The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Лояльность военных в Крыму завоевана

14 октября 2014, 14:56
89
Версия для печати Отправить
Крым

Лояльность бюджетников, пенсионеров и военных в Крыму завоевана. Теперь нужно заинтересовать крымский бизнес в переходе в российскую юрисдикцию. Этому может способствовать специально разработанная система кредитных гарантий

С момента воссоединения Крыма и Севастополя с Россией прошло полгода. За это время удалось решить ряд задач: не допустить масштабных сбоев в работе инфраструктуры, ранее полностью замкнутой на Украину, начать обеспечивать транспортную связанность полуострова с остальной Россией. В банковской сфере в весьма тяжелых условиях, вызванных практически полным уходом с рынка украинских банков и опасениями входить на него со стороны ведущих российских игроков, был в целом воссоздан механизм оказания базовых банковских услуг: ведения счетов, переводов, приема депозитов, валютообменных операций.

Читайте: Путин подает сигнал

В то же время кредитование в Крыму остается проблемной зоной. В июле зампред ЦБ Михаил Сухов заявил, что банковское кредитование в Крыму застыло на мертвой точке. По приведенным им данным, на счетах юридических и физических лиц в банках на полуострове скопился 21 млрд рублей, тогда как кредитов выдано всего на 2,8 млрд рублей. В целом такая же ситуация сохраняется и сегодня. Ликвидность есть, но банки не кредитуют. Тому есть несколько причин. Трудности переходного периода (блокировка Киевом реестра объектов недвижимости, невозможность из-за этого оформить залог и т. д.) накладываются на опасения российских банков стать объектом санкций США и Евросоюза. К тому же есть не благоприятствующая кредиторам специфика применения в Крыму российского Закона о банкротстве: по решению республиканских властей в процессе банкротства запрещено участвовать российским арбитражным управляющим, это могут делать только «граждане Республики Крым» (после присоединения Крыма к РФ такой статус утратил правовой смысл, но в части действующих правовых актов он продолжает использоваться, да и Конституционный суд молчит).

Добавим к этому не до конца понятную отчетность крымских предприятий, переходящих с украинских стандартов на российские, и неготовность российских банков развернуть в Крыму кредитную работу станет окончательно понятной. Банки выжидают.

Выжидают и крымские предприниматели, в буквальном смысле находящиеся на распутье между Киевом и Москвой. Пока идет переходный период, они, оставаясь формально украинскими юридическими лицами, платят «украинские» налоги — правда, не Киеву, а в бюджет Крыма. 1 января 2015 года переходный период завершается, и надо определяться: либо перерегистрироваться как российское предприятие, либо остаться в украинской юрисдикции, приняв статус филиала нерезидента. По данным президента Российской гильдии арбитражных управляющих Станислава Клейменова, из общего числа крымских предприятий (порядка 5400) лишь 400, то есть 8%, перешли на сегодняшний день в российскую юрисдикцию.

Читайте: Важнейшая неделя для Донбасса

Выжидающих крымских предпринимателей тоже можно понять. На Украине нестабильная политическая обстановка, обвальное падение производства, впереди тяжелые реформы, с большой вероятностью чреватые существенным ростом налогов. В России дефицитные региональные бюджеты, высокая налоговая и административная нагрузка на малый и средний бизнес. Поскольку пока есть возможность платить налоги по ставке ниже, чем в России (большинство крымских предпринимателей платит пятипроцентный единый налог с оборота вместо российских НДС и налога на прибыль), зачем спешить с перерегистрацией? Плюс фактор санкций: переход в российскую юрисдикцию может затруднить деловые связи с внешним миром. Не стоит забывать и о планах создания на полуострове свободной экономической зоны. Пока не ясно, будут распространяться льготы на все предприятия Крыма и Севастополя или только на резидентов СЭЗ. Возможно, будет выгоднее зарегистрировать новую компанию — резидента СЭЗ, а старую оставить, например, в украинской юрисдикции.

Представляется, что ситуацию «понятного выжидания» необходимо менять. Во-первых, нет времени. Мы не можем ждать, пока сформируется «обычный» механизм кредитования в условиях, когда банки боятся санкций и отсутствует реестр объектов, могущих стать предметами залога. Туристический сезон 2014 года заканчивается, нужно помочь крымскому бизнесу подготовиться к новому, делая необходимые инвестиции, пусть и небольшие — в ремонт и т. д. Нельзя лишать экономику полуострова кредитов, тем самым превращая ее в иждивенца, надеющегося только на бюджетные программы.

Во-вторых, мы должны выиграть бой за лояльность крымских предпринимателей, как мы уже выиграли его в отношении бюджетников, пенсионеров, военных. В отличие от крымских пенсионеров и бюджетников, доходы которых после воссоединения заметно возросли, предприниматели вернувшегося в Россию полуострова столкнулись с рядом трудностей: логистика поставок, шедших через Украину, нарушена; поток туристов меньше прошлогоднего; привлечь кредиты крайне трудно. Сооружение моста через Керченский пролив должно решить многие проблемы, прежде всего гарантировав туристический поток, но в оставшиеся до его открытия четыре года надо не просто продержаться, но и обеспечить в Крыму экономический рост. Сейчас нужен поворот к бизнесу. Его нужно подтолкнуть к переходу в российскую юрисдикцию, сделав это выгодным.

Читайте: Новое Приднестровье на востоке Украины?

Гарантии специального дизайна

Подходящим способом поддержки крымского бизнеса в нынешних условиях видится запуск банковского кредитования в Крыму и Севастополе с помощью радикально упрощенного механизма предоставления государственных гарантий по кредитам для среднего и малого бизнеса. Реализовываться такая программа может через подконтрольный ВЭБу МСП-банк, специализирующийся на выдаче таких гарантий, либо через недавно созданное Агентство кредитных гарантий.

Почему предлагается гарантийный механизм, почему нельзя просто распределить государственные деньги между крымскими бизнесменами через назначенного агента? Во-первых, так эффективнее обеспечивается качество отбора заемщиков: если гарантия будет покрывать не 100, а 70–80% кредита (меньше опасно, иначе риски для кредиторов радикально возрастают и суть программы сразу меняется), то 20–30% остаточного риска лучше оценят не чиновники, а конкурирующие между собой банки — частные и государственные. Во-вторых, будет меньше коррупции. В-третьих, предлагаемые меры обеспечат банкам доходы по операциям с невысоким риском, что позволяет рассчитывать на развитие между ними конкуренции, сбивающей ставки. В-четвертых, нужно стимулировать российские банки идти в российский Крым. Сейчас там работает принадлежащий крымскому правительству РНКБ, несколько банков, находящихся в конце первой — начале второй сотни российских банков (Генбанк, кубанский Крайинвестбанк и др.), начал работать банк «Россия». Это значительно меньше, чем в любом другом регионе России. Нужно стимулировать банки вопреки санкциям обслуживать крымских клиентов, выстраивать с ними отношения, разбираться в их бизнесе. Это позволит в перспективе, причем вовсе не отдаленной, кредитовать их на обычных условиях. Крупнейшие банковские группы, опасающиеся зарубежных санкций, поначалу могут работать с крымскими компаниями с территории Краснодарского края (кредитуют же, например, екатеринбургские банки и филиалы челябинских и курганских клиентов), а менее крупные банки, вполне возможно, сочтут ожидаемую выгоду от операций в Крыму стоящей риска подвергнуться санкциям.

Таким образом, предлагается реализовывать гарантийную программу, максимально полагаясь на рыночную конкуренцию, на российский бизнес, помогая ему госгарантиями, побуждая двигаться в нужном государству направлении, но ни в коем случае не заменяя его.

Как конкретно могла бы выглядеть гарантийная программа? Основное требование — максимально упрощенные критерии доступа к ней, соответствие которым было бы легко проверить. Например, она может распространяться на все негосударственные юридические лица и индивидуальных предпринимателей в Крыму и Севастополе, существующих более двух лет и перешедших в российскую юрисдикцию. В качестве обеспечения для юрлиц можно предусмотреть поручительство собственников, имеющих в сумме более 50% акций или долей. Минимальные входные ограничения по финансовому состоянию — например, наличие положительных чистых активов. Срок кредита — до двух лет, государственная гарантия должна покрывать до 80% суммы кредита (без процентов), срок действия программы — до конца 2015 года (с возможным последующим продлением и модификацией условий).

Читайте: Украина-Россия: последний шанс?

Сумма одного кредита (и, соответственно, гарантии) должна быть соразмерна объему бизнеса заемщика, скажем, не превышать трети его годовой выручки за 2013 год, пересчитанной из гривен в рубли по среднему курсу за прошлый год. Для того чтобы обеспечить ориентацию программы именно на средний и малый бизнес, можно установить ограничения в виде минимального (3 млн рублей) и максимального (50 или 100 млн рублей) размера гарантии. Для более крупных предприятий (их в Крыму немного) нужно будет искать индивидуальные решения за рамками предлагаемых мер.

Принципиально важно предусмотреть возможность предоставления госгарантий по кредитам не только на инвестиционные, но и на оборотные цели: пока что мы не столько стимулируем инвестиции, сколько запускаем кредитование как таковое. Возможно, будет целесообразным предусмотреть возможность упрощенного получения в ЦБ фондирования под залог предоставляемых в рамках программы кредитов, дабы дополнительно стимулировать банки к участию в ней.

Обязательным условием участия в программе должно быть согласие заемщика на предоставление информации о кредите и поручительстве в кредитные бюро России, что послужит важным стимулом для тех предпринимателей, кто готов играть в долгую. Полезным — и с точки зрения снижения рисков, и для формирования ответственного отношения к любым принимаемым кредитным обязательствам — был бы учет в условиях программы наличия кредитной истории заемщика. Факт наличия кредитной истории в украинских банках, работавших в Крыму до его воссоединения с Россией, может быть дополнительным условием предоставления такому заемщику гарантии свыше определенной величины.

Итак, никакого дополнительного кредитного анализа при выдаче гарантии проводить не предполагается — достаточно того, что заемщик удовлетворяет входным условиям программы и что нашелся российский банк, готовый предоставить ему кредит.

Цена вопроса

Каков может быть объем предлагаемой программы и ее цена для российского бюджета? Предлагаемые условия программы весьма либеральны, какая-то часть заемщиков наверняка не вернет кредиты, и государству придется расплачиваться. О каких цифрах идет речь? Согласно отчетности Национального Банка Украины, общий объем кредитов частным нефинансовым компаниям в Крыму, включая Севастополь, составил на конец декабря 2012 года 7,3 млрд гривен, а на конец июня 2013-го — 7,6 млрд гривен. Предлагается считать этот уровень последнего полугодия перед украинским политическим кризисом условно нормальной величиной. При среднем курсе гривны к рублю в рассматриваемый период, равном 3,9 рубля за гривну, получается 28–30 млрд рублей. Помесячные данные по отраслевому делению кредитного портфеля показывают, что треть вложений стабильно приходится на электро- и газоснабжение, с большой вероятностью относимые к крупному бизнесу. Вычтя эту треть, получаем, что «условно нормальный» кредитный портфель малого и среднего бизнеса Крыма и Севастополя составляет порядка 19–20 млрд рублей. Эту сумму предлагается поддержать государственными гарантиями на 70–80%, то есть на сумму порядка 15 млрд рублей. Даже при сверхконсервативном допущении, что в дефолт попадет каждый третий кредит (это российский уровень дефолтности кризисного 2009 года для самой рискованной категории — малого бизнеса без всякой кредитной истории и обеспечения), предельная величина государственных расходов составит 5 млрдрублей, а в более реалистичном случае дефолтности, на уровне 10–15%, — всего 1,5–2 млрд. Согласимся, что это не чрезмерные величины.

Читайте: Особый статус Донбасса: в чем причина паузы

Автокредиты: заедем с полуострова

Еще одна важная тема, неразрывно связанная с восстановлением банковского кредитования в Крыму, — развитие на полуострове автокредитования. Это серьезная задача для всей России, не только для Крыма: напомню, в июле и августе объем продаж автомобилей рухнул на четверть, что не только угрожает разорением целого сегмента бизнеса — автодилеров, но и неизбежно ведет к снижению выпуска на автозаводах, у их многочисленных смежников, к массовым увольнениям и т. д. В Крыму к общероссийской задаче стимулирования спроса на автомобили добавляется еще одна: необходимость обновления автопарка с украинскими номерами. Многими нитями крымский бизнес связан с Украиной, на которую остаются замкнутыми многие логистические цепочки. Из-за этого необходимо периодически туда ездить, а при смене номера машины с украинского на российский у крымчанина возникает проблема с такой поездкой: в базе данных украинского гаишника машина значится под украинским номером, поэтому наличие на ней номера российского с удовольствием рассматривается как угон со всеми вытекающими отсюда последствиями (штрафная стоянка и т. д.).

Выход из ситуации — дополнительно к уже объявленной общероссийской программе стимулирования утилизации и обмена старых машин на новые по схеме trade-in распространить предлагаемый гарантийный механизм на автокредиты, закрывая гарантией 70–80% их величины плюс введя субсидирование процентных ставок. Это позволит привлечь в Крым рыночных игроков — российские банки с программами автокредитования и автодилеров.

Наконец, еще один вопрос, который нельзя не затронуть: возможность в перспективе доступа к программе не только российских, но и украинских предпринимателей. Представляется целесообразным не закрывать двери программы развития банковского кредитования в Крыму и для украинских филиалов, точнее для тех крымских компаний, которые решат зарегистрироваться как иностранный (украинский) филиал, а равно и для украинского бизнеса, желающего инвестировать в Крым. Мириться с Украиной все равно надо, и признание особого, максимально комфортного статуса для украинского бизнеса в Крыму — вполне подходящий элемент такого замирения. В связи с этим разумно было бы разбить программу на три этапа. На первом она должна распространяться только на российский бизнес, зарегистрированный в Крыму и в Севастополе. Цель этого этапа — запуск кредитования среднего и малого бизнеса в регионе и побуждение крымских предпринимателей переходить в российскую юрисдикцию. Второй этап может предусматривать включение в нее украинских предпринимателей, но с условиями менее льготными, чем для россиян, — скажем, меньшая величина покрытия кредита государственной гарантией: не 80, а 30 или 50%. Наконец, на третьем этапе имело бы смысл практически полностью уравнять условия для бизнеса обеих наших стран.

14 октября 2014, 14:56
89
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

23:4622:3721:4620:4118:5616:2314:2913:3313:0112:3411:3310:469:599:268:4323:4622:3721:4620:4118:5616:2314:2913:3312:3411:33
Все новости »

Другие рубрики