The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Кому выгоден скандал с поставками угля из ЮАР

23 ноября 2014, 9:59
202
Версия для печати Отправить
уголь

Скандал вокруг поставок угля из ЮАР, приведший к отказу зарубежных партнеров от сотрудничества, кажется рукотворным и неслучайным. Назвать тех, кто его затеял, сегодня нелегко (хотя скрытые обвинения фактически уже звучат в высоких правительственных кабинетах). Тем не менее, можно очертить круг бенефициаров этой шумихи и фактического разрыва контракта. Или, по крайней мере, тех, кто сегодня явно претендует на эту роль.

Данные октября текущего года свидетельствуют о том, что Украина по сравнению с аналогичным периодом 2013-го сократила потребление угля на 35%. Сделано это было, разумеется, не от хорошей жизни. Война на востоке привела к тому, что 80% шахт на Донбассе были остановлены.

«Если раньше государственные шахты добывали около 70 тысяч тонн угля в сутки, то сейчас – 20 тысяч тонн», – говорит первый замминистра энергетики и угольной промышленности говорит Юрий Зюков.

Ситуация приняла угрожающий оборот к середине октября – когда на украинских ТЭС запас угля составил всего-навсего 1,8 млн тонн при реальной потребности около 3,5 млн тонн. Нельзя сказать, что это было громом средь ясного неба. Все к тому и шло. Поскольку боевые действия не только подталкивали к закрытию угледобывающих предприятий, но и в значительной степени переписывали саму карту контроля над ними. Осенью в зоне, контролируемой сепаратистами, оказались 83 шахты (из 150 работающих в Украине), на 59 из которых производили энергетический уголь. В минувшем году они закрывали ни много, ни мало 38% общей добычи. Сама эта тенденция заставила правительство искать пути покрытия дефицита угля за счет внешних источников.

Поиск возможных импортеров завершился подписанием 19 августа контракта на поставку одного миллиона тонн «черного золота» между госкомпанией «Укринтерэнерго» и британской Steel Mont Trading Ltd. Цена за тонну энергетического продукта из ЮАР была вполне приемлемой – $86. Однако логистика, предусматривающая доставку угля до конечного потребителя, вызывала увеличение конечной стоимости – $110-112 за тонну.

Тем не менее, на фоне других предложений уголь из Африки выглядел вполне привлекательным. Перу, к примеру, готова была поставлять в Украину топливо необходимого качества на условиях FOB (цена в порту отгрузки, без стоимости доставки груза) по цене аж $150 за тонну. Китай — $105 (FOB). США, правда, — $75 (тоже FOB), однако стандарты качества их продукта были неудовлетворительными. При этом английский трейдер Steel Mont Trading Ltd, по словам директора «Укринтерэнерго» Владимира Зиневича, был единственным, кто согласился на схему расчета, при которой 80% предоплаты осуществляется им и лишь 20% – украинской стороной. Оставшиеся 80% «Укринтерэнерго» должна была перечислять уже после того, как судно с грузом пришвартовывалось в украинском порту.

Читайте: Яценюк готовит трамплин для будущей президентской кампании

Более комфортные условия предлагала Россия – $80 за тонну. Однако с учетом действий Москвы на востоке Украины и перспектив того, что северный сосед в любой момент может перейти от поставок к шантажу (по схеме, которая была обкатана с газом), о какой-то конкретике такого сотрудничества особо не говорили. По крайней мере, на момент подписания «африканского» контракта.

Всерьез рассматривать еще один вариант – с закупкой отечественного угля, цена которого на украинских государственных шахтах в 2013 году составляла якобы $60 за тонну, – тоже не приходилось. Помимо «военных» причин в дело здесь вмешивались и причины сугубо экономические. Реальная стоимость украинского угля, по данным Минэнергоугля, в минувшем году была примерно на $100 выше заявляемой, а разница в цене покрывалась за счет государственных субсидий. Так что, покупая «дешевый» украинский уголь, приходилось фактически залазить в бюджетный карман. Да и кроме того, до освобождения территорий Донбасса, находящихся под контролем боевиков, никто оттуда уголь завозить не собирался. Об этом заявил глава Минэнергоугля Юрий Продан. Уже после того, как вокруг «африканской» сделки (по которой в Украину успели доставить 250 тонн угля, и еще столько же отправить в путь к украинским портам) вспыхнул скандал, а сам министр побывал для дачи показаний в Генпрокуратуре.

Коррупция или игры под ковром?

4 ноября на заседании Совета национальной безопасности и обороны Петр Порошенко усомнился в прозрачности схемы угольного импорта из ЮАР. Претензии президента сводились к тому, что в сделке задействован посредник, без которого можно было обойтись, цена оказалась завышенной, а сама схема, мол, потенциально содержала возможность «отката». ГПУ приступила к расследованию.

В числе прочего ведомство Виталия Яремы интересовало, можно ли действительно при проведении сделки «вычеркнуть» из схемы трейдера. На этот вопрос руководитель «Укринтерэнерго» Владимир Зиневич отвечает: нет. И добавляет: «Сегодня происходит передел рынка угля в Украине. Мне кажется, что поставки угля из ЮАР кому-то мешают». Однозначное «нет» Зиневича в данной ситуации имеет свою логику.

Появление в сделках дополнительных звеньев, отвечающих за логистику, – не новость в украинской и мировой практике. Это, разумеется, не исключает возможности коррупционных схем, но, одновременно, и не гарантирует их. И очень многое здесь зависит, собственно, от репутации трейдера.
У Steel Mont Trading Ltd она специфическая, но ничего криминального в ней пока что никто не обнаружил. Специфика же состоит в том, что компания, прописанная в Лондоне, с уставным капиталом в две акции номиналом по фунту стерлингов каждая и владельцами (через кипрскую Steelmont Holding Limited) – супругами Сарайя из Индии, уже давно и плотно сотрудничает с украинским бизнесом. Настолько плотно, что в британских документах Раджеш Кумар Сарайа фигурирует как резидент Украины. В списке его деловых партнеров – Авдеевский коксохим и Енакиевский коксохимпром, связанные с Ринатом Ахметовым. А также предприятия группы «Евраз», связанные с Романом Абрамовичем. Есть и другие контакты, которые Сарайя осуществлял через еще одну свою фирму. Другими словами, у Сарайя настолько «украинская» биография, что слова господина Зиневича о том, что, мол, его команде пришлось через МИД подыскивать подходящего нероссийского партнера, выглядят по крайней мере лукавством. Но это, однако, не может служить доказательством коррупционности самой схемы.

Многие эксперты, по-видимому, неслучайно сходятся во мнении, что «африканский» контракт представляется более обоснованным в сравнении с закупкой угля в России, о которой активно заговорили в последние недели. Разговоры, собственно, были и раньше (например, в середине сентября Юрий Продан сообщил, что компания «Центрэнерго» планирует частично обеспечивать свои потребности за счет покупки российского угля), однако о конкретных контрактах речь не шла. Ныне же известно, что по крайней мере одна фирма – кипрская Neocar с украинским владельцем – подписала контракт с «Центрэнерго» на поставку угля из Кузбасса по цене $80 за тонну. Каждый месяц до конца года его должно ввозиться в Украину 150 тысяч тонн.

Читайте: «Свобода» возвращается

Такой поворот событий и стал для части аналитиков поводом заявить о выгодности скандала определенным лицам и структурам. Так, директор энергетических программ Центра Разумкова Владимир Омельченко высказал мнение, что некие силы в Украине заинтересованы в отсутствии диверсификации поставок угля и в том, чтобы страна побольше зависела от топлива из России и с оккупированных территорий.

Еще один эксперт, экс-уполномоченный президента Ющенко по международным вопросам энергетической безопасности Богдан Соколовский, вообще скептически отозвался о возможной коррупционной составляющей «африканской» сделки, заметив, что «на таком контракте много не заработаешь». При этом он также подчеркнул, что «если этот контракт сорвется, единственным поставщиком угля останется Россия и подконтрольные боевикам шахты».

Фактически ту же мысль на заседании правительства озвучил Юрий Продан: дескать, разрыв контракта вынуждает Украину к сотрудничеству с Россией и «республиками», контролируемыми сепаратистами. Сказано это было сразу после того, как угольная шумиха набрала силу.

Тот факт, что реноме коррупционного контракту с ЮАР создало вмешательство Банковой, эксперты оценивают по-разному. Обвинения Порошенко в попытках «вступить в договор с агрессором» уже звучат. Однако есть и другое мнение: во всем виновата развернувшаяся после парламентских выборов коалициада. Именно в жертву ей (то есть тому, чтобы с максимальной эффективностью договориться о постах в правительстве) приносится ныне Юрий Продан. Он считается человеком премьера. Президент же наверняка хочет оставить этот ключевой пост за кем-то из своих соратников. Ради этого все и затеяно. А вовсе не ради выгоды России как таковой. Почему так? Потому что и Яценюк, и Порошенко – оба ранее ратовали за диверсификацию поставок угля, чтобы не находиться на коротком поводке у Москвы, способной в любой момент заблокировать угольный поток точно так же, как она перекрывала газовый кран. Такое (избавленное от конспирологических теорий в пользу внешнего врага) объяснение не лишено внутренней стройности, однако оно не в состоянии перечеркнуть объективного результата затеянной распри. Скандал сыграл на руку России. Именно она стала его главным бенефициаром.

Скупка краденого, или уголь из России

В то время как в Кабмине, после бури, которая утихла, но не улеглась, говорят о возможности поставок угля из США и переговорах о возобновлении «африканского» контракта, все меньше сомнений остается в том, что на роль основного поставщика будут приглашены компании из России. И дешевый кузбасский уголь (который на самом деле летом был еще дешевле – $70-73 за тонну), вероятно, не будет единственным ресурсом.

Правительству приходится договариваться с Москвой и о возможности реализации иных схем. В том числе с поставкой топлива из Донбасса через российскую территорию. В данном случае речь идет о продукции шахт, находящихся в зоне АТО под контролем Киева. Добытый на них уголь предполагается отправлять в Ростовскую область, откуда – уже в безопасном режиме – ввозить вновь в Украину. Однако схожий алгоритм уже был, похоже, задействован и для покупки «черного золота», вывезенного в Россию с территорий, подконтрольных сепаратистам (сам вывоз зафиксировали наблюдатели ОБСЕ – в частности, на контрольно-пропускном пункте в Гуково). Во всяком случае, украинский Forbes предположил, что именно эту операцию – своеобразный реэкспорт украинского топлива – проделали компании ДТЭК Рината Ахметова и «Донбассэнерго» Игоря Гуменюка. Для нужд своих ТЭС до конца года ДТЭК намерен импортировать из России около 2,2 млн тонн угля, а «Донбассэнерго» – 660 тысяч тонн. По «российской» цене – $80 за тонну. Если предположения Forbes верны, тогда вполне логичной предстает и сам порядок цифр запланированного ввоза топлива. По разным оценкам аналитиков, на шахтах, контролируемых «ДНР» и «ЛНР», скопилось от двух до пяти миллионов тонн угля. Этого вполне достаточно, чтобы закрыть потребности указанных компаний.

То, что этот уголь – украинский, на который уже выплачены дотации, видимо, в данных обстоятельствах приходится оставлять за скобками.

Да, Украине приходится покупать уголь, который у нее украли. Да, приходится иметь дело с террористами и Россией. Пусть и опосредованно, не на государственном уровне. Как бы не «пачкая» правительство.
Но важнее, собственно, другое: подобная схема на самом деле сегодня устраивает если не всех, то многих. Даже (а может, и в первую очередь) сепаратистов. Поскольку они ведь заявили, что не будут продавать топливо Киеву, пока тот не прекратит военные действия. Вот и «не продают». Уголь, вывезенный в Ростовскую область, маркируется как российский. Примерно так же, как после запрета на ввоз в Россию морепродуктов из Европы, на банках с икрой страной-производителем вместо Норвегии значилась Беларусь. Ничего страшного. Главное – чтоб без формального нарушения законодательных актов.

Праведный гнев Арсения Яценюка, заявившего в программе «Шустер Live», что покупка угля у «ДНР» и «ЛНР» — преступление и финансирование терроризма, вполне понятен. Более дешевый уголь от «республик» (в котором, повторим, сидят киевские дотации) действительно путь, ведущий к покупке террористами оружия для убийства украинских солдат и добровольцев. Путь недопустимый. Но Яценюк, похоже, осознает, что и покупка угля у России – это, по сути, «одного поля ягода». Неслучайно он, выступая, подчеркнул в связи с этим две вещи. Во-первых, бюджетные деньги на эти цели не выделяются. А во-вторых – для частных компаний, которые принялись закупать уголь у россиян, может быть введен запрет. Для этого, считает Яценюк, требуется решением СНБО Украины ввести в действие пакет санкций против Российской Федерации.

Читайте: США усмирит Россию

Будет ли подобный шаг предпринят – во многом, по-видимому, зависит от позиции Петра Порошенко. При включении логики простых арифметических раскладов, доказывающей, что российский уголь дешевле, допустим, африканского (такие подсчеты, собственно, уже сделаны: покрытие 1,5 млн тонн угольного дефицита за счет топлива из ЮАР, если бы оно было сделано в полном объеме, обошлось бы госбюджету на $22,5 млн дороже, чем закупки из России), вероятность введения санкций против РФ будет стремиться к нулю.

Но это, одновременно, будет означать, что в Администрации президента (и, очевидно, в рядах его политической силы) готовы искать компромисс между экономикой и моралью. Заменив первое слово в знаменитой формуле императора Веспасиана «Деньги не пахнут» на подобающее случаю: «уголь».
Правда, при этом праведный гнев Юрия Луценко по поводу 2,8 млрд грн., которые были переведены предприятиям угольной промышленности, находящимся в зоне «ЛНР» и «ДНР», во II-III кварталах текущего года, будет выглядеть несколько комично. Если допустимо платить за ворованный уголь, почему недопустимо платить шахтерам, которые этот уголь добывали? Украина что, только в последнем случае спонсирует бандитские «республики» и играет на руку России?

Если из «африканского» скандала можно извлечь какой-нибудь урок, то он состоит в том, что нужно быть крайне острожными с «громкими разоблачениями» впредь. Иначе эта шумиха может оказаться далеко не последней. Украина и ее экономика слишком уязвимы, чтобы пророссийские «доброжелатели» не могли их использовать в своих целях. За угольным может грянуть какой-нибудь мазутный скандал. Или скандал вокруг поставок электроэнергии (которую Украина, возможно, также будет вынуждена докупать у России – именно у нее, поскольку наша энергосистема работает в режиме, отличном от европейского). Скандалы создадут образ Украины как государства, пронизанного коррупцией. С недоговороспособными элитами. Чем это чревато – догадаться нетрудно. Западные партнеры и инвесторы – уходят. И это толкает страну в объятия России. Что выглядит еще большим извращением, чем психологический феномен «Стокгольмского синдрома» – при котором заложники начинают с большей симпатией относиться к удерживающим их террористам, чем к тем, кто пытается их освободить. Надо ли говорить, что это катастрофа для страны?

23 ноября 2014, 9:59
202
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

18:5616:2314:2913:1711:4310:4610:039:268:4323:4222:4721:3620:4118:5616:2314:2912:3411:4310:469:378:4322:0520:4118:5616:23
Все новости »

Другие рубрики