая условная линия, соединяющая цепочку блок-постов противоборствующих сторон; и если дороги и населенные пункты хоть как-то контролировались, то «зеленка» между ними была по большей части ничейной землей. Реальная история «гибридной войны» на Донбассе знает примеры того, как отдельные подразделения без единого выстрела, просто заблудившись, оказывались в расположении вражеских войск. «Бук» на гусеницах, ему дороги не нужны, танки тем паче не для движения по дорогам созданы. Под прикрытием ударной боевой группы с танками пусковая установка могла проползти 20-30 км вглубь украинской территории, занять заранее подобранную огневую позицию и произвести запуск одной-двух ракет. На всё про всё нужно полтора-два часа. Да, непросто, но при желании возможно.

    Однако что-то не срослось. Даже не буду тратить буквы на гадание о причинах — желающие могут самостоятельно написать этот сценарий психологического триллера и получить свой «Оскар». Главное — результат: «Бук» простоял весь день 16 июля в Донецке, танки «Востока» рядом с ним не появились, пассажиры рейса Москва-Ларнака лениво листали рекламные журналы…

    После того, как операция (провокация) сорвалась, возник вопрос — что делать с «Буком»? К сожалению, у нас нет даже минимальных сведений о том, кто в реальности принимал такое решение, т.е. остался ли «Бук» под контролем «центра» (Москвы, командования российской армии) или им уже рулили (во всех смыслах этого слова) местные полевые командиры. Судя по тому, что установку потащили в район Саур-Могила, Мариновка, где в те дни шли ожесточенные бои, а радиоперехват сопровождавших эту перевозку переговоров содержит сверхнормативное количество нецензурной лексики, второе более вероятно, чем первое. В любом случае, с этого момента первоначальный план операции рухнул, и события 17 июля развивались, скорее всего, в формате спонтанной импровизации.

    Высказанное мною год назад предположение о намерении использовать «Бук» для уничтожения скоростного высотного разведчика Су-24МР украинских ВВС не так уж и абсурдно, но сегодня я должен признать, что оно (предположение) не соответствует заявленному выше главному критерию — слишком уж это умно и сложно, особенно в ситуации, когда рулить начали «ополченцы» и «казаки». Вероятно, наиболее правдоподобной следует признать ставшую уже общепринятой версию событий второй половины дня 17 июля: разведка сепаратистов получила от своего информатора в украинском штабе сообщение о запланированном вылете транспортника Ан-26; эту «птичку» и решено было сбить, развернув «Бук» на огневой позиции южнее Снежного.

    Тут, конечно же, возникает несокрушимый вопрос: как можно было спутать радиолокационную отметку от «Боинга» (высота 10 км, скорость 920 км/час) с отметкой от предполагаемого Ан-26 (максимальная скорость 540 км/час, потолок 7,5 км)? Сидя на мягком кресле в теплой комнате, отвечаю — никак нельзя!

    Но боевой расчет был в других условиях. С момента пересечения границы они уже мотались по дорогам вторые сутки, скорее всего, толком не поспав и не поев. Начальство явно не понимало, чего оно хочет, и эта нервозность неизбежно передавалась подчиненным. О политико-моральном состоянии личного состава можно судить по одному из радиоперехватов, в котором сообщается, что кто-то из боевого расчета отстал от группы (из кабины вывалился?) и его надо найти и вернуть на место. В другом радиоперехвате состояние людей определяется известным матерным словом, которое можно перевести как «очень устали и сильно нервничают». К четырем часам дня 17 июля (второго дня «командировки») желание у всех было одно: скорее чего-нибудь сбить и свалить домой, в Россию. Что они и сделали.

    Возвращаясь в исходную точку (в чем был изначальный умысел/замысел операции?), нам следует обсудить многократно высказанное в Сети возражение: глупо и опасно устраивать провокацию такого рода, если обломки сбитого самолета упадут на территории, контролируемой противником; все улики окажутся в распоряжении международные экспертов, а когда они докопаются до истины — мало не покажется. Признаюсь — я и сам нечто подобное говорил в первые дни после 17 июля. Но теперь у нас на календаре не «первые дни», а уже третий год после трагедии. Как и с какой скоростью работают международные эксперты, мы узнали из практического опыта. И самое главное — кто бы их допустил в предполагаемой ситуации? С какой стати, кто вас звал? Самолет — российский, все погибшие — граждане России, обломки лежат на территории Новороссии, освобожденной от бандеро-фашистской хунты. Пошли все вон! Ну, примерно так, как в совершенно реальной истории «послали» поляков, желающих забрать обломки самолета, разбившегося под Смоленском (хотя там-то ситуация другая — и самолет не российский, и погибшие — не граждане РФ).

    Марк Солонин

    • Alexandr Sakhno

      Российские военнослужащие (пророссийские ополченцы) сбивают российский самолёт «Аэрофлота» в рамках гибридной войны??? Тем более, зная, что спутники США над зоной боевых действий? Бред полный, вероятность события стремится к 0. Настоящую правду мы не узнаем никогда, видимо потому, что операцию разрабатывали спецслужбы «партнёров».

  • Румата

    Вся правда раньше или позже всплывёт на трибунале над киевской хунтой.

  • Мартин Мартынов

    А как же группировка украинских буков? Куда она подевалась?
    А Ленке-троечнице хочу сказать: «Не нужно судить по себе о других, и называть людей «продажными» не имея неопровержимых доказательств»!

«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

18:5617:2315:2813:4212:3411:4310:469:378:4323:4622:3721:4620:4118:5616:2314:2912:3411:4310:469:378:430:1623:4622:4722:19
Все новости »

Другие рубрики