The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

На что Китай способен сегодня?

5 сентября 2015, 14:29
0
Версия для печати Отправить
Китай

Во время грандиозного парада Китай заявил о сокращении армии и продемонстрировал свою военную мощь

В четверг на военном параде по случаю окончания Второй мировой войны председатель КНР Си Цзиньпин заявил, что двухмиллионная армия Китая будет сокращена на 300 тыс. человек. Этот шаг поспособствует скорейшей модернизации вооруженных сил, в ходе которой планируется сместить основной фокус с сухопутных войск на флот и авиацию.

Си Цзиньпин преподносит это сокращение как шаг в направлении мира, но азиатские соседи склонны все больше беспокоиться по поводу возрастающей мощи китайских армии и флота.

В параде приняли участие 12 тыс. военнослужащих. На фоне сверкающего на солнце высокотехнологичного оружия и салюта из 70 пушек демонстрируются оливковые ветви, цветочные композиции в форме голубей и звучат речи о мире. Перед смотром войск председатель КНР заявил:

«Как бы ни развивались события, Китай никогда не будет стремиться к гегемонии и никогда не станет причиной трагедии, подобной тем, жертвой которых он сам не раз бывал в прошлом».

Парад одновременно является актом памяти и демонстрацией силы — этот смешанный посыл иллюстрирует сложное отношение к истории со стороны Коммунистической партии Китая и поиск сюжета, который мог бы выступить источником вдохновения на будущее.

Для внутреннего потребления парад представлял собой стимулирование лояльности и национальной гордости во исполнение плана по «обновлению» нации, провозглашенного Си Цзиньпином. На фоне экономических трудностей парад дает возможность продемонстрировать мощь и достижения государства.

Для внешнего мира парад должен был стать демонстрацией силы: выправка солдат и бряцание сабель призваны показать, что сегодняшний сильный и уважаемый Китай далеко ушел от страны, так пострадавшей во время Второй мировой войны.

Этот аспект оказался несколько смазанным, поскольку лидеров Запада на параде не оказалось: на трибунах, наряду с Владимиром Путиным и президентом Южной Кореи Гын Хе, присутствовали официальные представители 30 стран, но главы стран-союзников, Соединенных Штатов, Великобритании и Франции, предпочли уклониться от участия в мероприятии. Неизвестно, что напугало их больше: необходимость публично вспоминать преступления нынешних японских партнеров или быть сфотографированными на фоне танков, идущих по площади Тяньаньмэнь.

В каком-то смысле парад был посвящен не только или даже не столько событиям 70-летней давности.

Сьюзен Ширк, глава программы «Китай в XXI веке» в университете Калифорнии, Сан-Диего, сказала в преддверии этого события: «Речь пойдет о Второй мировой войне — и в то же время совсем о других вещах».

Пересмотр истории

Мероприятие, посвященное историческому событию, в той же степени было нацелено на пересмотр роли Китая в войне. КНР утверждает, что ее роль в борьбе против Японии недооценен, и хочет признания своего «чрезвычайно существенного» вклада в победу союзников.

Несмотря на частую критику «неправильного» взгляда японцев на события прошлого, китайские лидеры достаточно вольно трактуют летопись собственной страны. Например, большинство историков согласны, что основную борьбу против японцев вели Националистические силы Чан Кайши, а не коммунисты Мао Цзэдуна — факт, который Коммунистическая партия Китая склонна замалчивать и игнорировать.

В прошлом месяце был выпущен плакат к выходу снятого при государственной поддержке фильма о Каирской декларации 1943 года, когда союзники составили план разгрома Японии. Он породил целую волну язвительных шуток, поскольку вместо присутствовавшего там Чан Кайши на плакате был изображен Мао.

Официальные исторические источники и раньше нелестно отзывались о Националистических силах, но в этом году некоторые ветераны националистической армии были приглашены к участию в параде. Рана Миттер, профессор китайской истории в Оксфордском университете и автор книги «Забытый союзник. Китай во Второй мировой войне, 1937−1945 года» (Forgotten Ally China’s world war II 1937−1945), видит в этом стремление расширить сюжет об участии страны в войне. Миттер говорит:

«Последние 30 лет или больше Китай искал идеологию на замену провалившейся Культурной революции. И здесь речь идет о войне как о части национальной идентичности».

Государство также дает сигнал, что считает себя равным другим ведущим державам, например, США. Джон Делюри, исследователь Китая и Коре в сеульском Университете Ёнсе, объясняет:

«Они как бы говорят: «Да, американцы Японию добили, но…». Война становится символом поворота Китая от унижения к эпохе силы и богатства».

Помпезность и патриотизм

Также парад важен для сплочения армии. Си Цзиньпин, сын героя революции, начал быструю консолидацию власти, которая внешне представляет собой антикоррупционную кампанию. В результате генералитет остался не у дел. Как объясняют некоторые наблюдатели, давая военным шанс щегольнуть на параде, он поощряет лояльность и создает образ силы и единства.

Китайский историк Чжан Лифан говорит: «Весь опыт Коммунистической партии призывает опираться на пушки. Для удержания власти Си Цзиньпину очень важно контролировать армию».

Саид Ширк, глава программы «Китай в XXI веке», заявляет:

«Военным это нравится, потому что показывает, какой огромный путь остался позади: от бесформенной крестьянской армии сорокалетней давности до сегодняшних современных вооруженных сил».

Хотя в преддверии авиашоу небо столицы было очищено от птиц, на логотипе праздника можно увидеть пять голубей — они символизируют «народ, вступающий в новую эру под предводительством Коммунистической партии Китая».

Джессика Чен Вайс, автор книги «Сила патриотов. Националистический протест в международной политике Китая» (Powerful Patriots: Nationalist Protest in China’s Foreign Relations), изучает государство в Корнельском университете. Она считает, что в условиях экономических трудностей и кризиса фондового рынка парад и трехдневный всенародный праздник может быть очень кстати:

«На фоне плохих новостей очень удобно делать акцент на военной доблести».

Предупреждение?

Однако, в контексте внешнеполитической ситуации выбор времени проведения парада трудно назвать идеальным. Мероприятие пришло на фоне напряженности, вызванной конкуренцией на море, и перед официальным визитом Си Цзиньпина в Соединенные Штаты.

В последнее время некоторые голоса в правительстве пытались взять назад наиболее яркие антияпонские заявления, иногда вообще не упоминая о роли Японии в войне.

Отвечая на вопросы о том, почему представители Страны восходящего солнца не посетили парад, чиновник из министерства обороны КНР сказал, что парад «не был направлен против каких-либо стран, в том числе против Японии или японского народа, и никак не связан с китайско-японскими отношениями».

Но Шен Дингли, профессор, заместитель декана Института международных исследований при университете Фудань в Китае, заявил, что парад, конечно, имел прямое отношение к Японии и США.

«Мы как бы говорим Японии: «Тогда вы вторглись к нам, мы воевали и победили. Если вы попробуете помешать нам в будущем, мы снова будем воевать и снова победим. И вот оружие, которое нам поможет. Если Япония вторгнется в Китай, мы будем бороться, а если США нападут на Китай вместе с Японией, мы будем бороться и с США».

5 сентября 2015, 14:29
0
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

0:1623:4622:3721:4620:4118:5617:2315:2813:4212:3411:4310:469:378:4323:4622:3721:4620:4118:5616:2314:2912:3411:4310:469:37
Все новости »

Другие рубрики