The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Битва за Кипр: Россия против Евросоюза

19 марта 2013, 9:34
0
Версия для печати Отправить

уже третий день внимание всего финансового рынка мира, включая и украинских олигархов, приковано к Кипру. То, что там на самом деле происходит, это не экспроприация вкладов и не опасный эксперимент Евросоюза, а решающая битва за влияние на оффшорные капиталы между терпящей бедствие Европой и все еще сильной Россией, пишет versii.com.

От того, кто победит в этой битве сегодня, во многом зависит судьба нашей экономики завтра.

В многообразии сообщений и комментариев как-то незаметно затерялась суть того, что происходит в эти дни на Кипре. А происходит следующее. В ночь (!) на 16 марта Совет министров финансов еврозоны принял решение сократить свою первоначально обещанную помощь Кипру с 17 до 10 млрд. евро, а основную сумму недостающих денег изыскать за счет «стрижки» депозитов в кипрских банках.

Первоначально было решено, что со вкладов менее 100 тыс. евро Кипр спишет 6,75%, с депозитов более 100 тыс. евро – 9,9%. И таким образом соберет 5,8 млрд. евро.

Но уже на следующий день концепция поменялась. По новому проекту с вкладов, которые превышают 100 тыс. евро, спишут не 6,75%, а 3%. Тех же, у кого больше 100 тыс. евро, «подстригут» на 12,5%.

Весть о том, что правительство заберет значительные суммы денег с банковских счетов, вызвала панику среди киприотов и «друзей» острова. Около банкоматов в мгновение ока скопились гигантские очереди, вследствие чего «ящики с деньгами» вскоре опустели. Банки тут же ввели ограничение на суммы выдачи средств со счетов несколькими сотнями евро, а в ряде городов, например, Ларнаке, вообще закрыли отделения банков.

И не просто закрыли: банки прекратили расчеты. Даже по текущим операциям, чтобы избежать панического оттока средств из страны. Таким образом, Кипр заморозил 92 млрд. евро, среди которых 35 млрд. евро российских денег (по разным подсчетам) и от 16 до 20 млрд. евро – украинских.

На ситуацию с налогом наслоились и субъективные факторы. 18 марта финансовые учреждения не работали в связи с каким-то национальным праздником. Планировалось, что в этот день парламент одобрит предложенный президентом новый налог на банковские вклады и уже во вторник банки возобновят свою работу.

Голосование по налогу должно было состояться еще в воскресенье, но правительству страны не удалось собрать необходимого большинства голосов депутатов для одобрения нового закона. И президент Никос Анастасиадес перенес голосование на понедельник. Но и вчера парламент не сумел принять решение. Если он сделает это сегодня, то банки откроются не раньше четверга. А если не сделает… Ну, тогда паралич банковской системы затянет еще на неопределенное время.

От происходящего уже пострадали некоторые украинские компании. Другие, типа СКМ, поспешили заявить, что кипрский кризис их не касается. На самом же деле он касается всех, и в частных беседах бизнесмены подтверждают, что ситуация с Кипром равна финансовой Помпее.

О том, насколько она и вправду серьезна для украинской экономики, могут свидетельствовать элементарные цифры. Кипр – номинально основной инвестор Украины, откуда приходит (вдумайтесь в эту цифру) 95% (!) иностранных инвестиций. Иностранными их, конечно, можно назвать лишь условно, ибо на самом деле это деньги наших холдингов и корпораций, которые те спрятали от налогообложения и по мере необходимости вкладывают в развитие своих предприятий. Но факт остается фактом: по результатам 2012 года объем чистых прямых иностранных инвестиций, направленных в Украину, составил около $4,1 млрд., из которых $3,9 млрд. составляют инвестиции из Кипра.

При этом ушло на Кипр из Украины несоизмеримо больше, чем пришло. По данным «Экономической правды», которые она публиковала несколько месяцев назад, за последние два года украинские банки перечислили в оффшорные зоны и на Кипр $53,4 млрд.

За девять месяцев 2012 года резидентам Кипра было выплачено доходов на сумму 29,1 млрд. грн., что составляет почти половину (47%) от общего объема таких выплат. Об этом в интервью изданию «Зеркало недели. Украина» рассказал глава Миндоходов Александр Клименко со ссылкой на результаты представленной субъектами хозяйствования отчетности.

Проанализировав ситуацию, украинские власти подписали в ноябре 2012 года (в рамках официального визита президента Виктора Януковича в Республику Кипр) Конвенцию об избежании двойного налогообложения и предотвращении налоговых уклонений относительно налогов на доходы и имущество. Но и она не повлияла на ситуацию. До вчерашнего дня Кипр оставался базовой территорией для оптимизации налогообложения украинских субъектов хозяйствования. Местом, откуда иностранные инвестиции заходят в нашу страну и куда они потом уходят обратно.

В чем же причина столь невероятной популярности Кипра для украинского и российского бизнеса? Объяснения, что остров мог похвалиться самой низкой налоговой ставкой среди стран еврозоны, явно недостаточно. Ответ, видимо, кроется в таком понятии, как традиция.

Как-то так сложилось, что именно до Кипра, а вовсе не до других европейских оффшорных зон, таких как Австрия, Швейцария, Люксембург, Лихтенштейн и так далее, в начале 90-х добрались мрачные парни в малиновых пиджаках поверх спортивных костюмов «Адидас». И как-то на удивление радушно их там приняли. Тут же нашлись русскоговорящие юристы и посредники, которые буквально на пальцах растолковали пацанам простоту оффшорного бизнеса, помогли найти зиц-председателей (директоров оффшорных фирм), подыскали недвижимость с видом на море.

Прошло время. Обладатели малиновых пиджаков исчезли. Вместо них появились крупные российские и украинские корпорации, банки, вертикально-интегрированные холдинги. А «нычки» на Кипре остались. И обкатанные схемы работы тоже. И незаменимые зиц-председатели, которых многие «владельцы» кипрских фирм никогда не видели в лицо, но могли на них целиком положиться, тоже никуда не делись. Вся эта система работала безотказно, как старая швейная машинка «Зингер». Пока Евросоюзу не стукнуло в голову оборвать ремень, который крутит колесо оффшорного финоборота.

При этом большевистская идея экспроприировать часть вкладов в бюджет была почему-то названа налогом. «Налог – это регулярный платеж в пользу государства, – поясняют юристы. – Не бывает налогов, которые вводят как одноразовую акцию, чтобы снять деньги с граждан и юрлиц. Это уже не налог, а частичная конфискация имущества. И он не может не вызывать протест, так как речь идет об изъятии частной собственности. В данном случае – денежных сбережений».

К слову, российский премьер Дмитрий Медведев – юрист по образованию, между прочим, уже прямо назвал введение налога на банковские депозиты на Кипре конфискацией чужих денег. «Скажем прямо, это выглядит просто как конфискация чужих денег. Не знаю, кто автор этой идеи, но выглядит это именно таким образом», – сказал Медведев на заседании набсовета ВЭБа в понедельник.

О том, какую тревогу вызвало действие кипрских властей у руководства России, может красноречиво свидетельствовать тот факт, что вчера утром президент РФ Владимир Путин созвал оперативное совещание с руководством администрации, помощниками и советниками, курирующими экономические вопросы по проблеме принудительной реструктуризации банковских вкладов Кипра. Беспрецедентный, надо сказать, случай, когда оперативное совещание созывается по такому вопросу.

Но уже к полудню, благодаря сообщениям российских и западных СМИ, стала понятна вся глубина происходящей интриги. Маленький Кипр оказался меж двух огней – в центре противоборства двух экономических гигантов: России и Евросоюза. Кто перетянет его на свою сторону, тот победит всерьез и надолго.

Евросоюз, пригрозив Кипру лишением членства и другими бедами, пытается заставить сделать шаг, который кардинальным образом подорвет российскую экономику. И заодно – экономику Кипра. Ведь невозможно держать российские и украинские деньги заблокированными в кипрских банках вечно. Рано или поздно их придется разблокировать. И тогда начнется такой отток средств из банковской системы острова, что 10 млрд. евро помощи ЕС растворятся в ней, как капля в море. И продвижение Кипра от просто финансовых неприятностей к окончательному дефолту будет быстрым и последовательным. По мнению экспертов, при оптимистическом сценарии это случится осенью, реально – в разгар лета.

В свою очередь Россия тоже не стоит в стороне и шантажирует остров, что немедленно потребует обратно кредит в размере 2,5 млрд. евро, выданный в 2011 году, который пошел на оказание финансовой помощи Народному банку (Laiki Bank) и Банку Кипра (Banco de Chipre). Потери этих двух банков в результате обвала банковской системы в Греции составили 4,5 млрд. евро (25% ВВП). Очевидно, что невозможность вернуть сейчас этот кредит приведет к банкротству обоих банков и крушению финансовой системы Кипра.

Источники в украинских компаниях, которые держат свои сбережения в кипрских оффшорках, говорят, что им остается одно – молиться за победу России в битве с Евросоюзом. Несмотря на огромное количество украинских денег в банковской системе острова, у нас нет ни политической, ни репутационной возможности повлиять на решение кипрского парламента. «Это под силу сделать только российским лоббистам, и они не сидят, сложа руки, о чем свидетельствует перенос голосования с воскресенья на понедельник и с понедельника на вторник. Поверьте, уличные протесты перепуганных киприотов тут не причем: вспомните, какие беспорядки были в Греции, но они не остановили правительство в решимости принять драконовские меры», – сказал нам информированный собеседник из крупного банка.

Надежду на позитивное решение вопроса дает последняя информация с Кипра. На переговоры в Москву завтра – 20 марта – прилетает министр финансов этой страны Михалис Саррис. Следом за ним планируется визит президента Кипра Никоса Анастасиадеса и его встреча с Владимиром Путиным. Пока Кипр скромно просит отсрочки погашения российского кредита на 5 лет и снижения ставки с 4,5% на 1,5-2 процентных пункта. Очевидно, что у него есть и другие предложения к россиянам, которые будут озвучены во время визитов.

Москва в свою очередь предлагает замаскированную под частную коммерческую сделку материальную помощь «оффшорной республике». Речь идет о покупке мажоритарного пакета акций в Cyprus Popular Bank и увеличении доли в Банке Кипра (9,7% банка уже принадлежит структуре бывшего основного владельца «Уралкалия» Дмитрия Рыболовлева).

Считается, что через сделку с Cyprus Popular Bank Россия может завести на Кипр минимум 2 млрд. евро. Это, конечно, не 10 млрд. евро, обещанные Евросоюзом, но в отличие от них же – синица в руке. Европейская же помощь – это журавль в небе: она растянута во времени и может быть в любой момент пересмотрена в сторону уменьшения. Так что Кипр в эти минуты стоит перед очень непростым выбором. От которого зависит, потеряет ли украинский бизнес часть своих денег…

19 марта 2013, 9:34
0
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

23:4622:4121:3620:4119:3218:5616:2314:2913:1711:4310:4610:039:268:4323:1521:5220:4118:5616:2314:2912:4311:2310:039:268:43
Все новости »

Другие рубрики