The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Гиркин — неудачник с манией величия, — Бородай

1 марта 2015, 18:43
45
Версия для печати Отправить

Бородай прокомментировал свои отношения с Гиркиным

У боевиков ДНР бывший глава минобороны ДНР Игорь Гиркин (Стрелков) большим уважением не пользовался после бегства из Славянска в Донецк. Там он проявил себя как посредственный командир, а также как мстительный и склонный к истерикам неудачник с манией величия.

Об этом заявил первый главарь ДНР Александр Бородай в интервью Эксперт Online, пишет obozrevatel.com.

По мнению Бородая, сбежавший в Москву Гиркин был готов сдать захваченный при поддержке России Донецк силам АТО. В подтверждение своим словам он назвал бывшего коменданта Горловки, полевого командира ДНР Игоря Безлера (Беса) и министра госбезопасности непризнанного Приднестровья, а ныне – заместителя премьер-министра ДНР, генерал-лейтенанта, профессора Академии военных наук России Владимира Антюфьева. Как утверждает Бородай, Безлер и Антюфьев располагают копией приказа Игоря Гиркина об отступлении террористов из Донецка на территорию РФ. Антюфьев впоследствии этот приказ отменил.

«Есть Антюфеев, у которого на руках документальные доказательства попытки сдачи Стрелковым Донецка. Есть Безлер, у которого, с его слов, хранится экземпляр стрелковского приказа о сдаче Горловки (он был саботирован Бесом). Есть Хмурый, он же генерал Петровский, уж на что, казалось бы, «стрелковский человек», но и он давеча вспоминал, как Игорь отдал ему приказ отправляться вместе со спецназом в Снежное, которое надо было удерживать до подхода основных сил драпающего из Донецка во главе с министром обороны ДНР войска. Хмурый тоже не оценил величие замысла и отказался выполнять приказ… А есть еще Захарченко, Ходаковский, Конанов…», — сказал Бородай.

Он считает, что лавры героя Гиркину в России приписали незаслуженно. Чтобы расставить все точки над «i», Бородай предложил обратиться лично к нынешней правящей верхушке ДНР и задать вопрос о готовности Гиркина уйти из Донецка.

«Почему же адептам Стрелкова, если они так уверены в его непогрешимости, не задать каждому из них прямой вопрос: «Была попытка сдачи, или нет?»» — сказал Бородай, у которого в после бегства в Россию обострились отношения со сторонниками Гиркина, которых он называет «адептами Стрелкова».

Он попытался объяснить феномен Гиркина тем, что россияне «соскучились по героям», с которыми в нынешней России дела обстоят неважно.

«Те люди, с которыми я общаюсь многие годы, и которые являются русскими патриотами, уж точно хуже ко мне относиться не стали, за исключением самого Стрелкова. Если серьезно, большинство «ССС» – «Секты свидетелей Стрелкова» – это патриотические неофиты. Люди, которые вспомнили о Родине недавно. Большинство, похоже, составляют экзальтированные дамы постбальзаковского возраста, с не очень высоким уровнем образования. Есть, конечно, и много обычных порядочных людей. Просто они некритически восприняли «миф о Стрелкове». Миф, к созданию которого я и сам приложил немало усилий. Эта «некритичность» сознания во многом связана с тем, что народ давно истосковался по настоящим героям. И тех, кто отнимает «любимую игрушку» – меня в частности, люди, естественно, недолюбливают», — разоткровенничался террорист Бородай.

«Впрочем, я, в отличие от Игоря, действительно не политик. И мне популярность среди народных масс «ЖЖистов» и «фейсбучников», мягко говоря, не слишком важна. Не буду врать, что мне приятно наблюдать потоки откровенной клеветы и оскорблений, которые вываливаются в мой адрес и не только в мой Игорем Ивановичем и его платными и бесплатными сторонниками, но «собака лает, а караван идет»», — прокомментировал Бородай разброд и шатание в стане приверженцев проекта «Новороссия».

Отставной главарь фейковой республики считает, что на поведение Гиркина следует обратить особое внимание с того момента, когда украинские войска освободили Славянск, из которого бежали боевики во главе с Гиркиным.

«Чтобы понять, «как было» надо начинать с момента прихода Игорька из Славянска. Он тогда «заодно» очистил от нашего присутствия не только сам Славянск, но и огромную часть территории ДНР, много крупных населенных пунктов: Краматорск, Дружковку, Константиновку, Артемовск. С большим количеством населения. В некоторых случаях с удобными позициями для обороны. Он уже появился в Донецке в несколько, скажем так, подавленном состоянии. Разуверившийся в возможности победы, считающий, что «Россия нас предала»…Игорь потратил много часов для того, чтобы убедить меня в том, что это отступление было неизбежным и правомерным», — рассказывает Бородай.

«Он… сдал Славянск, чтобы прибежать в Донецк и спасти его от капитуляции, которую, якобы мы планировали», — возмутился бывший премьер-министр ДНР.

«Кстати, по выходу из Славянска, он изначально и не собирался в Донецк. Планировал остаться в Горловке. Но не сложилось. «Бес» оказался недостаточно гостеприимен. Но дальше стали происходить другие вещи. В частности, именно Игорь сдал Карловку. Это очень важный момент. Карловка – это «западные ворота» в Донецк. Пока Стрелкова не было, Карловка держалась. Причем прекрасно. Её обороняли разные подразделения, действовавшие в координации. В первую очередь там были бойцы из «Востока» и от «Беса». Были и подразделения «Оплота»», — сказал Бородай.

По его словам, Гиркин сдал Карловку из боязни попасть в окружение. Бородай обвинил Гиркина в том, что силы АТО освободили Авдеевку и Пески,

«Когда Игорь хотел провести это решение в жизнь (оставить Карловку – ред.), оно никому не понравилось. Все командиры сошлись на мнении, что Карловку необходимо продолжать оборонять. Кстати, неприязнь Ходаковского к Стрелкову тогда и зародилась, как к человеку, который не совсем адекватен ситуации. На совете командиров было принято решение Карловку не оставлять. Стрелков тогда был вынужден с этим решением смириться. Точнее сделать вид, что смирился. Через три дня примерно он тихонько отвел подчинявшиеся ему подразделения. И оставил в итоге всех остальных без фланговой поддержки, чем вынудил остальных к отступлению. То есть он поставил нас перед фактом», — рассказал Бородай о «командирских талантах» Гиркина.

По его словам, проводить разбор полетов с «героем Новороссии» было бессмысленно.

«Я к этому времени понимал, в каком состоянии находится легендарный «министр обороны» и мне было важнее, чтобы он чего-то нового не «накосячил»… Хотелось обойтись без звонких скандалов», — посетовал Бородай.

Он отметил, что Гиркин оказался человеком со слабой психикой, живущим в мире иллюзий. Министр обороны, считает успокаивавший его тогда Бородай, не готов адекватно принимать поражение и делать из этого выводы.

«Неприятно об этом вспоминать. По-разному было. Истерики, крики какие-то, изредка слезы, приступы депрессии. Я психотерапевтом каким-то себя чувствовал. Проводил ежедневные «успокаивающие» беседы. И сам злился из-за этого. Хватало, мягко говоря, других занятий. И потом надо понимать психологию Игоря. Так, как понимаю ее я, после почти двух десятков лет общения. Кстати, я ж крестный одного из его детей. Почти родственник. Дело в том, что он всю жизнь роль отыгрывает. Несгибаемого белого офицера. Рыцаря из «лебединого стана». Поэт Арсений Несмелов ему нравится – теперь я вспомнил, кто у меня книжку увел. Проблема в том, что белых, к сожалению, били. Предавали, поносили и… били. Они, несломленные, отступали. Уходили в «ледяные походы» из Ростова или по Сибири, как армия Каппеля. Поэтому, сознательно или подсознательно, «героическое отступление с развернутыми знаменами» – это основной полководческий стереотип Игоря Всеволодовича Гиркина. Он был готов примерить на себя роль Корнилова, Дроздовского и тому подобное», — вспоминает Бородай.

Довольно иронично он отозвался и о бегстве Гиркина с Донбасса обратно в Россию.

«Он же всю жизнь хотел славы. Воинских почестей, лавров. Даром, что ли, он так злился на свою контору, которая до событий уволила его «без права ношения мундира». А к приходу в Донецк он свою славу уже заслужил. Но ему хотелось «лавры» руками потрогать. И у него были очень преувеличенные представления о том, как его встретят в России. Я же знаю его мечты и надежды. Примерно так они выглядели тогда: «Кремль. Георгиевский зал. Навытяжку стоит Игорь в иисиня-черном новеньком генеральском мундире. К нему подходит президент. Вручает звезду Героя России. Потом обнимает и, роняя скупую мужскую слезу, шепчет: «Спасибо, сынок». Потом поворачивается к свите и говорит: «Вот теперь я знаю, на кого могу оставить Россию». Свита ахает, ужасается и завидует…». Как-то так. Ну, не сбылось… Ну зачем же пытаться мстить за несбывшиеся фантазии ? Это ж делу вредит. Тому самому, за которое он же рисковал, за которое люди погибли…», — язвительно отозвался Бородай о Гиркине.

По мнению бывшего премьера ДНР, Гиркин оказался довольно посредственным командиром.

«Как-то неудобно оценивать чужие полководческие таланты. А то: «Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны». Но, поскольку я не «со стороны» видел – немного скажу. Тусовались как-то очень вдали от боевых порядков. Командиры батальонов были предоставлены сами себе. Ну, побегали по Степановке от вражеской авиации. Вывезли на своих машинах нескольких раненых бойцов. Вот и все дела. …Я участвовал в одной из «его операций» во время второй чеченской войны. Тогда он командовал малой группой. План разработал нормальный, а потом практически ничем не руководил, хотя и проявил себя как рядовой боец. Операция прошла успешно, хоть и не с первого раза, но это было чистое везение. Одним словом, «операцию спланировать он может. Как рядовой боец был раньше весьма неплох (на этой войне – не видел). Командовать на поле боя – не может. Уходит в себя. Впрочем, это моя сугубо личная точка зрения», — подчеркнул Бородай.

Во время интервью террорист совершенно не скрывал, что ездил регулярно в Москву.

«Я в Москве в очередной раз был. У меня такая функция была, что приходилось раз в три-четыре недели выбираться туда», — сказал называвший себя «борцом за независимость Донбасса» Бородай.

«Руководство «Республики» с точки зрения международной общественности выглядело довольно вызывающе: премьер-министр Бородай – москвич, его первый зам, хотя и уроженец Риги, но тоже москвич, и самая известная фигура в правительстве Игорь Стрелков – москвич», — рассказывает «борец за интересы народа Донбасса».

В ходе беседы он отметил, что у Гиркина возник своеобразный «комплекс героя», который у него проявлялся в громких и ярких заявлениях на различны форумах и пресс-конференциях. Это стало причиной, по которой Гиркин пытался узурпировать власть и стал сильно тянуть одеяло на себя. В реальности, отмечает Бородай, все обстояло совершенно иначе, и авторитет Гиркина среди боевиков ДНР стремился к нулевому уровню.

«Его приказы не выполнялись, а он ничего об этом не знал. Работал альтернативный штаб, который их корректировал. Даже части его «личной» Славянской бригады часто шагали совсем не в ту сторону, в которую он их направил. Многие донецкие формирования, такие, например, как «Оплот» и «Восток», в принципе не подчинялись Стрелкову. Ходаковский вообще ни на одном его штабном совещании не был – ко мне приезжал, а «Оплот» я специально на заседании правительства передал Стрелкову в оперативное подчинение. Но только в оперативное. И снабжение у «Оплота» и «Востока» тоже было отдельное, что очень бесило министра», — рассказывает Бородай.

На вопрос корреспондента о причинах личной неприязни Гиркина к Бородаю, тот заявил, что их было несколько. Одной из причин стало задержание и арест «соратницы» Гиркина по имени Вика-Вика.

«Он знал о ее махинациях, тот же Хмурый целыми пачками документы ему на стол клал. Но Стрелков очень падок до лести. А Вика-Вика постоянно произносила фантастические монологи, вроде таких: «Игорь Иванович! Вы знаете, я никому не верю. Все сволочи. Все! Я себе не верю, а верю, Игорь Иванович, только вам! Только в вас я вижу свою надежду. Россия за вас! Я за вас умереть готова!» После этих завываний, Игорь, который еще полчаса назад собирался Вику-Вику сам арестовывать, начинал «плыть» и давал этой даме новые полномочия и повышения. При этом сам Стрелков никогда ничего не крал. В этом я абсолютно уверен. Его это все просто не интересует. Он в другие игры играет. Но к чужому воровству почему-то он относится очень легко. Мол, все воруют – и эти не лучше, не хуже…», — рассказывает Бородай.

«Из-за того, что он сам ее освободить не сумел и при этом страшно оскандалился, вступив в публичный конфликт с тем же Антюфеевым. А я позже Вику-Вику не стал освобождать, хотя у меня и была такая возможность. Так он и заявил мне уже в Ростове: «Не прощу этого тебе никогда, мстить буду». Ну, вот и мстит», — комментирует Бородай свои «теплые» отношения с Гиркиным.

«В заключение нашего, на мой взгляд, слишком затянувшегося разговора об Игоре Гиркине-Стрелкове, хочу сказать следующее: мне очень его жалко. Он сумел зубами вырвать у истории свой шанс стать народным героем. Но, несмотря на опыт реконструктора, не выдержал до конца предназначенной ему роли. Достойно уйти не смог… Он уже более полугода сидит в Москве и истошно, как крачка, орет. Он льет грязь на всех своих соратников, кроме личного окружения. И если бы он «поливал» только нас – «отставников ДНР»: меня, Антюфеева, Безлера, Хмурого (ему тоже «на орехи» досталось) и других. Некрасиво, конечно, но история нас рассудит», — сказал Бородай. Он отметил, что Гиркин жестко критикует также нынешнее руководство ДНР — Захарченко, Кононова и Пургина.

1 марта 2015, 18:43
45
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

23:4622:4721:3620:4118:5616:2314:2913:0112:2312:1410:469:599:268:4323:4621:4620:4116:3216:2314:2913:3312:4712:0311:4310:46
Все новости »

Другие рубрики