The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Страх и ненависть на рынке труда

12 сентября 2015, 16:23
0
Версия для печати Отправить
работа

Массовый приток рабочей силы меняет рынок труда сложным и непредсказуемым образом, но одно можно сказать наверняка: межрасовая напряженность никогда не идет на пользу делу

На прошлой неделе, когда душераздирающие фотографии человеческих мучений разлетелись по миру, переломив общественное мнение, некоторые лидеры ЕС, ранее непреклонные, начали теплее смотреть на то, чтобы приютить ближневосточных мигрантов. Многие европейцы — особенно в Швеции, Исландии и на греческом острове Кос — добровольно заботились о беженцах, понимая, какие экономические сложности это может создать, но не в силах противиться состраданию. Впрочем, в Европе хватает и тех, кто колеблется — из страха, что мигранты отберут рабочие места, поставят под угрозу однородность общества и вызовут повышение расходов на социальное обеспечение.

Приток рабочей силы из-за рубежа действительно может оказать негативное воздействие на зарплаты местных работников — вот почему некоторые страны запрещают мигрантам работать. Но иногда массовая миграция может иметь положительное влияние на местную заработную плату.

В целом экономисты соглашаются, что приток мигрантов, как правило, идет на пользу принимающей стране. Для этого даже есть специальный термин: «иммиграционный профицит» — положительный эффект от иммиграции через создание нового спроса на товары и услуги, который побуждает работодателей нанимать больше людей. А если мигранты заменят местных работников, то, хотя заработная плата и понизится, производство товаров и услуг тоже станет дешевле.

Читайте: Миграционный кризис в цифрах (инфографика

В 2007 году Белый дом пришел к выводу, что иммиграция в США в целом оказывает положительный эффект на страну. От этого выигрывает очень широкий круг заинтересованных лиц, в то время как страдают в основном только действующие работники, чья заработная плата падает, — но экономический рост, созданный с помощью мигрантов, снова повышает доход в долгосрочной перспективе.

В более ранней американской истории есть один пример, когда заработная плата действующих работников упала в результате притока мигрантов. Речь о Великом переселении, когда 7 млн афроамериканцев, родившихся на Юге (а также какое-то количество белых южан), примерно между 1910-м и 1970 годами решили сменить место жительства. Одной из причин, по которой Великое переселение отрицательно сказалось на размере заработной платы, стало то, что рабочие места тогда были расово сегрегированы: литейные заводы для черных рабочих, а автомобильные фабрики — для белых. Вновь прибывшие черные работники боролись только за «черные» рабочие места. Это стало самым масштабным ростом доли чернокожих рабочих в американской истории.

Около 1910 года долгоносик почти полностью уничтожил производство хлопка на Юге. Вкупе с насилием белых по отношению к чернокожим это стимулировало Великое переселение. В конце десятилетия поток мигрантов только усилился — американская промышленность нуждалась в рабочей силе из-за начавшейся войны.

Мигранты пробились в несколько северных промышленных городов — Детройт, Питтсбург и Чикаго пережили крупнейший приток новых жителей по сравнению с коренным населением. Число черных рабочих на Севере выросло почти в два раза, а на рынках труда некоторых отраслей промышленности — в три и больше. Лия Платт Бустан, экономист Калифорнийского университета, подсчитала, что если бы не этот избыток новой рабочей силы, заработная плата чернокожего работника на Севере к 1970 году была бы выше на 7%.

Читайте: Миграционный кризис в ЕС: мнения европейских политиков

Иногда работодатели использовали стремление этих мигрантов найти работу в своих корыстных целях, настраивая тех против профсоюзов. Генри Форд, на предприятиях которого в 1940-х годах была занята половина всего черного населения Детройта, регулярно использовал чернокожих рабочих для подавления забастовок (в 1928 году Артур Блейк по прозвищу «Слепой» записал «Detroit Bound Blues», где была строчка «Я скоро получу работу, да, у самого мистера Форда»). Художник Джейкоб Лоуренс написал 60 картин о Великой миграции, в том числе одну, на которой изображены штрейкбрехеры. Подпись Лоуренса к этой картине гласит:

«По всему Северу расовые беспорядки были обычным делом из-за противостояния между неграми и белыми рабочими».

В первую очередь все это показывает, как расовые предрассудки могут усугубить неприязнь, вызванную притоком новых работников, — урок, который нужно принимать в расчет в сегодняшней ситуации.

Граждане, профсоюзы и лидеры должны относиться к мигрантам исходя из собственных убеждений и экономических интересов. Многие сирийские беженцы молоды и высоко квалифицированны — возможно, это именно то, что нужно Германии с ее стареющей и редеющей рабочей силой. Правительство страны полагает, что за четыре или пять лет эти экономические выгоды могут перевесить 11 млрд долларов в год, которые придется потратить на мигрантов (разумеется, в уравнении не учитывается роль гуманизма).

Но, к сожалению, Европа настроена на какую-то извращенную конкуренцию между коренными жителями и мигрантами, а предрассудки, жесткая экономическая политика и неуверенность на рынке труда — три характерные черты многих европейских стран сегодня — обязательно сделают любой миграционный кризис куда хуже.

12 сентября 2015, 16:23
0
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

0:1623:4622:3721:4620:4118:5617:2315:2813:4212:3411:4310:469:378:4323:4622:3721:4620:4118:5616:2314:2912:3411:4310:469:37
Все новости »

Другие рубрики