The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Рецепт урегулирования украинского кризиса

28 августа 2014, 21:16
50
Версия для печати Отправить
украинский кризис

В своем интервью Томасу Фридману (Thomas Friedman), которое было опубликовано 8 августа, президент Обама дал весьма убедительное объяснение причин, по которым Соединенные Штаты не могут создать действенное правительство в Ираке: «Мы не можем сделать за них то, чего они не хотят делать сами, — заявил он, а потом пояснил. — Общества не работают, если политические фракции занимают максималистские позиции. И чем разнообразнее страна, тем меньше она может себе позволить такие максималистские позиции».

Президент обозначил центральный вопрос, причем не только относительно Ирака, но и в отношении многих других горячих точек на нашей планете. В частности, его представления должны применяться как направляющая линия в нашей политике по отношению к Украине и ее конфликту с Россией. Американским политикам надо также уделять больше внимания реалиям региональной власти и влияния, и представлениям об интересах, нежели в недавнем прошлом.

По общепринятым международным нормам ни Россия, ни Соединенные Штаты не имеют никакого права участвовать в отборе украинского правительства. Однако Россия бесконечно больше заинтересована в ориентации этого правительства, нежели Соединенные Штаты, и обладает гораздо большими возможностями влиять на ситуацию на местах. Соединенные Штаты издавна выступают против любых иностранных военных альянсов в своем географическом окружении, которое обычно носит название Западного полушария. И на практике они оставляют за собой право предпринимать любые кажущиеся им необходимыми действия по обеспечению собственной безопасности в случае появления потенциальной угрозы, пусть даже мнимой. Надо быть слепым, чтобы не замечать существенные характеристики реального мира и полагать, будто любая страна будет проявлять сдержанность, диктуемую абстрактными и часто нарушаемыми принципами «международного права», если ее правительство посчитает необходимым помешать враждебной иностранной державе взять под свой контроль соседнее государство.

Читайте: «Газовый» удар Путина: готовность №1

Не имеет никакого значения то, что российские страхи перед иностранными замыслами в отношении Украины преувеличены либо ошибочны (они явно преувеличены, но не совсем ошибочны), потому что важнее всего восприятия и представления, которые создают мотивы и волнуют общество. Если правительство США желает добиться ослабления неправомерного экономического и военного давления Москвы на Украину, или российской поддержки сепаратистских настроений в отдельных областях этой страны, оно должно делать все возможное, дабы снизить российские подозрения в том, будто Соединенные Штаты и их европейские союзники плетут интриги, намереваясь отделить Украину от российской сферы влияния и превратить ее в санитарный кордон в целях «сдерживания», а в конечном счете и порабощения России.

Однако американские официальные лица и администрация своими действиями и заявлениями, особенно с началом демонстраций на киевском майдане, как будто стремятся усилить российские подозрения, а не ослабить их. Заместитель госсекретаря США по европейским делам обсуждает с послом в Киеве по прослушиваемому телефону возможность замены украинского премьер-министра в таких выражениях, будто она сама намерена его назначить. («Яц. Вот нужный человек!») И действительно, «Яц» или Арсений Яценюк, после вооруженного восстания становится премьером. Его правительство, пришедшее на смену коррумпированному, но законно избранному режиму, было незамедлительно признано Вашингтоном, получило приглашения посетить США, а на Украину сразу поехали не только американские сенаторы, но и вице-президент (который в 2008 году во время своей президентской гонки хвастался, что лучше всех сможет «противостоять Владимиру Путину» — что бы это ни значило), и не кто-нибудь, а директор Центрального разведывательного управления.

Исходя из своего весьма ограниченного понимания украинской политики, я могу сказать, что премьер-министр Яценюк — это способный политик, у которого нет бросающихся в глаза недостатков его предшественников. Любой друг Украины пожелает ему и президенту Петру Порошенко всяческих успехов в сплочении измученной страны. Тем не менее, мы не должны игнорировать тот факт, что их правительство представляет не всю страну в целом, и что пока в восточных областях продолжаются масштабные боевые действия, убедительное и имеющее законную силу представительство украинских граждан будет практически невозможно.

Западные друзья Киева не смогут обеспечить политическое представительство восточных областей Украины, да и Киев вряд ли будет работать в этом направлении, пока в Донецкой и Луганской областях продолжаются бои. Те, кому кажется, будто правительство в Киеве сможет объединить страну военными средствами, одержав победу над сепаратистами, несомненно ошибаются. Даже в том маловероятном случае, если Россия позволит Киеву одержать полную военную победу, украинское правительство столкнется с многочисленными нагнаивающимися язвами в политической системе, и у него не будет здоровых и работоспособных органов.

Российское государство доказывает свою правоту собственным гражданам, активно используя пропаганду, наполненную искаженными толкованиями, сомнительными, а порой и ложными аналогиями, а также периодическими фабрикациями. Освещение событий на Украине ведущими американскими и западными СМИ является более точным и сбалансированным, нежели у государственных российских средств массовой информации. И тем не менее, они уделяют мало внимания воинствующим правым элементам в украинском движении майдана, а также фактам использования Киевом неофициальных вооруженных боевиков, которые связаны с западными странами. Даже если бы активисты с майдана в составе нынешнего правительства были олицетворением чистейшей добродетели (а такие стандарты недостижимы), российское государство и общество вряд ли смогли бы положительно отнестись к тому, что они занимают ключевые посты в органах военного управления и в аппарате безопасности, поскольку эти люди не скрывают своей враждебности по отношению к России. Достаточно будет вспомнить то, как Америка в годы холодной войны реагировала на революционные движения в Латинской Америке, подозреваемые (правильно или нет) в том, что они находятся под коммунистическим влиянием.

Мы не находимся в состоянии новой холодной войны, однако публичные обвинения, требования и угрозы со стороны наших политических руководителей явно способствуют воссозданию такой атмосферы. Этот желчный публичный диалог, скатывающийся порой до брани и взаимного очернительства, порождает дестабилизирующие вибрации, которые усиливаются от реакции на такие обмены критикой.

Читайте: Российские политики не поняли Путина

Вызов со стороны общества, ставящего под сомнение честность и непорочность политических лидеров других стран, какими бы обоснованными они ни были, вряд ли подтолкнет таких лидеров к тому, чтобы согласиться на выдвигаемые требования. На самом деле, такие действия обычно вызывают демонстративное неповиновение, поскольку лидер желает показать своему народу, кто хозяин в регионе. Когда такой руководитель имеет в своем распоряжении средства массовой информации страны, ему не сложно убедить подавляющее большинство граждан в том, что его действия необходимы для обеспечения безопасности государства и сохранения его чести и достоинства.

Похоже, что паводок взаимного охаивания на официальном уровне идет на спад, что внушает оптимизм, поскольку только спокойная и реалистичная дипломатия способна увести противоборствующие стороны на Украине с того губительного курса, который они избрали. Украинцы должны понять, что они не смогут добиться единства, необходимого любому национальному государству, навязывая волю части страны всем остальным. Русские должны убедиться в том, что прекращение поддержки повстанцам на востоке Украины в их интересах, и что оно не приведет к господству НАТО в этой стране. ЕС необходимо понять, что какими бы благонамеренными ни были его договоренности с правительством в Киеве, успех будет невозможен, если на Украине не возникнет определенная степень подлинного национального единства.

Урегулирование на любых условиях при продолжении боевых действий это самый маловероятный вариант; а поэтому в качестве приоритета надо рассматривать усилия по прекращению боев и удовлетворению гуманитарных потребностей людей, оказавшихся в западне военного противостояния. Тем не менее, необходимо продолжать активные переговоры в целях общего урегулирования, создания перспектив для прекращения огня и его сохранения в случае достижения такой договоренности. Знакомым с этим регионом людям, которые не ослепли от фанатичных страстей, хорошо известны те принципы, на которых можно положить конец гражданской войне на Украине и сформировать правительство, обеспечивающее эффективное руководство всей страной (минус Крым, по крайней мере, временно). В целом эти принципы следующие: (1) закрепленная в конституции обязанность украинских политических руководителей обеспечивать разделение полномочий, что препятствует господству одной части страны над другой; (2) федеральная структура, пусть неформальная, но действующая; (3) признание русского языка в качестве официального, наряду с украинским, в тех регионах, где проживает значительная часть русскоязычного населения; (4) надежные гарантии того, что Украина не будет членом военного альянса, враждебного по отношению к России; возможно, с требованием о наличии супербольшинства в качестве обязательного условия для вступления в любой военный альянс.

Согласию между украинцами по этим вопросам должны всячески способствовать внешние стороны. Его можно достичь и без договоренности о статусе Крыма, который может оставаться в правовом вакууме в ожидании дальнейших переговоров между Украиной и Россией в более спокойное (будем надеяться) время. Со временем можно будет осуществить действия, спасающие престиж как Украины, так и России, например, договорившись о проведении в Крыму референдума под эгидой ОБСЕ после некоего периода российского управления.

Запланированные на эту неделю встречи российских и украинских представителей с европейскими, а в некоторых случаях и с американскими дипломатами дают возможность подтолкнуть воюющие стороны к прекращению насилия и к обсуждению существующих между ними разногласий. С учетом усиливающихся вызовов безопасности в других регионах мира, которые в равной степени грозят и России, и США, и странам Евросоюза, все иностранные державы должны быть заинтересованы в том, чтобы украинцы смогли выработать общенациональный консенсус. Пора положить конец безрассудной тактике имитации холодной войны и сосредоточиться на оказании помощи украинцам, чтобы они сделали для себя то, что за них не сможет сделать никто другой.

Джек Мэтлок-младший — профессор Института перспективных исследований в Принстоне, бывший посол США в СССР.

28 августа 2014, 21:16
50
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

23:4622:3721:4620:4118:5616:2314:2913:3313:0112:3411:3310:469:599:268:4323:4622:3721:4620:4118:5616:2314:2913:3312:3411:33
Все новости »

Другие рубрики