The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Евроинтеграционная риторика все меньше значит для Украины

25 мая 2015, 22:19
0
Версия для печати Отправить
Евроинтеграционная риторика все меньше значит для Украины

Власть исчерпала возможность доказывать свою эффективность успехами на пути евроинтеграции

Спустя полтора года после Вильнюсского саммита Восточного партнерства, ставшего точкой невозврата в новейшей украинской истории, евроинтеграционная риторика занимает все меньше места в повестке дня украинской власти. И на то есть множество объективных причин. Украинцам же приходится исподволь приучаться думать о более реалистичных стратегических ориентирах.

ТОПТАНИЕ НА МЕСТЕ

Источники в украинских дипломатических кругах не скрывают, что Рижский саммит Восточного партнерства, проходящий 21–22 мая, рискует оставить после себя привкус разочарования. Еще 8 апреля Президент Украины Петр Порошенко заявлял, что в Риге Украина планирует решить для себя два главных вопроса: признание европейской перспективы для Украины и предоставление безвизового режима с 1 января 2016 года.

Но чем ближе становилась дата мероприятия, тем большие сомнения вызывали эти надежды. К началу работы саммита европейские дипломаты на условиях анонимности неоднократно сливали в СМИ информацию о том, что в декларации, принятой по результатам саммита, не будет даже намеков о перспективах европейской интеграции для Украины, Грузии и Молдовы. Тон еще 22 апреля задал комиссар Европейской комиссии по вопросам расширения и политике добрососедства ЕС Йоханнес Хан, заявивший, что в ближайшие десять лет расширения ЕС не предвидится. А уж если оно и произойдет во второй половине 2020-х годов, то среди стран — претенденток на членство в объединенной Европе шансы пока есть разве что у Сербии.

Откровенно говоря, и десятилетняя перспектива обретения членства в ЕС выглядела для Украины уж слишком оптимистичной — но это как раз тот случай, когда подтверждение даже призрачных и довольно неконкретизированных надежд с политической точки зрения было важнее их принципиальной реализуемости.

Для украинской власти действительно очень важен вопрос о принципиальном признании права нашей страны на членство в Евросоюзе.

Во-первых, это едва ли не единственный внятный целеполагающий ориентир. Без него отвечать на вопрос, ради чего украинцы вышли на Майдан поздней осенью 2013-го со всеми вытекающими трагическими последствиями, крайне затруднительно.

Во-вторых, получив хотя бы намек на такую перспективу, власть смогла бы оправдать собственную непоследовательность и нерасторопность в проведении реформ: мол, да, есть сбои, промедления и ошибки, но Европа-то признает, что стратегически мы движемся в правильном направлении.

В этом-то моменте и кроется камень преткновения. В Брюсселе прекрасно понимают, что и теоретическое признание «европейской перспективы» станет мощным индульгирующим фактором для украинской власти — после чего она, не исключено, окончательно впадет в «реформаторскую спячку», повторяя, как мантру, что Европа-де ее усилия уже оценила. Выдавать такой аванс Евросоюз, естественно, не спешит, да и в «европейском доме» собственных проблем по горло. Согласно последним статданным уровень минимальной зарплаты беднейшей страны ЕС Болгарии в 9 раз ниже, чем в Германии (но впятеро выше, чем в Украине). Тут уж не до приема новых полунищих членов.

ТАКТИЧЕСКИЕ УСПЕХИ

«Утешительными призами» для Украины при отсутствии стратегического прорыва остаются два пункта: о введении безвизового режима и о введении зоны свободной торговли.

Причем власть надеется, что и то и другое могло бы вступить в силу с 1 января 2016 года.

Но насчет безвизового режима есть обоснованные сомнения. Вопрос о сроках его предоставления решался до самого начала саммита. Дипломаты с обеих сторон уверяют, что проблема носит не политический, а технический характер, и даже призывают не увязывать ее с восстановлением Украиной полноценного контроля над восточной границей. Мол, План действий по визовой либерализации сам по себе, а выполнение Минских соглашений — само по себе. Впрочем, и упомянутый план, как признали в украинском МИДе, полностью не выполнен. Поэтому в Риге отечественная делегация может «получить сигнал», а не четкие сроки.

С ЗСТ ситуация складывается удачнее. Как ни странно, благодаря позиции РФ: буквально в последний момент в ходе трехсторонних консультаций Россия сняла свои возражения относительно полной имплементации соглашения о создании ЗСТ Украина — ЕС с 1 января 2016 года. Обсуждение оставшихся технических вопросов планируют завершить в июле т.г. Уступчивость Москвы, ранее требовавшей отсрочки вступления в силу экономической части соглашения об ассоциации, объясняется вполне прозаическими причинами. Товарооборот между странами за последний год и так сократился на треть, украинская экономика ушла в крутое пике, и необходимость защиты российского рынка от украинского импорта утратила актуальность.

ГДЕ ИСКАТЬ НОВЫЙ МАЯК

Принципиально власть, скорее всего, сможет объяснить, почему «европейская мечта» скрылась в тумане неопределенного будущего. Для этого достаточно использовать традиционный «военный аргумент» — все равно до завершения АТО и установления гражданского мира в Донбассе говорить о евроинтеграции преждевременно.

Но для того, чтобы сделать правильные выводы из сложившейся ситуации, нужно отметить следующее. Нынешняя «потеря ориентира» была запрограммирована и самой властью, и обществом. Все дело в том, что украинцы уже второе десятилетие не могут избавиться от привычки искать цели за пределами самой Украины. Ведь именно вступление в ЕС или НАТО рассматривалось как главная задача и «венец развития» страны. Присоединение к европейскому или евроатлантическому сообществу превратилось в самоцель, в итоге само прилагательное «европейский» превратилось в бессодержательный маркер. «Европейские реформы», «европейские ценности», «европейский уровень жизни» — за красивыми словами отсутствовала конкретика.

Такой подход был удобен для власти, так как позволял избегать четких планов действий с реально достижимыми показателями. Он же позволял принимать законы со штампом «Европа одобряет», совершенно не заботясь о механизмах их выполнения. Он же перекладывал на «Европу» оценку деятельности власти.

Но жизнь расставляет все на места, вынуждая прощаться с иллюзиями. Наиболее надежным критерием успешности политических элит останутся не выводы Венецианской комиссии, а содержимое кошельков самих украинцев.

25 мая 2015, 22:19
0
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

18:5616:2313:4212:3411:4310:469:378:4623:4622:3721:4620:4118:5616:2314:2912:3411:4310:469:378:430:1622:4722:1921:4621:01
Все новости »

Другие рубрики