The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Почему так труден путь к миру?

15 января 2015, 15:28
168
Версия для печати Отправить
АТО

Эксперты о теракте под Волновахой, новой волне мобилизации и почему так труден путь к миру

Владимир Кара-Мурза-старший: Президент Украины Петр Порошенко объявил 15 января днем траура по жертвам боевых действий на востоке страны. Заявление главы государства прозвучало сегодня, 14 января, во время встречи с председателями областных государственных администраций. «Я принял решение провозгласить 15 января днем траура по всем, кто погиб от рук террористов, в первую очередь по 12 мирным жителям, которые погибли 13 января», — цитирует Порошенко пресса.

Сегодня же во время этой встречи он объявил, что подписал указ о проведении мобилизации в 2015 году. В соответствии с этим указом, будет проведено три волны частичной мобилизации. Накануне президент, комментируя в своем обращении к украинскому народу произошедшее под Волновахой, пояснил, что Киев вынужден усилить ограничения на передвижение через линию разграничения со стороны территорий, подконтрольных ополченцам.

Украина: война продолжается? – такой риторический вопрос мы вынесли в заголовок нашей сегодняшней беседы с Валерием Семененко, заместителем руководителя региональной организации «Украинцы Москвы».

Валерий Фокович, почему никак не могут реализоваться минские соглашения?

Валерий Семененко: Минские соглашения были подписаны 5 сентября прошлого года. Они содержат 11 пунктов. Есть еще 12-й пункт, технический. Мне кажется, что минские соглашения не могут быть реализованы, поскольку противоборствующие стороны совершенно по-разному смотрят на эти соглашения. Это первое.

Второе. Вчитываясь во все эти 11 пунктов, я вижу, что если бы они выполнялись, то… Например, пункт о выборах в так называемых Луганской и Донецкой республиках. Там они должны были пройти 7 декабря и по украинским законам. То есть вся политическая структура Украины должна принять участие в выборах. Должна пройти избирательная кампания, для всех абсолютно свободная, и все должны быть допущены. Выборы должны пройти под строгим международным контролем. А украинские власти так и говорят: «Мы будем вести переговоры, если люди изберут свои легитимные органы власти». Мне кажется, что местные товарищи, то есть сепаратисты и их наставники из России, скорее всего, все это дело просчитали и поняли, что если выборы будут проводиться именно так, то этим товарищам-сепаратистам мало что светит. То есть, скорее всего, подавляющего большинства они не получат в тех органах власти, которые будут избраны. Поэтому они пошли по такому пути: они быстренько, где-то за два-три недели, создали свои партийки — «Свободный Донбасс» и «Донецкая Республика», например, их допустили к власти, соответственно, поделили места.

Я спросил спикера Андрея Пургина: «Почему вы даже коммунистов не допустили к выборам?». Он ничего не мог ответить. «Нет, там были коммунисты». Я говорю: «Они были в составе ваших партий, а как самостоятельная политическая сила Коммунистическая партия Украины – почему она не принимала участие в выборах?». Толком он ничего не мог ответить.

И вот это является краеугольным камнем – с кем вести переговоры, чтобы действительно после этого договориться о чем-то, сделать уступки взаимные и идти дальше. Получается, что переговоры вести не с кем.

Владимир Кара-Мурза-старший: У нас на прямой телефонной связи Николай Маломуж, генерал армии, председатель Службы внешней разведки Украины в 2005-2010 годах.

Николай Григорьевич, насколько своевременно сейчас объявление всеобщей мобилизации, о которой заявил сегодня президент Порошенко?

Николай Маломуж: Я считаю, что укреплять Вооруженные силы, конечно, необходимо, потому что до этого времени они постоянно деградировали. Ряд мобилизаций уже явно укрепили Вооруженные силы. Но необходима ротация.

Но сейчас мы все-таки думаем призывать только профессионалов по отдельным специальностям и тех людей, которые подготовлены к службе, а не всех подряд. Потому что это, конечно, не будет поддержано населением. То есть это риск и определенное непонимание. И основной акцент делался и на Совете безопасности, и на Верховном Совете, чтобы призывать профессионалов, которые имеют боевой опыт и военные специальности. Конечно, учитывая и пожелания граждан, которые готовы к защите и обороне. Но необязательно, что к военным действиям.

Мы сейчас отстаиваем позицию все-таки все силы направить на мирное урегулирование в зоне конфликта – на уровне военных, спецслужб и контактных групп со всех сторон – Украина, боевики, представители Российской Федерации и ОБСЕ. С другой стороны – это, конечно, «минский формат», который нужно срочно возобновить, чтобы закрепить мирные договоренности, которые сейчас будут достигнуты тактически. Я не говорю о тех больших – это само собой. И третий формат, он более существенный. Я его называю или «нормандский», или «расширенный», когда первые лица государств – России, стран «Семерки» и Украины – должны выйти на полное урегулирование, с полным контролем границы, отвод иностранных войск со всех сторон, разоружение и восстановление Донбасса. Эта модель должна уже работать на высшем политическом уровне — с участием первых лиц «Семерки», Путина и Порошенко.

Владимир Кара-Мурза-старший: А сейчас у нас на связи Денис Гаврилов, помощник начальника штаба обороны Мариуполя, глава организации «Единый Мариуполь».

Денис, чем вы объясняете сегодняшний виток конфронтации? И почему никак не реализуются минские соглашения?

Денис Гаврилов: Безусловно, не реализуются они по той причине, что не с кем вести переговоры. Я считаю, что переговоры необходимо проводить не с террористами, а непосредственно с Российской Федерацией. Хотя, как мы видим из последних событий, Российская Федерация сама является террористической державой, которая внедряет терроризм во все остальные страны. Безусловно, я являюсь сторонником мирного урегулирования конфликта. Нужно понять, с кем вести переговоры, кто готов на мирное урегулирование этого конфликта. Я думаю, что самый оптимальный формат – это Украина, ЕС, США и Россия – в таком формате нужно проводить переговоры.

В начале сентября был подписан минский протокол. Но мы в Мариуполе с этого времени еще ни разу не ощутили хоть какого-то положительного эффекта от минских договоренностей. У нас практически ежедневные обстрелы. Безусловно, бывает затишье, но не так часто. Но даже в это затишье, когда нет ярких обстрелов, все равно летают беспилотные летательные аппараты, проводится разведка. То есть определенная работа ведется. Поэтому пока мы здесь, на передовой, ощутимого результата от минских протоколов не видим.

Близлежащие села – 5-20 километров от Мариуполя – как страдали от обстрелов террористов, так и страдают. Дома как разрушались, так и разрушаются. Люди как гибли, так и гибнут. Вчера случилась ужасная трагедия в Волновахе. И мариупольцы находятся в подавленном состоянии. Мы подобную трагедию пережили в конце октября, когда обстреляли поселок Сартана, который находится недалеко от Мариуполя. Тогда тоже стреляла артиллерия. Снаряд попал в похоронную процессию, погибло много людей, много было раненых. Мы тогда всей душой, всеми силами пытались помочь сартанцам в их трагедии. Мы принимаем активное участие в помощи семьям погибших в Волновахе. И желаем скорейшего выздоровления раненым.

В субботу мы собираемся провести антитеррористический митинг, на котором мы осудим действия террористических организаций, выразим слова поддержки жителям Волновахи. И хотелось бы, чтобы на этот митинг обратила внимание, прежде всего, европейская общественность. В Украине, я думаю, давно не вызывает сомнений, что так называемые Донецкая народная республика и Луганская народная республика – это обыкновенные бандиты, обыкновенные террористы, террористические организации, с которыми нужно работать по закону. Хотелось бы, чтобы это поняла и Европа. Потому что все-таки не всегда доходит правда до людей, которые живут в европейских странах. Все же некоторые еще думают, что у нас некий гражданский конфликт, что-то Украина внутри себя не поделила, а Россия пытается помочь. Я являюсь сторонником того, чтобы вещи называть своими именами. Я прекрасно понимаю, что антитеррористическая операция – это на бумаге, что называется, а по факту у нас идет реальная война с ядерной державой – с Российской Федерацией. И нужно нам всем сейчас собраться, сплотиться и максимально попытаться перевести в мирную плоскость, в мирное русло все переговоры.

И что касается мобилизации. Мобилизация – это реальная необходимость сейчас. Потому что морально уже утомились наши ребята, и ротация все-таки требуется. А чтобы качественно провести ротацию, нужна мобилизация.

Владимир Кара-Мурза-старший: И у нас на связи Валерий Бурак, общественный активист.

Валерий, кто должен быть стороной переговоров в формате минских договоренностей?

Валерий Бурак: Безусловно, параллельно с Украиной в переговорах должны участвовать не так называемые республики – ДНР и ЛНР, а должны участвовать представители России, как участника конфликта, и Соединенных Штатов, без которых, мне кажется, этот конфликт разрешить абсолютно нереально.

 

15 января 2015, 15:28
168
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

23:4622:4721:3620:4118:5616:2314:2913:0112:2312:1410:469:599:268:4323:4621:4620:4116:3216:2314:2913:3312:4712:0311:4310:46
Все новости »

Другие рубрики