The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Россия может вмешаться в ближневосточной конфликт

11 сентября 2015, 23:01
0
Версия для печати Отправить
Сирия

В армии ходят слухи о полномасштабном вмешательстве в арабский конфликт, но эксперты этому не верят

Международные СМИ рассказывают о наличии российских военных в Сирии, МИД оправдывается, а в армейских кругах усиливаются слухи о том, что Россия может вмешаться в ближневосточной конфликт, приняв полномасштабное участие в военных действиях. И хотя опрошенные Znak.com эксперты считают такой сценарий маловероятным, некоторые россияне уже воют в Сирии — это бывшие добровольцы с Донбасса.

Президент РФ Владимир Путин в своем выступлении на Генассамблее ООН с большой долей вероятности затронет ситуацию в Сирии и борьбу с террористической группировкой «Исламское государство», заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. «Очевидно, что в большинстве выступлений с трибуны Генассамблеи будет обращено достаточно большое внимание сирийским делам и проблеме ИГИЛ, и можно с большой долей вероятности предположить, что президент Путин тоже остановится на этой проблеме. С большой долей вероятности можно предположить», — сказал Песков, отвечая на соответствующий вопрос журналистов.

За последние месяцы СМИ зафиксировали значительное увеличение присутствия в Сирии российской военной техники и российских военных. Так, The Telegraph со ссылкой на сирийского повстанца сообщила, что в последние недели в стан войск Башара Асада прибыло много российских военнослужащих. 9 сентября источники The Wall Street Journal в Пентагоне заявили, что Россия перебросила в Сирию воинский контингент, оборудование и самолеты для помощи правительству Башара Асада. Reuters, в свою очередь, сообщил о прибытии в Сирию двух российских десантных кораблей.

На этом фоне Запад стал высказывать серьезное беспокойство по поводу сотрудничества России и режима Башара Асада. Госсекретарь США Джон Керри даже предупредил в телефонном разговоре глав российского МИД Сергея Лаврова, что помощь Асаду приведет только к эскалации конфликта, аналогичное беспокойство высказал генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг.

Между тем официальная Москва заявила, что никакой тайны в сотрудничестве России и Сирии нет.

«Российские военнослужащие в Сирии есть, они там находятся много лет. Их присутствие там сопряжено с поставками вооружений для сирийской армии, которая несет на себя основное бремя противостояния терроризму в лице ИГ и прочих экстремистских группировок, и российские военнослужащие находятся там, чтобы помогать сирийцам осваивать эту технику и готовить ее для применения в антитеррористической борьбе», — в частности, заявил Лавров на пресс-конференции в Москве в четверг, передает ИТАР ТАСС.

Эксперты сходятся во мнении, что увеличение присутствия в Сирии российских инструкторов, офицерского состава, военной техники не сильно повлияет на развитие событий в целом и не поможет выстраиванию широкой коалиции против ИГ. Более того, фактически ничего нового в нынешней ситуации нет: Россия с самого начала конфликта последовательно поддерживала Асада.

Главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Георгий Мирский сказал Znak.com, что позиция России фактически остается неизменной в течение четырёх лет. С тех пор как США заявили, что не признают режим Башара Асада законным, Россия его поддерживает, в том числе, военной техникой и присутствием военных советников и инструкторов, число которых в последнее время возросло.

«Положение Асада всё хуже, он контролирует лишь процентов 20 территории страны, и для российского руководства вполне естественно увеличить количество советников и техники, чтобы помочь ему продержаться. При этом говорить, что мы участвуем в войне, неверно – те же американцы создают военные базы в Ираке, там много их инструкторов и советников, но это не значит, что США воюют в Ираке.  Говорят о российских войсках, но что такое – «войска»? Там есть офицеры, советники, техника. А вот регулярных воинских частей, которые бы шли в артиллерийскую или воздушную атаку, нет – могут быть разве что «отставники». При этом Донбасс и Сирия в глазах российского общества – это разные истории, потому что одно дело – вроде как защищать русских людей, и другое дело — отправить наших ребят умирать в Сирии за одних арабов против других арабов. Поэтому настоящую войну никто там вести не будет», — считает Мирский.

«Вмешиваться в сирийский конфликт целиком и полностью для России рискованно, потому что тогда ИГИЛ получит дополнительную мотивацию для действий на территории России», — отмечает Сергей Маркедонов, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ.

Член научного совета московского центра Карнеги Алексей Малашенко также отмечает, что прямое вмешательство России с гражданскую войну в Сирии может быть чревато самыми серьезными последствиями, поэтому оно не произойдет. Эксперт отмечает, что при этом создать широкую коалицию против ИГИЛ у России едва ли выйдет, так как, к примеру, Турция и США категорически не готовы поддерживать режим Башара Асада даже против исламистов.

Россия воспринимает гражданскую войну в Сирии и безоговорочно поддерживает Асада, так как с её точки зрения его режим может быть плох, но является светским режимом, в то время как ему противостоят радикальные исламисты; если Асад падет, то вся Сирия превратится в одно большое Исламское государство, напоминает доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Сергей Маркедонов. Эксперт напоминает, что ИГИЛ является прямой угрозой для России, так как его лидеры уже заявили, что Кавказ, в том числе Чечня, являются их целями. В то время как, к примеру, исламские террористы из той же Аль-Каиды ранее провозглашали своими врагами в первую очередь Запад и западные ценности.

«Россия в своей международной политике исходит из консервативных установок и считает, что любая государственность лучше хаоса. За последние годы к этой позиции добавилась конкуренция с США, ставки очень высоки, и к рациональным аргументам добавляются эмоциональные», — отмечает Маркедонов.

Политолог считает, что в ООН Путин будет говорить не только о проблеме Сирии и войне с ИГИЛ, но сделает попытку выстроить образ России как некоего «иного» в однополярном мире, стать глашатаем принципа многополярности.

«Проблема в том, что и Россия, и США воюют с ИГИЛ, но глобально мы договориться не можем. США мыслят в логике тактического пазла, сирийский пазл для них сложился так, что режима Асада быть не должно. Далее они слышат, что им говорят о Кавказе, о Закавказье, они все понимают, но у них Асад уже назначен на роль bad guy, и Путин в значительной степени тоже bad guy. Поэтому всеобъемлющего сотрудничества и не выходит, получается замкнутый круг. И сотрудничество возможно только при наличии четкой системы международных договоров. Сирия для Путина – это частная история турбулентного мира», — считает Маркедонов.

Обстановка в Сирии раскалена до максимума, и участие России к содержанию конфликта уже мало что добавит, однако в перспективе может мобилизовать против ИГИЛ новые силы, которые ждут от Запада, в том числе России, серьезной помощи, а не «говорильни». При этом многим странам активность России не нравится, и будут предприняты шаги, чтобы придать российскому участию в сирийском конфликте такой характер, которого на самом деле нет, считает ведущий научный сотрудник Центра арабских и исламских государств Института востоковедения РАН Александр Филоник.

Усиление поставок военной техники и количества военных советников и инструкторов со стороны России связано с тем, что режим Асада может пасть со дня на день, а задача России минимум – сохранить его живым, считает руководитель Центра ближневосточных конфликтов института США и Канады РАН Александр Шумилин.

«Опасения, что Россия вступит в реальные боевые действия на территории Сирии, – бред. Скорее, задача состоит в том, чтобы, в случае падения Дамаска, обеспечить Асаду безопасное перемещение, например в Латакию, а далее удержать его как политического игрока для начала настоящего политического процесса, о котором Путин говорил неоднократно – с привлечением реальной оппозиции, объявлением досрочных выборов и так далее, но для этого Асад нужен живым и спасенным. Кремль хочет показать, что Россия, несмотря на военное текущее поражение Асада, остается значимым фактором в ситуации. Иначе говорить о Сирии на Генеральной ассамблее ООН Путину будет сложно», — отмечает Шумилин.

Есть и еще одна задача, которую Россия подспудно решает в сирийском конфликте, – проблема возвращающихся добровольцев с Донбасса, которые в большинстве крайне разочарованы последними заявлениями Москвы о том, что Донецкая и Луганская области – это части Украины. В этой среде активно идет вербовка для отправки российских добровольцев в Сирию для войны на стороне Асада, говорит источник издания в силовых структурах.

11 сентября 2015, 23:01
0
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

14:2912:3411:4310:469:378:430:1623:4622:4722:1921:4620:4119:5318:5618:2317:2616:2315:2814:2913:4213:0113:0112:3411:4310:46
Все новости »

Другие рубрики