The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

О будущем добровольческих батальонов

3 апреля 2015, 12:59
0
Версия для печати Отправить
батальон Азов

Один из пунктов минских договоренностей предусматривает разоружение всех незаконных формирований, задействованных в конфликте на востоке Украины

Такая формулировка, очевидно, касается не только вооруженных подразделений непризнанных ДНР и ЛНР, но и до сих пор не легализованных отрядов украинских добровольцев, воюющих в Донбассе.

Военное руководство Украины ведет переговоры с лидерами этих сил, чтобы наконец-то официально оформить и каким-то образом подчинить добровольческие объединения, крупнейшим из которых является Добровольческий украинский корпус «Правого сектора».

О будущем добровольческих батальонов, фото - Общество. «The Kiev Times»

Украинская служба Би-би-си попыталась разобраться, пойдут ли «дуковцы» на легализацию, и возможен ли силовой сценарий их расформирования в случае отказа.

Официальные добровольцы

Украинские добровольцы воюют в Донбассе против вооруженных формирований сторонников самопровозглашенных ДНР и ЛНР с весны прошлого года.

Лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош в интервью Украинской службе Би-би-си вспоминал, что впервые участвовал в бою 20 апреля 2014 года под Славянском.

С начала боевых действий различные добровольческие формирования постоянно подчеркивали, что главное их преимущество по сравнению с другими подразделениями украинской армии и Нацгвардии — высокая мотивация бойцов.

В то же время в Генеральном штабе нередко жаловались на проблемы с координацией действий кадровых частей с отрядами добровольцев во время наступательных или оборонительных операций.

Сейчас большинство добровольческих подразделений входят или в структуру МВД (в частности, Нацгвардии) или подчиняются минобороны.

Например, «Айдар» изначально создавался как батальон министерства обороны (хотя, по словам его бывших бойцов, многие добровольцы батальона не были оформлены официально как участники спецоперации на востоке Украины), а полк «Азов» — как формирование при МВД, которое с ноября стало подразделением Национальной гвардии.

О будущем добровольческих батальонов, фото - Общество. «The Kiev Times»

Батальон имени генерала Кульчицкого, где служат многие участники «Самообороны Майдана», также сразу формировался в рамках Нацгвардии.

Батальон «Донбасс» вошел в состав Нацгвардии еще в мае, хотя с официальным оформлением его бойцов возникали серьезные проблемы.

В структуре МВД находится много других подразделений, которые изначально формировались из добровольцев, такие как батальон «Киев-2» или полк «Днепр».

В то же время добровольческий батальон «Шахтерск» вообще расформировали в октябре из-за проблем с дисциплиной.

Многие добровольцы официально служат в различных подразделениях ВСУ, например, в третьем батальоне 79-й Николаевской бригады (батальон «Феникс»).

«Нереестровые» подразделения

Параллельно с «официальными добровольцами» в Донбассе воюют добровольческие формирования, которые до сих пор не имеют никакого официального статуса и формально не подчинены ни МВД, ни Минобороны, ни СБУ.

Ситуация чем-то напоминает «реестровое» и «нереестровое» казачества ХVІІ века.

О будущем добровольческих батальонов, фото - Общество. «The Kiev Times»

Самым известным нелегализованным объединением является Добровольческий украинский корпус (ДУК) — военизированное крыло движения «Правый сектор».

«Если брать все отдельные боевые и резервные батальоны, а также учебный центр в Десне, то в ДУК сейчас находятся до 10 тысяч человек по всей Украине», — рассказывал в начале февраля Дмитрий Ярош. Многие «дуковцы» со временем переходят в официальные части, например, полк «Азов».

Другие сравнительно известные неофициальные формирования — «Батальон ОУН», которым руководит активист Николай Кохановский, и который входит в структуру ДУК, а также Батальон имени Джохара Дудаева, объединяющий выходцев из Чечни и Кавказа.

Общее количество бойцов, воюющих в нелегализованных формированиях на украинской стороне, неизвестно.

При этом украинское минобороны призывает не называть такие подразделения батальонами.

«Группка из 30-40 человек, которые называют себя батальоном, это, конечно, звучит грозно, но от этого не меняется сущность. Штатный состав, например, мотопехотного батальона — более 600 человек», — говорит помощник министра обороны и советник президента Юрий Бирюков.

«Другая модель поведения»

25 марта председатель СБУ Валентин Наливайченко в эфире украинского «5 канала» заявил, что все, «кто не захочет войти в состав ВСУ, МВД, Нацгвардии, СБУ, должны сдать оружие и выбрать другую модель поведения — покинуть зону АТО, более того, не создавать и не быть в составе любых незаконных милитаристских или парамилитаристских объединений».

О будущем добровольческих батальонов, фото - Общество. «The Kiev Times»

Позже в ДУК заявили о якобы ультиматуме от военного руководства об уходе из зоны спецоперации.

«Нам говорили до 27 марта выйти из «Сектора М» (Район Мариуполя и Широкина. — Ред.), а 1 апреля покинуть зону АТО», — рассказал Украинской службе Би-би-си представитель «Правого сектора» Артем Скоропадский.

В Генштабе информацию об ультиматуме отрицали.

«Никаких ультиматумов ребятам-представителям добровольческих батальонов не ставили. Им предложили для систематизации и упорядочения деятельности всех подразделений, выполняющих задачи в зоне АТО, войти в состав Национальной гвардии Украины, или через районные военные комиссариаты призваться в ряды Вооруженных сил Украины», — пояснил и.о. спикера Генштаба Владислав Селезнев.

Следует учитывать, что в пункте 10 «Комплекса мер по выполнению Минских договоренностей» говорится о «разоружении всех незаконных групп», что может быть одной из причин нынешнего давления на неофициальных участников АТО с стороны украинских властей.

Отдельная структура

В «Правом секторе» говорят: ДУК уже давно хочет легализоваться, но только на определенных условиях. Сейчас продолжаются переговоры с военным руководством.

«В Нацгвардию мы не пойдем принципиально, ведь это структура МВД, где до сих пор не проведена люстрация», — рассказывает пресс-секретарь ДУК Артем Скоропадский.

О будущем добровольческих батальонов, фото - Общество. «The Kiev Times»

В самом Добровольческом корпусе говорят, что не против стать частью ВСУ, ведь это позволит получить вооружение и технику от государства

Он добавляет, что ДУК хочет войти в состав вооруженных сил как отдельная структура, «без генералов, которых бы нам присылали».

«Нам же предлагают вообще распустить Корпус и идти через районные военкоматы записываться в ВСУ … Мы скорее останемся в нелегальном статусе, чем будем распускать ДУК», — добавляет Артем Скоропадский.

Подробно о видении «дуковцев» рассказал Дмитрий Ярош, который недавно встречался с руководителем «Антитеррористического центра» СБУ Василием Грицаком.

«Мы договорились, что как можно скорее будет зарегистрирован законопроект, по которому ДУК «Правого сектора» должен стать основой для создания организации, подобной Союзу обороны Эстонии, Кайтселийт (Официальное эстонское военизированное формирование, которое вместе с армией составляет «Силы обороны» страны. — Ред.), когда есть резервные и боевые подразделения», — пояснил Дмитрий Ярош в эфире украинского телеканала 112.

По его словам, «дуковцы» стремятся подчиняться непосредственно начальнику Генштаба.

«Возможно, сформируем отдельную бригаду из своих батальонов», — предполагает лидер «Правого сектора».

Он также выразил уверенность в том, что компромисс с военным руководством будет найден.

Переговоры продолжаются

Юрий Бирюков подтвердил Украинской службе Би-би-си, что переговоры с ДУК продолжаются.

«Им надо легализоваться, и они хотят легализоваться, переговоры идут», — сказал он.

О будущем добровольческих батальонов, фото - Общество. «The Kiev Times»

Однако для особого статуса в ВСУ действительно нужны серьезные нормативные изменения.

«Для автономии пусть инициируют изменения в Устав ВСУ, и тогда это станет возможным. Пока этот документ не предусматривает подразделений, которые, например, подчиняются напрямую главнокомандующему», — объясняет Юрий Бирюков.

Также стало известно, что Дмитрию Ярошу предложили стать советником начальника Генштаба. Он признает, что такой шаг стал бы полезным с точки зрения поддержки и легализации добровольческого движения в Украине.

Силового сценария не будет

Все стороны переговоров отмечают, что никакие жесткие сценарии расформирования или разоружения нелегализованных формирований добровольцев не рассматриваются.

О будущем добровольческих батальонов, фото - Общество. «The Kiev Times»

«Силового варианта разоружения не будет», — говорит Юрий Бирюков.

«Они что, пошлют специальные штурмовые группы МВД или СБУ против Корпуса? Если командир одной из бригад шел по избирательному списку «Правого сектора» (Речь идет об Олеге Микаце, который на момент выборов командовал 93-й бригадой. — Ред.), будет ли он против нас выступать?» — спрашивает Артем Скоропадский.

«Не думаю, что кто-то решится пустить силу, скажем, Нацгвардии или ВСУ, против силы ДУК. Это дополнительная дестабилизация для всей страны. Это не выгодно никому, кроме Путина», — отмечает директор военных программ Центра Разумкова Николай Сунгуровский.

«Если бы люди увидели реформы в Генштабе, включая смену одиозных фигур, в адрес которых сейчас высказывается больше всего претензий, думаю, здесь можно было бы найти общие подходы и решения. Но поскольку шагов в ответ никто не видит, то и позиция другой стороны (нелегализованных добровольцев. — Ред.) остается такой же принципиально отличной от позиции властей», — объясняет эксперт.

3 апреля 2015, 12:59
0
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

11:4310:469:378:4923:4622:4721:3620:4118:5616:2314:2912:3411:4310:469:378:430:1623:4622:4722:1921:4621:0120:4119:5318:56
Все новости »

Другие рубрики