The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Россия на Ближнем Востоке: слухи и факты

10 сентября 2015, 9:26
0
Версия для печати Отправить
Ближний Восток

Предполагается, что на генеральной ассамблее ООН Путин может предложить сделку: Россия помогает в борьбе с ИГИЛ, а в ответ получает уступки по Украине и отмену санкций

Во что мы ввязались: обозреватель агентства Bloomberg Леонид Бершидский поделился своим мнением по поводу «второй гибридной войны».

В последние дни поступают все новые сообщения, указывающие, что роль России в войне в Сирии расширяется. Эта роль не афишируется, и она менее существенна, чем в случае c Украиной, но ситуация создает интересные перспективы для русско-американских отношений, а также для развития сирийского и украинского конфликтов.

Обрывки фактов

Доказательства российского вмешательства фрагментарны. Есть видео, на котором можно разглядеть снаряды от российского БТР-82А — вероятно, оно было сделано во время боя в районе порта города Латакия, стратегически важной точки для режима Асада. На заднем плане смутно слышны команды на русском языке.

Есть отчет на израильском новостном сайте, где утверждается, что российский «экспедиционный корпус» уже в Сирии и собирается атаковать позиции ИГИЛ.

Есть запись блогера-любителя, отслеживающего проходящие через Босфор суда, — там приведены фотографии направляющегося к югу российского десантного корабля «Николай Фильченков», на палубе которого видна накрытая брезентом военная техника. Сочувствующая Асаду сирийская газета Аль-Ватан сообщает, что Россия обсуждает строительство военной базы в Сирии. Кроме того, в социальных сетях замечены многочисленные следы присутствия российских военных в Сирии: взволнованные жены военнослужащих провожают мужей, те фотографируются на фоне портретов Путина и Асада.

Официальные опровержения предсказуемы, но выражены менее определенно, чем в случае с Украиной. На прошлой неделе, когда Путина спросили, готова ли Россия принять участие в боевых действиях в Сирии, он ответил, что о готовности говорить рано, но РФ уже поддерживает Сирию оружием и готовит их военных.

Впрочем, США не скрывают беспокойства. В субботу госсекретарь страны Джон Керри созвонился со своим российским коллегой Сергеем Лавровым, предупредив того, что прямое военное присутствие России в Сирии «может привести к эскалации конфликта, еще большим смертям невинных жителей, усилить поток беженцев и помешать действиям коалиции стран Запада против исламистов из ИГИЛ».

Соединенные Штаты также попросили Грецию закрыть свое воздушное пространство для российских самолетов, перевозящих грузы, адресованные режиму Асада. В настоящее время запрос рассматривается.

Вторая гибридная

В связи с этими событиями российские СМИ уже пишут о «второй гибридной войне» и о том, что Россия «увязнет» в Сирии, как ранее на Украине и как СССР в Афганистане.

Комментаторы описывают предполагаемое российское вмешательство как «игру Путина».

На следующей неделе глава РФ примет участие в Генеральной Ассамблее ООН. Предполагается, что там он может предложить сделку: Россия помогает в борьбе с ИГИЛ, а в ответ получает уступки по Украине и отмену санкций. Кирилл Мартынов в «Новой газете» пишет:

«Москва, у которой, в отличие от Вашингтона, нет противодействия со стороны общественного мнения и Конгресса, берет на себя уничтожение ИГИЛ… Если план окажется успешным хотя бы отчасти, российские власти получат все, о чем они могли мечтать. Нормализацию отношений с Западом, перспективу переговоров о статусе Крыма. И одновременно демонстрацию силы России в мире: в отличие от нерешительных западных демократий мы способны атаковать террористов даже на Ближнем Востоке».

На что надеется Россия

Трудно поверить, что Путин так наивен. Маловероятно, чтобы после нескольких лет помощи антиправительственным повстанцам США вдруг поддержали Россию, которая снабжает Асада. Москва давно пытается представить его наименьшим злом в этом конфликте, но страны, которые принимают участие в возглавляемой США коалиции против ИГИЛ, в том числе Саудовская Аравия и ОАЭ, никогда не согласятся с такой точкой зрения.

Для них Асад, опирающийся на поддержку Ирана, почти такое же зло, как фанатики из ИГИЛ. Тактически США могли бы извлечь выгоду из успехов Асада в борьбе против Исламского государства, но они не будут его публично поддерживать или ставить на его успех в долгосрочной перспективе. Официальную позицию Вашингтона недавно озвучил пресс-секретарь Госдепартамента Марк Тонер:

«Существует коалиция, готовая бороться с ИГИЛ. Она насчитывает 37 стран. Мы будем рады, если Россия примет более активное участие в этой работе».

В ООН Путин может призвать к реформированию коалиции, но на положительный ответ, а тем более на смягчение санкций, рассчитывать не приходится.

Впрочем, это не значит, что президент РФ не рассматривает дальнейшее военное вмешательство в сирийский конфликт. «Демонстрация силы» — заманчивая идея. Российские войска в последнее время показывали свою эффективность только во время небольших конфликтов.

На прошлой неделе Путин отметил, что серия авиаударов со стороны США не смогла остановить наступление ИГИЛ. Если в таких условиях российская армия продемонстрирует свою эффективность, да еще вдали от родного региона — это будет впечатляюще.

С другой стороны, если враги Асада (ИГИЛ и другие повстанцы) захватят Латакию, а с ней и небольшую российскую военно-морскую базу, это покажет слабость России, чего Путин допустить не может. Объект, на котором в мирное время дежурили всего четверо военнослужащих, сейчас, по-видимому, стал временным домом для нескольких сотен морских пехотинцев, прибывших на «Николае Фильченкове» и других подобных судах.

Для активизации российского военного присутствия в регионе Путину и правда не нужно заключать сделку с Обамой. Достаточно прекращения огня на украинском фронте, чтобы освободившихся военных можно было перебросить в Сирию — и действительно, в последние дни на Украине наблюдается затишье. На прошлой неделе президент Украины Петр Порошенко сказал, что с момента подписания в феврале «минское соглашение» впервые действительно исполняется.

Ввод войск в Сирию — не менее решительный шаг, чем присоединение Крыма. Тогда Путин сперва действовал, а уж затем вел переговоры. Многие из военнослужащих, направленных в Сирию, отправляются туда с крымских военных баз. Однако силы ИГИЛ не похожи на слабую и плохо организованную украинскую армию времен марта 2014 года. Их военные части неоднократно демонстрировали свою боеспособность как в сражениях с силами Асада, так и с подготовленными на Западе силами иракской армии. Возможно, российские генералы говорят Путину, что могут победить ИГИЛ, однако точно так же в 1979 году они говорили Брежневу, что могут взять под контроль Афганистан.

Если Путин введет войска, не заручившись международной поддержкой, это будет огромный риск. Евгений Киселев, в прошлом известнейший телеведущий одного из московских телеканалов, который теперь живет в Киеве, написал в своем блоге: «То, что военное вмешательство в Сирии — авантюра, причем, смертельно опасная для России — именно для России! — у меня лично сомнений нет».

Если Путин решит ввязаться в эту войну, это покажет, что он авантюрист, а не прагматик, и гораздо яснее, чем агрессия на Украине. Поддержка популярности с помощью военных операций в условиях падающей экономики, с ИГИЛ в качестве противника и без США в союзниках — это не похоже на продуманную стратегию.

С другой стороны, если Путин ограничится поставками оружия и обучением войск для Асада, соседи России — возможно, за исключением постсоветских государств — смогут вздохнуть с облегчением. Такое прагматичное решение будет означать, что Россия смирилась со статусом региональной державы без наполеоновских экспансионистских амбиций.

10 сентября 2015, 9:26
0
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

11:4310:469:599:268:4323:4622:3721:4620:4118:5616:2313:4212:3411:4310:469:378:4623:4622:3721:4620:4118:5616:2314:2912:34
Все новости »

Другие рубрики