The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Великобритании становится тесно в Евросоюзе

24 октября 2015, 11:43
0
Версия для печати Отправить
Кэмерон

Пока Великобритания готовится к референдуму о Евросоюзе, Си Цзиньпин привозит в Лондон многомиллиардные сделки

В течение нескольких месяцев Дэвид Кэмерон отказывался сообщить, чего именно он хочет добиться в результате переговоров с ЕС перед проведением референдума о выходе Великобритании из Евросоюза.

Дело в том, что какие бы условия ни выдвинул премьер-министр, среди его соратников непременно найдутся недовольные. В итоге на прошедшем на прошлой неделе Европейском саммите Кэмерон под давлением лидеров других стран был вынужден пообещать, что представит свои условия в письменном виде к началу следующего месяца. В первую очередь речь идет о его намерении исключить Великобританию из области применения положения о «еще более тесном» союзе.

В тесноте, да не в обиде

Полностью формулировка звучит как «еще более тесный союз народов Европы», и в таком виде в ней присутствует небольшое, но важное уточнение. Эта формулировка появляется во вступлении к Римскому договору 1957 года и в более поздних документах. Тем не менее до недавнего времени она не вызывала нареканий даже у противников Евросоюза.

Некоторые другие страны высказывали определенный скептицизм в отношении этой цели. В 2013 году правительство Нидерландов заявило, что «времена „более тесного союза“ в любой возможной области для нас уже миновали». В июне 2014-го Совет Европы официально заявил, что эта формулировка подразумевает различные пути интеграции для разных государств, «позволяя тем странам, которые испытывают потребность в углублении интеграции, продвигаться вперед, уважая при этом пожелания тех, кто предпочел бы оставаться на прежнем уровне».

Итак, почему Кэмерон использует столь ненадежную базу, чтобы говорить об особом положении Великобритании? Если отвечать кратко — премьеру нужно успокоить тех, кто скептически относится к Евросоюзу, так как последнее время им приходилось не слишком легко.

20 октября Конфедерация Британской Промышленности, основное деловое лобби в стране, объявила, что «большинство компаний Великобритании полагают, что плюсы членства в Евросоюзе перевешивают минусы». Филип Хаммонд, министр иностранных дел, также назвал «абсолютно нереалистичной» возможность добиться права вето для отдельной нации.

Днем позже Майкл Карни, глава Банка Англии, сказал, что членство в Евросоюзе усилило экономику Великобритании и сделало ее более динамичной, добавив, что страна вносила ведущий вклад в продвижение четырех основных свобод в Европе — свободы перемещения товаров, услуг, рабочей силы и капитала.

Тем не менее волшебная формулировка «более тесный союз», очевидно, имеет политический резонанс. Согласно заявлению Кэмерона, когда жители Соединенного Королевства на референдуме 1975 года проголосовали за решение остаться в зоне евро, они рассматривали ее в качестве общего рынка, а не политического союза. В сложившихся условиях, однако, ситуация выглядит иначе. Более того, как 20 октября напомнил Алан Джонсон, возглавляющий движение за присоединение к Евросоюзу в лейбористской партии, «в 1975 году дебаты с обеих сторон рассматривали именно политический союз».

Что еще более важно, эта фраза может иметь некоторый юридический вес. Жан-Клод Пири, бывший главный консультант Совета Европы по вопросам юриспруденции, говорит о том, что в ней упоминаются народы, а не государства, и формула слишком расплывчата, чтобы иметь какую-либо законную силу. Тем не менее Европейский суд уже несколько раз цитировал ее в своих решениях. Недавнее исследование, проведенное библиотекой Палаты Общин, позволило обнаружить отсылки к «более тесному союзу» в 53 его вердиктах.

Мартин Хауи, британский адвокат, специализирующийся в области законов Евросоюза, утверждает, что этот тезис «оказывает большое влияние на трактовку Европейским судом других положений и общих принципов европейского законодательства». В качестве одного из примеров можно назвать вердикт о невозможности присоединения ЕС к Европейской конвенции о правах человека, где «более тесный союз» указывался как цель.

Это становится проблемой для Кэмерона, так как самое большее, чего он может ожидать от своих партнеров, — протокол, который лишний раз подтвердит незыблемость выводов, сделанных Советом Европы в 2014 году о том, что разные страны могут иметь разные пути развития.

Шансов на то, что 27 других стран ЕС ратифицируют полный отказ от этого положения, нет. Поэтому Европейский суд может продолжать цитировать его, вне зависимости от того, каких уступок по отношению к Великобритании удастся добиться Кэмерону, делая, таким образом, исключительность положения этой страны менее значительной.

Разворот на Восток

Вместе с тем Великобритания совершает «разворот на Восток» на собственный лад: на днях премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон заявил, что в рамках визита председателя КНР Си Цзиньпина в страну были достигнуты договоренности о сделках объемом почти в 62 млрд долларов. Reuters сообщает, что общая сумма заключенных сделок может составить 46 млрд.

Среди прочего стало известно, что китайский ретейлер C.banner International Holdings Ltd. согласился заплатить 154,2 млн долларов за старейший в мире магазин игрушек — британский Hamleys.

Издание Ведомости пишет: премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон и министр финансов Джордж Осборн хотят, чтобы четырехдневный визит закрепил успехи их трехлетней кампании по налаживанию тесных деловых и финансовых связей с Китаем и однозначно дал понять: Великобритания для него — партнер №1 в мире.

24 октября 2015, 11:43
0
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

13:4213:0113:0112:3411:4310:469:599:268:430:1623:4622:4722:1921:4621:0120:4119:5318:5618:2317:2616:2316:0115:2814:2913:33
Все новости »

Другие рубрики