The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Львовская «рукавичка» для Украины

2 января 2014, 16:59
8
Версия для печати Отправить
Львов

Тем, кто не рожден во Львове, сложно понять, чем является этот город. О Львове можно судить лишь по стереотипам, каждый из которых он любезно и безотказно подтверждает. Поэтому Львов отражает сущность того, кто о нем говорит. Задача этого города – быть разнообразным для разных.

Львов – уникальный город, в котором всего много. Много любви и ненависти. Много современного и устаревшего. Много профессионализма и не меньше аматорства. Много креатива и столько же примитива. Много красоты и не меньше уродства. И все же – чего больше?

Читайте: Лидеры оппозиции превратили Евромайдан в забаву для туристов

Во Львове преобладает мечта! Он живет ею. Стать европейским городом – это мечта стать тем, чем Львов еще не является. Иметь счастливую украинскую Украину – это мечта иметь то, чего нет. Проанализировав львовские мечты, можно безошибочно составить список нереализованных возможностей.

Во всех революционных порывах Львова отсутствует прагматизм, и тем более отсутствует план. Порывы Львова – это просто порывы за мечтой.

Когда в ночь на 30 ноября «Беркут» избил митингующих, в Киев поехали тысячи львовян, среди которых были самые разные люди. У них не было плана. Был порыв и мечта.

Читайте: Майдан приготовил для «Беркута» самое тяжелое испытание — совестью

С самого начала независимости Львов жил в постоянном стрессе. Ощущение тревоги беспокоит каждого жителя города. Тревоги не за себя, а за анонимную субстанцию, которую даже сложно назвать родной страной.

Двадцать два года Львов лелеет мечту об Украине. Не хочу говорить «о несуществующей Украине» – просто «о некомфортной Украине». Именно поэтому все потрясения Львов воспринимает как шанс: ну вот, наконец-то люди по ту сторону Днепра очнутся и перестанут ненавидеть свою собственную страну и себя в ней. Перманентная борьба Львова за Украину не просто верность традициям. И даже не привычка. Это борьба против пренебрежительной оценки Львова в национальной системе координат. И никто не виноват, что имя ей – Украина. Двадцать два года многие львовяне приучались ненавидеть самих себя. За собственную неспособность быть счастливыми в собственной стране. За то, что в Киеве вынуждены говорить на русском языке, чтобы получить более высокую заработную плату. За то, что в Крыму вынуждены замалчивать, откуда приехали. За то, что в России вынуждены доказывать своей адекватностью, что они не бандеровцы, а нормальные люди. Двадцать два года тысячи львовян испытывали ненависть к самим себе за то, что вынуждены все эти годы быть не собой.

Читайте: Евромайдан — это испытание, которое нам послал Господь Бог, — Янукович

Они примеряли Украину к своей львовской натуре, отыскивая точки соприкосновения, и обливались слезами счастья, когда находили их. Было стыдно сомневаться в Украине. Было модно отыскивать хоть какие-то обнадеживающие факты. Было страшно их не находить. И сегодня тоже страшно.

Наблюдая, как Украина портит Львов и заражает неизлечимыми вирусами, возгласы «Ну когда же наконец-то?» становились надеждой на собственное спасение.

Львовянин будет любить Украину ровно настолько, насколько она будет привлекать его перспективой борьбы. И никакой жертвенности тут нет. Борясь за Украину, Львов просто стремится прекратить свои муки.

Читайте: «Беркут» «не вполне адекватен», но и задержанные не ангелы, — Пшонка

Тем, кто не родился во Львове, стоит понять, что настоящий львовянин бросит все на произвол судьбы, оставит свою работу, сознательно согласившись остаться без ежемесячной заработной платы, и изо всех сил помчится в столицу. На очередную революцию. А вдруг в этот раз получится?! В этом и заключатся сила мечты. Однако именно эти мечты делают Львов беззащитным. Одинокие голоса разума теряются в пафосном хоре. К успешной революции нужно готовиться несколько лет, детально продумывая не только свой бенефис на красной ковровой дорожке, но и маршрут отступления в случае чего. Львов никогда не рассматривает план действий на случай поражения – он просто к ним не привык. История отношений Львова и Украины – это история расстрелянных иллюзий с обеих сторон. Львов уже стал Украиной, намеренно отказавшись от своего благородного «иного» происхождения. Но Украина никогда не станет Львовом – эта любовь обречена быть односторонней.

Львов эксплуатирует два одинаково мощных стереотипа: «бандеровский Львов» и «европейский Львов». Эти два Львова не пересекаются. Молодежь на львовском Евромайдане призывала: «Нет политикам!» Европейский Львов борется с бандеровским Львовом, при этом уважая его право на существование. Европейский Львов постепенно побеждает. Наличие нетерпимых радикалов объясняется как раз выраженной европейскостью Львова, то есть признанием их права на существование. Все зависит от того, кто что хочет видеть во Львове.

Читайте: Янукович мог отправить Евромайдан в нокаут

Львов нужен Украине как раздражитель. Как дисциплинатор, время от времени противным голосом декларирующий: «Рабы, подножки, грязь Москвы…». Львов должен существовать ради роли того, кто всегда против. Потому как вся современная история Украины – это регресс, который время от времени останавливался чьими-то мечтами.

Львов без Украины останется несчастным европейским регионом, горячо оплакивающим свою невосполнимую утрату козацких степей, столичных проспектов и донбасских терриконов. А Украина без Львова останется стабильной Малороссийской губернией. Львов имеет право говорить с Украиной остро. Ведь именно Львов всегда выходит на революции даже под риском проигрыша, противопоставляя себя безразличному востоку. Именно поэтому Львову нужно разрешать мечтать и всячески поощрять эти мечтания. Из Львова должны исходить нервозность и рефлексии Признаюсь, меня это утомляет, и если бы я имел выбор, то с удовольствием ограничился бы своим миром на берегах реки Збруч. И так – множество львовян, у которых каждый раз все меньше аргументов в пользу общего с Донбассом государства.

Но… Но… Но… Этому всегда мешает банальная надежда. Надежда на то, что где-то там, в некомфортной и почти утраченной Украине, есть шансы все изменить к лучшему. Что кто-то все же нуждается в львовском безрассудстве. Что созданные нами революции найдут поддержку в окаменевшем далекоукраинском сердце.

Читайте: У детей появилась игра под названием «Беркут — ударь 20 раз»

Это не просто мечта как самоцель. И это не просто мечты как акт самодовольства. Это, скорее, безысходность. Обреченность напрашиваться, упрашивать и извиняться. Постоянно извиняться за то, что мы – вечные революционеры на дотациях – тревожим летаргический сон уставших шахтеров. На Евромайдане были парень и девушка. Во время зверского налета «беркутовцы» схватили девушку за ноги и начали тащить по бетонным ступенькам.

Парень из последних сил держал девушку за руку. Но она выскользнула. В руках у парня осталась лишь «рукавичка». «Рукавичка» девушки, которая просто-напросто хотела жить в Европе, и чтобы этой Европой была Украина. Львов бросает «рукавичку» всей стране. Не как вызов. Не как претензию. А как просьбу подать свой голос. Если не ради себя, то хотя бы ради этой одной «рукавички».

2 января 2014, 16:59
8
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

23:4622:3721:4620:4118:5616:2314:2913:3313:0112:3411:3310:469:599:268:4323:4622:3721:4620:4118:5616:2314:2913:3312:3411:33
Все новости »

Другие рубрики