The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Перманентный российско-украинский развод

12 ноября 2012, 14:11
0
Версия для печати Отправить

Геополитическая трансформация государств определяется новой архитектурой мира. Наступает эпоха государственного капитализма и наиболее уязвимыми экономиками становятся страны, где у власти доминируют корпоративные интересы. Глобальный финансово-экономический кризис наглядно продемонстрировал, что неолиберальный рыночный фундаментализм не выдержал проверку временем. После распада Советского Союза тектонические трансформации происходят на рубежах евразийских цивилизаций, где известный европейский геополитик Тиберио Грациани выделяет стержневые регионы Средиземноморья и Центральной Азии.

Таким стержневым регионом на европейском континенте является Восточная Европа.

В отношении криминально-коррумпированной демократии России Европейский Союз проводит Realpolitik. В геополитическом отношении Украина является «серой зоной» или ничейной землёй (terra nullius)2. Украинская многовекторная внешняя политика протянутой руки ведет к полной утрате суверенитета и возрастанию влияния на Киев мировых геополитических игроков. Интеграция с Украиной укрепляет российский статус великой державы и позволяет за счет кооперации сохранить мощный военно-промышленный потенциал. Европейский Союз заинтересован в расширении потребительского рынка за счет Украины без абсолютных гарантий евроинтеграции. Поэтому в качестве «пряника» предлагает Украине наряду со странами Северной Африки европейскую политику соседства или «Восточного партнёрства». Соединённые Штаты проводят последовательную политику, чтобы не допустить усиления имперских амбиций России за счет Украины, которую рассматривают в качестве своей «пятой колонны» в Европе. Украинская власть, независимо от цвета, декларирует европейский выбор и одновременно сделала все возможное, чтобы по макроэкономическим показателям дистанцироваться от ЕС. В последнее время на внешнюю политику Украины стал оказывать влияние Пекин, подписав с Киевом соглашение о стратегическом партнёрстве. В этом контексте необходимо рассматривать и очередной конфликт между «братскими» восточнославянскими государствами, который для многих стал неожиданным после поражения прозападной украинской «оранжевой власти» на президентских выборах 2010 года.

Но прежде необходимо обратить внимание, что, несмотря на многовековое сосуществование в одном государстве, менталитет русских и украинцев существенно различается. У русских доминируют стратегическое мышление. Русский с удовольствием рассуждает о том, что за горизонтом, об освоении Арктики, Сибири, космоса, Мирового океана, о всемирной революции, тогда как собственным дом не обустроен в буквальном смысле.
Для украинцев с менталитетом запорожских казаков наиболее характерно тактическое мышление. Думать о далеком будущем, когда можно было погибнуть в ближайшем завтра, было бессмысленно. Возможно, не случайно после провозглашения независимости истинные «патриоты» вышли на большую дорогу политики в поисках добычи и начали грабить страну.

Российские аналитики приписывают Киеву основную роль в дезинтеграции постсоветского пространства. Дистанцирование от России сопровождалось многократно озвученным политическим курсом вхождения в ЕС на основе уже несуществующего сценария «дружбы народов». Забыв при этом, что отношения в новом геополитическом пространстве строятся не только на политическом расчете, а на прагматическом фундаменте экономической целесообразности. Одновременно, в Восточной Европе, опасаясь крепкого «славянского братства», Украина свернула сложившиеся экономические связи и в результате страна оказалась в «серой зоне» европейского континента.

Советские стереотипы сменились другой крайностью — примитивизацией и упрощением отечественной культуры и истории. Сегодня не популярны пророческие слова Павла Скоропадского — первого и последнего в двадцатом веке гетмана Украины: «Признавая две параллельные культуры, как глава государства, я старался относиться к обоим лагерям совершенно беспристрастно и объективно. Я глубоко верю, что только такая Украина жизненна, что она наиболее соответствует духу простого народа… При существовании у нас и свободном развитии русской и украинской культур мы можем расцвести, если же мы теперь откажемся от первой культуры, мы будем лишь подстилкой для других наций и никогда ничего великого создать не сумеем»

Общие тенденции деиндустриализации и утраты стратегических отраслей

Несмотря на постоянные конфликты в российско-украинских отношениях отмечается симметричность процесса рыночной трансформации, в результате которого Россия и ставшая независимой Украина продемонстрировали общие тенденции деиндустриализации. И в России и на Украине за последние годы в значительной степени разрушена советская технологическая пирамида. Из реальной экономики за последнее десятилетие ушло в России примерно 3 млн., а на Украине 1,1 млн. инженеров, конструкторов, технологов, квалифицированных работников и рабочих.

В результате дикой приватизации, в России и на Украине де-факто утратили контроль над ведущими промышленными отраслями. Большинство стратегических предприятий России и Украины не являются отечественными и зарегистрированы в оффшорах4. В оффшорах находится до 70 % российских производственных активов. Кому в действительности они принадлежат, остается тайной за семью замками. Даже бывший российский президент Медведев внятно не мог сказать, кому принадлежит крупнейший аэропорт России и Восточной Европы «Домодедово». Об этом в Московском Кремле вспомнили только после террористического акта в аэропорту.

После провозглашения независимости Украины в оффшоры были выведены большинство металлургических предприятий. Новыми частными владельцами заводов украинская власть использовалась преимущественно для выбивания преференций. К настоящему времени украинское государство потеряло почти полностью контроль над стратегической металлургией, активы и прибыль которой выведены за рубеж.

Крупный капитал в России и Украине имеет преимущественно криминальную природу происхождения, включая капитал вошедших во власть организованных преступных группировок и «выдающихся» деятелей партии власти. Например, бывших мэров крупнейших российских мегаполисов (Москвы и Санкт-Петербурга), у которых оказались «талантливые» — жена и сын, ставшие миллиардерами благодаря административному ресурсу любящего мужа и мамы. «Талантливые» родственники-мультимиллионеры, любовницы, племянницы и тещи есть практически у всех российских губернаторов. У бывшего президента Украины пана Кучмы оказался очень «талантливый» зять-миллиардер.

Посткризисная трансформация выявила наметившиеся различия в экономической политике России и Украины. В целом, для России характерны противоречивые процессы, характеризующиеся точечными успехами в модернизации и дальнейшей деградации в большинстве сферах общественно-экономической жизни. После нулевых 90-х годов, Россия оказалась как витязь на распутье. Ростки созидательных тенденций перекрываются крупномасштабной имитацией действительности, что привело к новому застойному периоду. В 2010 году прирост ВВП в Российской Федерации составил 4 % после рекордного среди стран «Большой двадцатки» падения в 8% в предыдущем году. Когда ВВП России практически не изменился по отношению к 1990 году, в том числе промышленное производство составило 77 %, а сельскохозяйственное производство — 86 %. За два десятилетия наиболее высокими темпами развивалась только розничная торговля.

Наиболее характерной тенденцией посткризисной трансформации России в отличие от Украины стала политика новой индустриализации, особенно в энергетической, металлургической и машиностроительной отрасли. Начали появляться реальные точки инновационного роста. В постсоветском пространстве только России, несмотря на финансовые трудности 90-х годов, удалось сохранить мощный научно-технический потенциал. Об этом свидетельствуют успехи в ряде фундаментальных исследований, где получены результаты, имеющие мировое значение.

Интеграция с Украиной остается последним шансом восстановить геополитическое пространство Восточной Европы во главе с Россией. Уход Украины в «самостийный» дрейф остается самым болезненным для русского национального самосознания5. В отличие от стран Балтии Украине пришлось строить государственность практически с нуля в условиях цивилизационного (конфессионального и социокультурного) разлома. И самостийное государство состоялось, правда, коррумпированной демократии. С ограниченным суверенитетом и преимущественно «внешним управлением», процессами деинтеллектуализации и деиндустриализации. Политика этнонационализма, проводимая «оранжевой властью, не только не приблизила светлое будущее, но скомпрометировал зарождающуюся демократию и формирование гражданского общества.

Завершился процесс европейской интеграции по-украински, или как более корректно выразиться — имитация европейской интеграции уже привела Украину к евродеградации. Самостийная «элита в законе» интегрировалась в Евросоюз по сантехническим стандартам, а миллионы граждан по стандартам гастарбайтеров.

По макроэкономическим показателям Украина уверенно вошла в мировой клуб ведущих государств мировой периферии, вместе с центральноафриканскими странами и Папуа-Новая Гвинея. Украина, бывшая в прошлом среднеразвитой советской республикой, стала государством мировой периферии — Четвертого мира – с жирной «элитой в законе» и бедным населением. Номинальный ВВП (2011) — $160 млрд., что в пересчете на душу населения ниже среднемирового. И в 2 раза ниже, чем в России, Белоруссии и Казахстане, Литве, Латвии и Эстонии; ниже Азербайджана, Туркмении. После падения ВВП в 2009 году на 15 % рост в 2010 году составил 4,3 %. Украина не восстановила уровень промышленного производства 80-х годов и сельскохозяйственного производства 70-х годов. Долги Украины составляют 80 % ВВП. По уровню коррупции и низкой конкурентоспособности экономики Украина занимает лидирующее место в Европе и мире. За два десятилетия Украина опустилась с 9 на 90 место из 138 в мировом рейтинге по развитию информационно-коммуникационных технологий, уступив Перу и Пакистану. Совокупный внешний долг Украины составил $110 млрд. или 85 % ВВП (2010). Растет отрицательное сальдо внешнеторгового баланса, что неизбежно приведет к нехватке валюты в стране и падению курса гривны.

Крупномасштабная безработица привела Украину в группу мировых лидеров по экспорту трудовых ресурсов. За пределами страны в 2010 году работало по официальным данным около 5 млн. украинских трудовых мигрантов, в том числе в России более 2 млн., в США, Италии и Польше примерно по 0,5 млн., Испании и Чехии по 0,2 млн. человек. В 2010 году трудовые мигранты инвестировали в отечественную экономику $5 млрд., а зарубежные страны — всего $4,7 млрд., из них 22,5 % прямых инвестиции из ЕС поступило за счет оффшорных компаний, зарегистрированных на Кипре и принадлежащим украинским олигархам.

После президентских выборов 2010 года правящая украинская Партия регионов провозгласила курс на реализацию Концепции национального прагматизма. Во внешней политике был объявлен курс на нейтралитет и создание безъядерной зоны в Центрально-Восточной Европе. Нейтральный статус Украины был закреплен законом «Об основах внутренней и внешней политики». Таким образом, Украина формально определилась в системе международной безопасности как безъядерное нейтральное государство. Но последующие тенденции свидетельствуют, что Украина по-прежнему в качестве гаранта рассматривает евроатлантический «зонтик» безопасности6. Это не связано с политической ориентацией националистических партий, а является главной задачей партии власти крупного капитала, включая олигархов, получить на Западе гарантии собственной безопасности и легитимности.

Несмотря на достигнутые «успехи», власть объявила очередную главную экономическую цель — вхождение Украины в двадцатку ведущих стран мира, то есть по версии Программы развития ООН занять двадцатое место Сингапура. Осталось только очередную сказку сделать былью. Партия регионов вновь провозгласила курс на модернизацию Украины на основе индустриализации, наличия полезных ископаемых и черноземов, научно-технического прогресса и выгодного геополитического положения. Таким образом, продолжила курс «оранжевой власти», так же объявлявшей о «модернизационном прорыве», который закончился не начавшись.

Несмотря на опасное социальное расслоение в России и на Украине мировой кризис ознаменовался появлением рекордной численности миллиардеров. По версии журнала Forbes (2010) в списке самых богатых людей планеты 101 россиянин и восемь украинцев. Суммарные капиталы олигархов составляют по разным оценкам от пяти до десяти государственных бюджетов. Состояние олигархов выросло не за счёт экономического роста, а произошло умножение богатства за счет умножения бедности, низкой оплаты труда. Ниже уровня бедности живет 35 % украинского населения (больше, чем в Молдове и Туркменистане). Российские и украинские олигархи отчетливо понимают, что их благополучие зависит не от соблюдения законов, а от административного ресурса.

Организованные партийные группировки

Самой большой трагедией России и Украины является отсутствие национальной элиты развития, для которой государственные интересы были бы выше корпоративных, радикально националистических и личных «шкурных». В России и на Украине не сформировались партии европейского типа. Вместо них созданы организованные партийные группировки (ОПГ), в которых доминируют представители крупного бизнеса, коррумпированные политики и чиновники, которые придя к власти, осуществляют «эффективный» бизнес на государственных ресурсах. Эта «элита в законе» реализует модель экономики безудержного потребления. Что является надежным гарантом, что в обозримом будущем не будет создана экономика с сильными стимулами к саморазвитию и привлекательности для иностранных инвесторов. Наблюдается абсолютное нежелание политической элиты взять на себя ответственность за произошедшую деградацию в обществе (включая науку, образование и медицину) и в экономике. Властная элита защищает не государственные, а корпоративные бизнес-интересы. На государственные посты назначают «эффективных» менеджеров, которые наиболее успешно действуют на благо «семейного бизнеса».

Мировой финансовый кризис, подорвавший постсоветскую экономику, и завершившийся основой этап приватизации, существенно уменьшили «жирный пирог» общенародной собственности. В результате происходит консолидации партии крупного капитала, «честно» нажитого в условиях дикой приватизации, и наступление на малый и средний бизнес, который в основном развивался по классической схеме предпринимательства снизу. Но у него нет будущего в коррумпированном государстве, где он стал основным полем кормления для чиновников правящей партии.

На посткризисную трансформацию Российской Федерации определяющее влияние оказывает зачищенное политическое поле, не предусматривающее реальной конкуренции. Идет консолидация правящей организованной партийной группировки («Единой России»), ассоциируемой большинством граждан с партией жуликов и воров. Во время последних президентских выборов Россия в очередной раз решила насмешить мир чрезмерно управляемой демократией — коррумпированная партия возглавила «Народный фронт». Официально запрещенная российской конституцией идеология заменена идеологией безудержного потребления.

Если в России правящая партия представлена в основном коррумпированными чиновниками, на Украине, несмотря на 180 зарегистрированных партий, борьбу за власть ведут преимущественно две партийных бизнес-группировки, ориентированные на крупную олигархическую буржуазию («Партия регионов») и на малый и средний торговый бизнес (партии «оранжевой» власти). «Оранжевая революция» на Украине характеризовалась как «бунт партии миллионеров против партии миллиардеров». Но в результате «бунта» партия миллионеров трансформировалась в партию «скоропортящихся апельсинов».

Придя к власти, Партия регионов в условиях дефицита бюджета и неизбежных международных заимствований (кредитов), совершила стратегическую ошибку, которая в обозримом будущем приведет к значительной потере электората. Партия крупного капитала основное бремя осуществляемых реформ возложила на простых граждан, малый и средний бизнес, увеличение пенсионного возраста. Неприкасаемым остаётся лишь крупный олигархический бизнес, который выводит капиталы и обналичивает через оффшоры.

Малый бизнес развивается за счет личной инициативы по использованию собственного человеческого ресурса и идей. Это позволяет экономить государственные средства на создание рабочих мест и уменьшает социально-экономические риски в период кризисов, обусловленных, как правило, крахом крупных корпораций и банков. В развитых странах в малом бизнесе занято до 70 % трудовых ресурсов, тогда как налоги не превышают 30 % всех поступлений в бюджет. Под воздействием мирового кризиса от Соединённых Штатов и Европы до Саудовской Аравии приняты меры по поддержки малого и среднего бизнеса. И только Украина пошла своим путем.

Кроме стратегической ошибки в отношении малого и среднего бизнеса, украинская власть продолжает использовать международные кредиты преимущественно на проедание, в ближайшее время может обрушиться долговая финансовая пирамида. Эти два фактора рано или поздно приведут к социальному взрыву.

Ради политической целесообразности Украина поставила цель – раньше России вступит в ВТО. И она была достигнута в 2008 году благодаря беспрецедентным потерям. Из-за политического авантюризма «оранжевая власть» при вступлении в ВТО зафиксировала один из самых низких в мире заградительных таможенных тарифов. При этом были учтены корпоративные интересы торгового бизнеса, ориентированного на власть. Этот бизнес был связан в значительной степени с торговлей импортными товарами. Поэтому и были установлены исключительно низкие таможенные пошлины на их ввоз. Уровень таможенной защиты более чем в два раза ниже, чем единый таможенный тариф Российской Федерации. В отличие от ЕС, где ввозные пошлины на некоторые продукты питания достигают 100% и выше, Украина снизила эти пошлины до 10 % или обнулила. Это при том, что при вступлении в ВТО Украина отказалась использовать инструмент поддержки отечественных сельскохозяйственных производителей через экспортные субсидии.

Возможно, таким образом, бывший премьер-министр Юлия Тимошенко надеялась получить на президентских выборах 2010 года широкую поддержку электората, представляющего малый и средний торговый бизнес, не думая о последствиях для государства и отечественных товаропроизводителей. В результате подписанного с российским «Газпромом» соглашения цена на российский газ для Украины была привязана к мировым ценам на нефть. Но мировая цена начала расти и соответственно, цена на газ. Высокая цена на газ наносила существенный ущерб бизнесу партии миллиардеров.
Таким образом, украинские партии миллионеров и миллиардеров объединяет стремление реализовать свои кооперативные, а так же личные «шкурные», а не государственные интересы. Украинское государство ими рассматривается как возможность вспомогательного «бизнеса на государственных ресурсах» (деньгах налогоплательщиков). Отсюда хронический дефицит бюджетных средств, выделяемых на образование, медицину, науку, на фоне бесящейся от жира самостийной «элиты в законе».

Украинская «элита в законе» представляет угрозу национальной безопасности, однако сама по себе она не способна развалить государство. Энергетика распада образуется на рубежах многомерного коммуникационного пространства, в результате стратификации двух разномасштабных процессов — столкновения геополитических интересов США, ЕС, России, а теперь и Китая в регионе и проблемы выживания (сохранения и лигимитации собственности) компрадорской элиты.

В разгар жаркого лета 2011 года Киев в третий раз за последние девять месяцев посетил высокопоставленный чиновник Госдепа США, заместитель помощника госсекретаря США по Евразии, который в газетном интервью сообщил, что ему есть, что сказать украинской власти, чтобы она сделала «правильный» выбор между Россией и Западом. Было бы наивно считать, что счета самостийных олигархов в западных или оффшорных банках не контролируются спецслужбами США или Великобритании, например, на Британских Виргинских островах, или на Кипре, или на экзотических островах Океании. Поэтому на вопрос, могут ли США арестовать зарубежные счета украинских олигархов и выдающихся деятелей партии власти в случае, если те поведут неправильную с точки зрения американского Госдепа политику, высокопоставленный американский дипломат ответил: «Должен заметить, что представители украинской власти весьма чувствительны к нашим высказываниям и пожеланиям. То есть мы можем поднимать определенные вопросы с уверенностью в том, что будем услышаны»7. Соединённые Штаты не допустят усиления «имперских» амбиций России за счет кооперации с Украиной в ракетостроении и самолётостроении.

Очередной газовый конфликт и ухудшение отношений с Россией не является новостью для электората правящей в Украине Партии регионов, которую оппоненты называют «партией преданных регионов». Она использует пророссийскую или антинационалистическую риторику только на время выборов. И даже в болезненном военно-политическом вопросе она и раньше ориентировалась на сотрудничество с НАТО. Именно ее представитель еще во времена «оранжевой революции» возглавлял Совет национальной безопасности. Поэтому вопрос цены на российский газ для этой партии второстепенен. Главный вопрос, как и для любой партии крупного капитала, – получить легитимность на Западе, куда через оффшоры выведены активы стратегических предприятий. Как это ни парадоксально, но правящая Партия регионов в большей степени зависима от Белого дома, чем проамериканская «оранжевая власть», так как активы и счета олигархов находятся на Западе. И чутко прислушивается к мнению «Вашингтонского обкома», стремящегося не допустить интеграционные процессы в Восточной Европе и усиления российского ВПК за счет кооперации с Украиной.

В начале 2009 года «Нафтогаз Украины» и «Газпром» подписали контракт купли-продажи природного газа на 2009 – 2019 годы по формуле, привязанной к мировым ценам на нефть. На реконструкцию Украинской газотранспортной системы требуется 3 млрд. евро, а чистый убыток «Нафтогаза Украины» составляет свыше $2,6 млрд. Позиция Брюсселя зависит от решений российского «Газпрома». В Европейской комиссии по энергетики заявляют, что модернизация ГТС не имеет смысла, так как на Украине газа нет, а он поступает из России. В результате на энергетическом саммите ЕС (февраль 2011 года) было отказано в модернизации украинской ГТС и одобрены планы строительства трех новых магистральных газопроводов (Посейдон, Трансадриатик и Набуко) и терминалов сниженного газа в Хорватии. В «Стратегии Евросоюза для Черноморского региона», приятой в 2011 году, Украине не нашлось места, а Черное море рассматривается как частично «внутреннее море» ЕС.

Завершено строительство первой очереди газопровода «Северного потока» по дну Балтийского моря. Пропускная проектная способность «Северного потока» и «Южного потока» составит 118 млрд. куб. м (63 + 55). Россия поставляет в Европу 120 млрд. куб. м и в будущем может практически обойтись без Украины. Россия платит Украине за транзит газа $1,5 млрд. и стремится избавиться от этой зависимости. Доля природного газа в себестоимости украинской химической продукции составляет от 50 % до 70 % и при увеличении цены на газ с $320 до $350 за тысячу кубометров рентабельность предприятий упадет до нулевой.

Проблемы вступления в Зону свободной торговли ЕС и Таможенный союз СНГ

Многие в Брюсселе рассматривают вступление Украины в Зону свободной торговли как средство в геополитической игре, направленной на ослабление России. В условиях кризиса главная стратегическая цель ЕС по созданию ЗСТ с Украиной заключается в расширении потребительского рынка для европейских товаров и поглощения конкурентоспособных производств европейскими корпорациями8. Евросоюз заинтересован в потребительском рынке Украины (46 млн. человек). И оказывает давление на Киев «демократическим» способом: «Украине по силам выбирать, в каком направлении двигаться — положительном или противоположном», при этом исключает вступление Украины в ЕС. Европейский Союз с экономической мощью в $15 трлн. ВВП и потребительским рынком в 500 млн. человек с высокой покупательной способностью остаётся привлекательным для Украины. Рынок Таможенного союза (России, Белоруссии и Казахстана) с 1,5 трлн. ВВП и потребительским рынком в 170 млн. человек с относительно низкой покупательной способности значительно уступает экономической мощи ЕС.

Украина ведет переговоры с ЕС о создании ЗСТ с декабря 2008 года и планирует закончить к 2013 году. Несмотря на внешнюю привлекательность Евросоюза, наблюдаются исключительно контрастные различия в структуре внешней торговли с ЕС и Россией. Доля Европейского Союза во внешнеторговом обороте Украины составляет 29,6 % (2010), а со странами СНГ – 40,2 %, в том числе с Россией — 32,3%. В 2010 году Украина импортировал из ЕС товаров на 17 млрд. евро и экспортировала на 11 млрд. евро. Главные статьи экспорта — сталь (35 %) и пшеница вместе со всей аграрной продукцией (20 -25 %), химическая продукция и удобрения, производимые из российского газа (10 %). Брюссель не интересует импорт из Украины продукции украинского машиностроения с высокой добавленной стоимостью (космические ракеты, продукция ВПК, транспортные самолеты и авиационные двигатели, продукция энергетического машиностроения). Тогда как подавляющая часть технологического экспорта поставляется в Россию.

В переговорах о зоне свободой торговли с Украиной Брюссель настаивает на абсолютных преференциях для ЕС, тогда как для выхода на европейский рынок рекомендуют Киеву несколько сотен изъятий товарной номенклатуры. Предлагаются крайне низкие квоты на экспорт в ЕС сельскохозяйственной продукции (пшеницы, свинины, птицы), которые составят всего несколько процентов от общего объёма экспорта продовольственной продукции Украины. От Киева требуют отменить экспортную пошлину на вывоз семян подсолнечника. Чтобы загрузить производственные мощности ЕС и при этом не истощать почву в европейских странах, и одновременно требуют ввести 50% пошлину на украинскую кондитерскую продукцию. При вступлении в ЗСТ будет осуществлена защита европейский названий алкогольных напитков (шампанское, коньяк, портвейн, херес) и эти бренды Украина не сможет использовать.

При присоединении к ЗСТ Украина утратит ряд преференций на российском рынке. Утрата свободного доступа к российскому рынку из-за неприсоединения к Таможенному союзу и введения им дополнительных торгово-экономических барьеров обойдется Украине потерями до $10 млрд. в год. Россия за имитацию евроинтеграции Украины платить не будет.

Вместе с тем, Украина должна стремиться к внедрению европейских ценностей. Отчетливо осознавая, что в обозримом будущем никто в Брюсселе не собирается принимать Украину в Европейский Союз.

Преимущества Таможенного Союза. По сравнению с Европейским Союзом Таможенный Союз демонстрирует высокие темпы экономического роста (5,4 % против 2,4% по прогнозам МВФ), что позволит в более короткие строки увеличить показатель ВВП на душу населения по отношению к среднеевропейскому. Таможенный Союз увеличивает транзитные возможности Украины, является реальным рынком для украинской продукции, в том числе самолетостроения и ВПК.

Как уже отмечалось выше, при вступлении в ВТО Украина преднамеренно допустила стратегическую ошибку, приняв один из самых низких в мире (в среднем около 4,5 %) уровень таможенной защиты внутреннего рынка. Вступление в Таможенный союз позволило бы исправить эту ошибку, так как в ТС средний уровень таможенных пошлин составляет 10,5 %.

В Таможенном союзе 57 голосов принадлежит России, а Белоруссии и Казахстану по 21. В июле 2011 года вступил в силу Таможенный кодекс. Не взимаются экспортные пошлины, отменено таможенное оформление, унифицированы санитарно-ветеринарные и фитосанитарные требования. Осуществляется поэтапный переход к равно доходным ценам на газ, равном доступе к транспортной инфраструктуре, включая железнодорожный и трубопроводный транзит. В начале 2012 года Таможенный союз начал переговоры о создании зоны свободной торговли с Европейским Союзом. И Украине целесообразно синхронизировать процесс вступления в ЗСТ с Россией. Вступление в Таможенный союз позволит Украине в отношениях с ЕС быть более самостоятельным субъектом.

Кооперация с Россией позволит сохранить еще не разрушенную до конца технологическую пирамиду Украины. Участие украинского военно-оборонного комплекса в модернизации российских вооруженных сил обеспечит заказы в сотни миллиардов долларов. Если не будет продолжена кооперация, российский ВПК начнет создание своего полного технологического цикла.

В 2010 году внешнеторговый оборот с Россией составил $41,6 млрд., в том числе оборот торговли услугами – $6 млрд. Это больше, чем в рекордный докризисный 2008 год. Украина вошла в тройку крупнейших торговых партеров России после Германии и Китая. При присоединении к Таможенному союзу Украина могла бы экономить до $8 млрд. при снижении стоимости российского газа до $150-160 за тыс. кубометров. Для Украины актуальна проблема снижения железнодорожных тарифов, составляющих треть стоимости энергетического угля, импортируемого из России.

Оппоненты вступления Украины в Таможенный союз опасаются потери государственного суверенитета. Их рассуждения, что вступление в Таможенный союз помешает торговым отношениям с ЕС, является политической спекуляцией. На мировом рынке заключено несколько сотен договоров о торговых преференциях между отдельными государствами и группами стран. При этом подавляющее большинство из них являются членами ВТО.

Украинская власть была намерена завершить вступление страны в ЗСТ и одновременно установить отношения с Таможенным союзом по формуле «3 + 1», что было отвергнуто Москвой. Не может быть частичной интеграции в рамках ТС, когда партнеры будут пользоваться интеграционными преимуществами при отсутствии обязательств. При росте дефицита торгового и платежного баланса, утрачен последний шанс расширить рынок для экспорта украинской продукции в рамках Таможенного союза с Россией, Белоруссией и Казахстаном. Отказ от Таможенного союза прекратит дискуссии в России о кооперации с Украиной в области космической техники и самолётостроении. И возможность снижения цены на российский газ, что нанесет окончательный удар по конкурентоспособности основных товаров украинского экспорта.

Из-за отказа вступления в Таможенный союз Украина завершает процесс утраты транзитных транспортных функций в Восточной Европе, включая транзит российского природного газа, другого сырья и промышленной продукции. Надежды на создание евразийского коммуникационного моста между Западом и Востоком упущены. Возрождение Великого Шелкового пути утонуло в постоянных имитациях. За два десятилетия годы не был создан эффективный коммуникационный транспортный каркас Украины, отвечающий требования независимого государства.
На пути к китайскому протекторату в Восточной Европе

За последнее время на фоне ухудшения деловых отношений с Россией Украина начала форсировать китайский геоэкономический вектор «стратегического» партнёрства. О возможном превращении Украины в китайский протекторат автор писал еще в «Геополитике» (2000)9. Прошло немного времени и этот, казалось бы, фантастический сценарий близок к реализации.

В 2011 году подписано китайско-украинское соглашение о стратегическом партнёрстве, благодаря которому Пекин получит еще сохранившиеся советские военные технологии, т.е. Китай сделал акцент на сотрудничество в сфере ВПК. Об это свидетельствует визит в Киев начальника генерального штаба китайской армии. В начале 90-х годов Китай приобрел на Украине недостроенный авианосец «Варяг» для переделки в «плавучее казино» за смешную сумму в $28 млн. Возможно, коррупционная составляющая этой сделки превысила стоимость корабля. В ближайшее время авианосец будет введен в строй ВМФ Китая10. Китайские инвестиции ($3,5 млрд.) теоретически пойдут на нескольких инфраструктурных проектов, но их реализация будет завесить от прокитайской внешней политики Украины.

Вершиной «стратегического» сотрудничества в области «высоких технологий» станет создание технопарков по пошиву ширпотреба (одежды, обуви) под Одессой. Создание первого крупного китайского анклава с работниками из Поднебесной непременно приведет к появлению крупного чайнатауна и Одесса станет китайским форпостом в Восточной Европе. После создания зоны свободной торговли Украина — Европейский Союз китайский ширпотреб под украинскими брэндами пойдет без заградительных пошлин в страны ЕС.

Оставаясь в серой зоне Европы, украинская власть предприняла шаги, которые могут привести к созданию китайского протектората в Восточной Европе. Если Украина и дальше пойдёт по пути такой «модернизации», то в ближайшее десятилетие она укрепит свое место на мировой периферии.
Резюме

Будущее российско-украинских отношений будет зависеть от умения использовать созидательную рубежную энергетику многомерного коммуникационного евразийского пространства в целях достижения геополитического баланса между Востоком и Западом, Севером и Югом, при доминирующей роли России.

Историческая природа украинской независимости основана на антирусской идее. Поэтому перманентные российско-украинские конфликты будут продолжаться в обозримом будущем, пока вместо расколотой Западной и Восточной Украины не состоится единая украинская нация. В отличие от России, украинские олигархи имеют огромное влияние на власть и используют её для решения своих корпоративных задач. Независимой Украине еще предстоит преодолеть синдром «младшего брата», который привык рассчитывать на преференции «старшего брата», не зависимо от своего поведения.
Проблемы вступления в Зону свободной торговли ЕС и Таможенный союз СНГ не имеет чисто экономического решения для Украины. Выбор зависит не от политической воли власти, а от желания украинских олигархов получить на Западе легитимность для выведенных капиталов и активов. За последнее время на фоне ухудшения деловых отношений с Россией Украина начала форсировать китайский геоэкономический вектор, что может привести к созданию китайского протектората в Восточной Европе. С учетом политики Китая в отношении выкупа долговый ценных бумаг некоторых государств Евросоюза Пекин становится новым геополитическим игроком на европейском континенте.

По нашему мнению, наиболее оптимальная модель европейской интеграции — проект «Большой Европы» и создания зоны свободно торговли по формуле Единое экономическое пространство СНГ – Европейский Союз или Таможенный союз СНГ – ЕС. В качестве первого этапа необходимо создание зоны свободной торговли ЕС – Российская Федерация, а в дальнейшем ЕС – Таможенный союз СНГ, включая Украину. Российский геополитик Игорь Панарин предлагает создание Евразийского Союза со столицами в Санкт-Петербурге, Алма-Ате и Киеве.

Сетевые революции после победного шествия анархии по арабским странам, споткнулись в Белоруссии, где государство проводит социально ориентированную политику. Но крупномасштабная коррупция в России и на Украине при беспрецедентном социальном расслоении в доходах населения создает благоприятную почву для импорта сетевых революций в эти страны.

Vladimir A. Dergachëv Il divorzio tra Russia e Ucraina. — GEOPOLITICA, vol. I, no. 1 (Primavera 2012) VENT’ANNI DI RUSSIA/ Электронный вариант на русском языке статьи Владимир Дергачева в итальянском журнале «Геополитика»

12 ноября 2012, 14:11
0
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

23:4622:3721:4620:4118:5617:2315:2813:4212:3411:4310:469:378:4923:4622:4721:3620:4118:5616:2314:2912:3411:4310:469:378:43
Все новости »

Другие рубрики