The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Какова конечная цель России на Ближнем Востоке?

24 сентября 2015, 9:26
0
Версия для печати Отправить
Сирия

Присутствие России на Ближнем Востоке не должно рассматриваться как прямая угроза интересам США и ЕС в регионе

Сообщения о растущем военном присутствии России в Сирии вызывают опасения в США вот уже в течение некоторого времени. Аналитик Chatham house Николай Кожанов пытается разобраться в том, какие механизмы лежат в основе российской политики на Ближнем Востоке.

Что определяет политику Москвы в отношении Сирии?

В первую очередь, это представление Москвы о проблеме безопасности.

Кремль утверждает, что падение сирийского президента Башара Асада приведет к власти в Сирии радикальных исламистов. А это, в свою очередь, приведет к дальнейшей дестабилизации ситуации на Ближнем Востоке и может повлиять на мусульманские регионы России.

Россия отмечает, что проходившая при поддержке Запада смена правящих элит в Ираке и Ливии привела к насилию и нестабильности в данном регионе в целом. Москва также обеспокоена возможным возвращением в Россию более 2 тыс. русскоязычных радикалов, воюющих в данный момент против сил Асада.

Экономические и военные интересы России также играют свою роль. Стремление расширить сферу действия российского флота заставляют Москву охранять базу в Тартусе. А российские энергетические компании заинтересованы в разведке и разработке возможных запасов нефти и газа на береговой линии Сирии.

По этим причинам в планы Москвы входит обеспечение выживания режима Асада. И недавние сообщения о решении Кремля усилить военную поддержку Дамаска не стали неожиданностью для Запада.

Что нужно, чтобы изменить позицию Москвы?

Кремль неизменен в вопросе приверженности президенту Асаду. А негибкость главы Сирии, напротив, раздражает Кремль, и это несколько раз создавало напряженность в отношениях между двумя странами еще до начала нынешнего конфликта. Например, в начале 2000-х, когда сирийское правительство отказались экстрадировать чеченских сепаратистов.

Российские контакты с сирийской оппозицией демонстрируют, что Москва рассматривает несколько вариантов развития событий. Но власти России, вероятно, проявили бы больше гибкости, если бы оппозиция предложила Москве сохранить некоторые рычаги политического и экономического влияния в пост-ассадовской Сирии и пообещала бы предотвратить передвижение джихадистов, воевавших в Сирии, в мусульманские регионы России.

Какой подход Россия применяет к Сирии?

В июне 2015 года президент Путин заявил, что Кремль «готов работать с президентом [Асадом] для того, чтобы обеспечить путь политической трансформации, для того, чтобы все люди, которые проживают в Сирии, чувствовали доступ к инструментам власти, чтобы уйти от вооружённого противостояния».

В этом аспекте Кремль применяет двухвекторный подход. С одной стороны, он усиливает диалог с международным сообществом, обсуждая варианты разрешения сирийского конфликта. С другой сторны, Москва увеличивает объем и качество военных поставок сирийскому режиму для обеспечения его выживания так долго, как это потребуется России, чтобы достичь дипломатических договоренностей в соответствии с интересами Кремля.

Как может отреагировать Россия на эскалацию западной военной интервенции в Сирию?

Реакция России будет, скорее всего, крайне негативной. В 2013 году, когда США и их партнеры рассматривали варианты прямого военного вмешательства, министр иностранных дел Сергей Лавров и министр обороны Сергей Шойгу заявили, что Москва даст асимметричный ответ на любое нападение на Асада, чтобы Запад «усвоил этот урок».

Увеличение поставок оружия со стороны Москвы сделают любую военную операцию против Дамаска сложной задачей. При этом, несмотря на присутствие российских военных советников и других сил, прямая военная конфронтация между Россией и силами Запада в Сирии маловероятна.

Чем важны переговоры между Картером и Шойгу?

Последние телефонные переговоры были инициированы российской стороной. Это говорит о том, что Москва не хочет эскалации противостояния с Западом в Сирии выше нынешнего уровня без каких-то веских, по мнению Кремля, причин.

В настоящее время российские власти делают все возможное, чтобы разъяснить свою позицию и частично развеять озабоченность Запада. В рамках возможных мер по укреплению доверия Москва даже предложила начать прямые переговоры с США о путях противодействия радикальной группировке «Исламское государство».

Какова конечная цель России на Ближнем Востоке?

Противостояние между Россией и Западом в ходе украинского кризиса способствовало усилению вовлеченности Москвы в события на Ближнем Востоке. В Кремле считают, что хорошие отношения с государствами региона могут помочь России избежать международной изоляции и компенсировать негативное влияние санкций США и ЕС.

При необходимости Кремль может использовать свои центры влияния в регионе, такие как Иран и Египет, чтобы оказать дополнительное давление на страны Запада.

Например, в марте 2014 года, на фоне событий на Украине, Россия объявила, что она пересматривает свое участие в переговорах по иранской проблеме в формате шестерки (пять постоянных членов Совета Безопасности ООН и Германия). Этого было достаточно, чтобы заставить Вашингтон беспокоиться по этому вопросу на протяжении остальной части 2014 года.

Насколько стоит Западу беспокоиться о действиях России на Ближнем востоке?

Присутствие России на Ближнем Востоке не должно рассматриваться как прямая угроза интересам США и ЕС в регионе. Есть целый ряд областей, где интересы России, США и ЕС тесно связаны. Например, вопрос сохранения режима нераспространения ядерного оружия на Ближнем Востоке, проблема стабилизации обстановки в Ираке и борьбы с распространением радикального ислама.

Пока поведение Москвы в значительной степени является оборонительным и заключается лишь в одиночных и в основном неумелых попытках нанести урон Западу.

Российские власти редко пытались разыграть ближневосточную карту против Запада. В апреле 2015 года Путин снял запрет на экспорт ракетных комплексов С-300 в Иран.

Тем не менее, это был только показательный жест. Количество С-300, которые Россия пообещала поставить в Иран, не достаточно, чтобы коренным образом изменить баланс сил в регионе. Следовательно, решение России продать их следует рассматривать скорее как сигнал Западу о том, что Москва может быть важным независимым игроком на Ближнем Востоке.

В действительности, Кремль имеет ограниченную свободу маневра на Ближнем Востоке. Но имеющиеся рычаги Россия использует эффективно. В большинстве случаев, Москва фокусируется на защите своих экономических интересов и старается сохранить свои связи с ближневосточными государствам.

24 сентября 2015, 9:26
0
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

16:2316:0115:2814:2913:3312:3411:4310:469:599:268:4323:4622:3721:4620:4118:5616:2313:4212:3411:4310:469:378:4623:4622:37
Все новости »

Другие рубрики