The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Призрак национализма. Кого стоит боятся?

1 января 2014, 13:13
0
Версия для печати Отправить
национализм

После того как призрак коммунизма отбродил свое по Европе, его место занял призрак национализма. Практически во всех европейских странах политические партии, провозглашающие националистические лозунги, пользуются стойкой поддержкой населения.

«Йоббик» в Венгрии, «Фьяме триколоре» в Италии, «Партия свободы» в Австрии, «Нацио­нальный фронт» во Франции… Список партий с националистической идеологией может быть длинным. Всех их объединяет негативное отношение к мигрантам и процессам глобализации, захлестнувшим мир и обернувшимся т.н. глокализацией, когда вместо унификации и слияния в единое целое национальных экономик и традиций мы видим тенденцию к их сохранению и разграничению.

Читайте: Пресс-конференции Путина и Януковича. Кто кого боится?

Тема миграции прочно вошла в политический лексикон европейцев, а вопрос о том, принимать или не принимать те или иные распоряжения в сфере отдельно взятой национальной экономики, может сегодня вызвать горячие общеевропейские дебаты.

Множественные проявления сепаратизма – это тоже отголоски глокализации, и сепаратистские тенденции охватывают далеко не самые бедные страны. К проблеме басков в Испании прибавилась проблема каталонцев, в Великобритании то и дело поговаривают о независимости Шотландии.

Читайте: В Украине рассчитывать на новогодние премии не стоит

Европейский национализм – это реакция на наплыв представителей иных культур. Турки, арабы, африканцы, китайцы, индийцы волнами накатываются на европейский континент, поглощая местное население, и размывают европейскую идентичность. Европа пала жертвой собственного детища – идеологии либерализма, которая подстегивает человеческие пороки и животное начало ставит выше духовного. Психика среднестатистического европейца оказалась уютно утрамбованной в гедонистическую мораль, которая вдруг начала давать сбои. Европу затапливают эмигрантские волны, и вновь прибывшие живут в иной системе психологических координат, где гедонизм не возводится в перл сознания, а, напротив, выступает психоэкономической категорией, которой можно с легкостью пожертвовать ради более высоких метафизических идеалов. Для кого-то это идея построения в Европе исламского халифата, для кого-то – сохранение на чужбине традиций своей родины, без радикализма, но с неумолимой неподатливостью.

Европа желает сохранить за собой былой политический авторитет, но стремительно теряет его на пути к прогрессу, да и сама идея прогресса давно ставится интеллектуалами под сомнение. Привычные для европейца общественные институты начинают давать сбои, прибежище от тревожных дум не найти даже в церкви, которая в светской Европе превратилась в придаток светской государственности. Церковь заставили не только отойти со своей метафизичностью в сторону, но и принять в себя изрядную долю светскости. Церковь стала менее религиозной и более секулярной, хотя, как религиозно-общественный институт, она должна быть начисто лишена секулярного измерения.

Читайте: МИД о ЕС и Украине: «Вы в ответе за тех, кого приручили»

Проблема с мигрантами есть и в России, но там она имеет свою специфику. Недовольство россиян также вызывает поведение мигрантов, пытающихся переделать чужой монастырь под свой устав. И не случайно жертвой миграционной преступности пали крупные российские города (Москва, Петербург), ведь именно мегаполисы быстрее всех шагают по пути капиталистических отношений. Больше всего денег, а вместе с ними и либеральной идеологии, как раз там. Путь к национальному разложению и превращению своих жителей в космополитов у Парижа, Лондона или Москвы одинаковый. Но в России Православная церковь пользуется весомым авторитетом у населения. Ее не превращают в придаток либеральной экономики, как в Европе, и национальная идентичность русских представляет собой прочную духовную конструкцию. Проблема мигрантов, к сожалению, дает повод выйти на политическую сцену проходимцам националистических взглядов всех мастей. Под сурдинку борьбы за судьбу граждан России эта публика играет больше на разжигание межнациональных конфликтов, что не остается без внимания западных аналитиков. Американский Джеймстаунский фонд регулярно посвящает свои экспертные комментарии национальному вопросу в России, при этом адресует всю критику российским властям и российским политическим партиям, оставляя все сочувствие на долю представителей нерусских национальностей. Из последних новшеств – голос, поданный Джеймстаунским фондом за устранение т.н. «оренбургского коридора» – полоски земли, отделяющей Башкирию и Татарстан от Казахстана. Если бы Уфа и Казань имели общую границу с Казахстаном, они бы могли под руководством своих националистов отколоться от России вместе с Казахстаном, а это значит, что территория России была бы перерезана по Поволжью надвое. Лучшего геополитического подарка Вашингтон не мог для себя и желать. Но поскольку «оренбургский коридор» еще существует, Джеймстаунский фонд занимается разжиганием русофобии среди народов Российской Федерации – от Карелии до Чечни. Более того, ранее звучала информация, что западные спецслужбы стараются взять под опеку и русских радикал-националистов, вплоть до группировок скинхедов. Контролируя оба лагеря (т.е. русских и нерусских националистов), американцам легче сталкивать их лбами, чтобы затем притворно голосить о притеснениях народов России со стороны «русских империалистов».

Читайте: Спасибо Майдану — Украина и Россия снова вместе?

На фоне этих событий украинский национализм стоит особняком. Единственное его сходство с национализмами других стран лишь в том, что он тоже называется национализмом. На этом сходство заканчивается, и начинаются сплошные различия. В отличие от своих тезок, украинский национализм наточил когти не только на соседнюю страну (Россию), но и на добрую половину своих сограждан. Угрозы, что «Бандера прийде й порядок наведе», адресованы таким же гражданам Украины, как и депутат Олег Тягнибок. Украинский национализм раскалывает украинское общество, вместо того чтобы его спаять. Он и не может иначе, потому что сама политическая природа украинского национализма отнюдь не созидательная и не интегрирующая.

Наивен тот, кто смотрит на украинский национализм как на оборонительную идеологию. На самом деле он экспансивен, он жаждет расширения границ Украины за счет соседних государств. Об «этнических украинских землях», которые у украинцев забрали поляки, белорусы, словаки, венгры, румыны и россияне, не слышал только глухой. При этом, как и полагается, больше всего «украинских земель» надо отобрать именно у России. Агитаторы из различных националистических группировок (УНА-УНСО, «Тризуб» им. Бандеры, «Свобода») утверждают, что украинские этнические земли простираются чуть ли не до Геленджика и Туапсе. И такой посыл присутствовал в украинской националистической идеологии с самого начала. Вспомним слова Михаила Колодзинского, члена ОУН и основоположника военной доктрины украинского национализма: «Мы, выстраивая украинскую державу, должны отодвинуть границу Европы до Алтая и Джунгарии. Европе как раз не хватает этого пространства. Украина призвана связать это пространство с Европой политически, экономически и культурно… а фраза «на грани двух миров» получит реальный смысл…

Читайте: В России боятся, что Майдан может оказаться заразным

Как Цезарь, завоевывая Галлию, открывал целую Европу для римской культуры и цивилизации, так и наши националистические революционные армии должны открыть для западноевропейской культуры пространство, простирающееся на юг и юго-восток от Украины… Это было величественное задание нашей жизни, как народа, как расы – добыть степь над Черным и Каспийским морями и построить здесь, на грани двух континентов, центр новой мировой цивилизации. Когда политика украинского национализма стремится установить границы Украины на Волге и распространить свое влияние на Центральную Азию, военная доктрина украинского национализма не может ограничиваться вниманием только к этнографическим украинским землям. Человек, который отказывается от этой борьбы и призывает к пацифизму, является гнилым наростом на здоровом теле».

В 2014 году мир будет отмечать сотую годовщину Первой мировой. В Украине официальные мероприятия по этому поводу если и состоятся, то будут сведены к минимуму. В годы Первой мировой в ходе австро-мадьярского террора в Западной Украине были замучены десятки тысяч карпаторусов – предков современных галичан, буковинцев и закарпатцев, сохранивших свое общерусское самосознание. Напомню, что тогда этноним «украинцы» был еще новшеством, и означал он политическую, а не этническую принадлежность. Западноукраинское население в массе своей продолжало считать себя русским, хотя австрийцы прилагали усилия для превращения региональной украинской идентичности в национальную. В Первую мировую тех, кто в украинцы переходить не захотел, ждали концлагеря Талергоф и Терезин. Австрийские жандармы устроили настоящую охоту за карпаторусами. Утвердительного ответа на вопрос «Рус?» из уст какого-нибудь галицкого крестьянина или буковинского интеллигента было достаточно, чтобы его вздернули на ближайшем дереве (австрийские солдаты носили в ранцах специально заготовленные веревки) или отправили в Талергоф. В 1920-х во Львове вышел в свет «Талергофский альманах», где бывшие узники Талергофа и Терезина делились воспоминаниями. Альманах снабжен обильным справочным материалом и фотографиями. Отдельно подчеркивается нелицеприятная роль украинских националистов того времени (тогда они были еще в новинку, и в борьбе с «москалями» искали внешнюю опору, найдя ее в Австрии), которые исполняли функции осведомителей у австрийских жандармов. По их доносам карпаторусы и попадали в австрийские казематы. Как видим, с самого своего рождения украинский национализм делил своих сограждан на «правильных» и «неправильных» и с самого рождения объектом нападок избрал своих же соплеменников. Этой деструктивной тактики он придерживается по сей день, потому что, как и ранее, выступает политическим инструментом в чужих руках. Достаточно почитать официальную программу по внешней политике партии «Свобода», чтобы убедиться, что эту программу слямзили у какого-нибудь американского стратега – настолько геополитические чаяния «свободовцев» совпадают с интересами Вашингтона. Словом, вспоминать о Первой мировой у нас не любят, потому что придется вспоминать о Талергофе и Терезине.

Читайте: Украина глазами западных СМИ: работорговля, Тимошенко, национализм

«Национализм – совсем не то, чем он кажется, и, прежде всего, национализм – совсем не то, чем он кажется самому себе. Культуры, которые он требует защищать и возрождать, часто являются его собственным вымыслом или изменены до неузнаваемости». Это слова английского философа Эрнста Геллнера, автора нашумевшей книги «Нации и национализм», о которых часто забывают во время политических игрищ.

Между тем Украина в очередной раз не поддержала резолюцию России против героизации нацизма, принятую на заседании Третьего комитета 68-й сессии Генеральной ассамблеи ООН. Полное название резолюции – «Борьба против героизации нацизма и других видов практик, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости». Вполне предсказуемо против резолюции выступили (как и много раз прежде) главные финансисты украинского национализма – Канада и США. Евросоюз и Украина стыдливо воздержались. Это говорит о том, что националистическая идеология и национализм продолжают пользоваться спросом у сильных мира сего, и отказываться от его грязных услуг они не собираются.

1 января 2014, 13:13
0
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

23:4622:4721:3620:4118:5616:2315:1814:2913:3313:0112:3412:0311:4310:469:599:268:438:0123:3322:4721:3620:4118:5616:2314:29
Все новости »

Другие рубрики