The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

После Минска войны не будет

28 августа 2014, 17:41
118
Версия для печати Отправить
Путин Порошенко Минск

Трехсторонняя встреча в Минске в формате Украина – Евросоюз – Евразийская тройка (Россия, Беларусь, Казахстан) на данный момент не принесла, как и прогнозировали в комментариях «Главреду» эксперты, прорывов в урегулировании конфликта на Донбассе.

Однако ряд результатов она дала. Так, Петр Порошенко по итогам переговоров, в частности, двусторонней встречи с Владимиром Путиным, заявил, что абсолютно все их участники подержали логику его мирного плана, и на его основе будет разработана дорожная карта по урегулированию ситуации в стране. Кроме того, президенты Украины и РФ договорились немедленно начать консультации пограничных служб и начальников генеральных штабов, чтобы установить контроль на границе и урегулировать ситуацию на Донбассе.

В свою очередь, Путин назвал позитивными состоявшиеся переговоры, но снова отрицал свою причастность к ситуации в Украине. При этом бои в Донецкой и Луганской областях продолжаются, а РФ снова отправляет в нашу страну технику, наемников и кадровых военных.

Оценивая для «Главреда» итоги минских переговоров, эксперты разошлись во мнениях: одни считают, что они не дали никаких результатов. Другие убеждены, что РФ и Украина таки сдвинулись с мертвой точки в попытке вернуть мир на Донбасс. К примеру, экс-депутат Тарас Чорновил считает, что после Минска можно ожидать постепенной деэскалации конфликта на востоке Украины.

Читайте:  Европа не может ждать Украину

Эксперт по вопросам международной политики, бывший народный депутат Тарас Чорновил:

Много кто умничал о том, что Порошенко нельзя было ехать в Минск, нельзя было подавать руки Путину. Однако те, кто это говорит, ни за что не несут ответственности. А Украине грозят колоссальные человеческие потери и перспектива наращивания количества провокаций со стороны России, также мы постоянно на грани масштабного вторжения. Пусть речь идет не обо всей Украине, но о ряде территорий точно: не только Донецкая и Луганская области сегодня под угрозой, но и Харьковская, Херсонская, Одесская и Запорожская. В таких условиях эта встреча сама по себе была необходима.

Понятно, что такие встречи нельзя проводить в формате, в котором до сих пор украинские президенты работали с Россией – без арбитров, нельзя переговоры с Путиным вести тет-а-тет. Слава Богу, был выбран формат, где была европейская сторона, которая после визита Меркель в Киев уже однозначно будет рассматриваться, как наш союзник и противник России. Хотя сколько было вылито грязи на Меркель во время ее приезда! Но ничего такого нет. Конечно, в Европе экономические интересы довольно часто доминируют над политическими, но двойного дна и фальши в политических интересах не существует.

В данном случае можно говорить, что на встречу в Минске мы вышли с нашими однозначными союзниками со стороны Евросоюза и с крайне осторожными и запуганными Россией, но все-таки нашими союзниками в лице Казахстана и Беларуси. Они осторожно и тихо пытаются поддерживать Украину настолько, насколько могут, будучи в вассальной зависимости от Москвы. Так, например, Казахстан сделал хорошее заявление о том, что ассоциация Украины и ЕС ничем не угрожает экономике Казахстана. Лукашенко, в свою очередь, пытался подыгрывать Украине в вопросах безопасности и территориальной целостности, потому что его самого пугают такие шаги со стороны России. Так что, в целом, встреча состоялась в адекватном для нас формате. Выгоден для нас был бы женевский вариант – при участии США. Однако и этот был приемлемым, оптимальным.

Основной результат встречи заключается в том, что она состоялась. В XXI веке, если ты собираешься идти на серьезную войну, ты не соглашаешься на подобные встречи в присутствии третьих лиц. Ты можешь попробовать провести переговоры самостоятельно и выдвинуть ультиматумы, но идти на переговоры в присутствии третьих лиц ты не можешь. Это значит, что определенного понижения уровня эскалации можно ожидать. Однако не сразу, потому что по инерции какое-то время ситуация еще может раскручиваться, и покоя на границах у нас еще долго не будет. Но реализация отдельных параметров мирного плана Порошенко уже будет. Плюс есть надежда, что полномасштабного вторжения удастся избежать. Так что позитив в этом однозначный.

Пока что Россия ничего конкретного предложить не может, кроме общих фраз и обвинений, потому можно ожидать, что будет адаптирован мирный план Порошенко с рядом уточнений и согласований.

Для чего это нужно Украине? Нам нужно выйти из войны и снять прямую жесткую угрозу. Хотя надо понимать, что нам десятилетиями придется жить в таких условиях, в которых живет Израиль, – постоянные диверсии, провокации на границах. Но это то, с чем можно жить, и к чему можно адаптироваться. В этом плане для Украины есть определенный позитив и плюс.

Какие позитивы находит Евросоюз в данном случае? ЕС избавляется от серьезной угрозы начала полномасштабной войны в Европе. Все понимают, что такая война в любой момент может превратиться в третью мировую, учитывая то, что Россия вытворяет по другим направлениям. Вспомните постоянные залеты российских самолетов в воздушное пространство Голландии и других государств, провокационные полеты возле Алеутских островов в зоне ответственности американской ПВО. То есть, навязывание Россией психоза войны в последнее время шло постоянно. Европа в этом случае избавляется от этого страха. И когда будет снято противостояние России и Украины, Европа сможет понизить уровень санкций и возобновить свои экономические интересы.

Есть ли в этом всем интерес России? Ведь если нет интереса России, она будет продолжать военные действия, причем по нарастающей. То, что Россия пошла на эти переговоры, значит, что, все-таки, определенный интерес у нее есть. С одной стороны, ее додушивают санкции – сколько бы она ни хорохорилась, но санкции бьют. С другой стороны, я так думаю, России могли намекнуть на возможность снятия эмбарго на иранскую нефть, что будет значить обвал цен на нефть до 80-100 долларов. В этом случае РФ как государство просто перестанет существовать. Потому, думаю, определенные экономические рычаги давления на Россию начали действовать, и она хочет избежать особо опасных мер.

Но для России также важно сохранить психоз населения, которое и дальше должно любить своего президента, как в свое время немцы любили Гитлера, чтобы не было разочарования. То есть, российская власть должна продемонстрировать какие-то победы. Выход на площадку переговоров, когда российская пресса может это представлять как большую внешнеполитическую победу Путина, который заставил Украину стать на колени, гадко и противно, но нам от этого ни холодно, ни жарко. Мы уже не смотрим российское телевидение, и о чем они там будут врать, нам все равно. Но если так они получат возможность сохранить лицо перед своим населением, то, думаю, мы это переживем. Но это в случае, если у России есть интерес выйти из ситуации под видом победителя.

Если же Россия заинтересована оттягивать дальше время и проводить дальнейшее перевооружение, повышать свою боеготовность, чтобы воевать против всех, тогда ситуация патовая. Одно утешает: для нормального перевооружения России, чтобы стать действительно боеспособной (сейчас ее боеспособность низкая, даже те части, которые сегодня вторгаются в Украину, не способны вести реальные боевые действия, тем более, против армии НАТО или США), понадобится несколько лет и колоссальные ресурсы. Это значит, что Россия будет жить впроголодь и работать исключительно на оборону. Через пять-шесть лет ситуация может стать действительно критичной и патовой. Сегодня Россия не готова к войне «против всех» – это единственная надежда для нас, что из этого конфликта удастся выйти. Но конфликт все равно будет тлеть. И когда Россия разработает системы противодействия общей обороне всего цивилизованного мира, она снова начнет провокации, причем не исключено, что снова на украинской границе.

Что касается двусторонней встречи Порошенко и Путина. Если бы на встрече все было расплывчато, и все ходили вокруг да около, то о результатах хоть что-то бы сказали. Но то, что итоги их разговора замалчиваются, – это признак того, что встреча проходила по взаимно оговоренным параметрам полной секретности. А это значит, что на встрече говорили открыто: Путин говорил о своих претензиях, без тех заявлений, что делаются на телекамеры, а Порошенко говорил о своих совершенно прямо.

Хорошо знаю Петра Алексеевича. Он отлично это продемонстрировал на открытой части переговоров: он не подыгрывал тем планам, которые раньше рассматривались (что все должно быть в комплиментарном тоне, потому что будет пресса) – он все равно говорил прямо об откровенной агрессии. Думаю, в закрытой части Путина ожидал неприятный сюрприз. Он привык иметь дело с украинскими президентами, которые были податливыми и уступчивыми, на которых можно было давить, и которые выглядели перепуганными после первого же контакта с ним. Порошенко не такой. Он очень жестко негативно воспринимает любое давление на себя. Потому предполагаю, что он вел себя во время разговора с Путиным достаточно жестко, на камеры это было мягче. Думаю, разговор велся на повышенных тонах, и Путину впервые в глаза говорили вещи, которые могут быть угрожающими конкретно для него и будущего России. Это настолько нетипичная манера разговора для Путина, что, на мой взгляд, он должен бы немного остановиться.

Будет ли этот разговор иметь какой-то негативный результат для нас в плане уступок (со стороны Украины — ред.)? Немного зная нюансы подготовки к этой встрече, с чем мы ехали, я надеюсь, что нет. Идти на какие-то уступки России наш президент не готов и не пойдет. Но он готов выполнить все обязательства по мирному плану, в частности, создать коридор, чтобы российские наемники смогли покинуть Украину, пойти на амнистию отдельных лиц, возможно, под видом наемников покинут Украину и сепаратисты (Бог с ними, не будут сидеть в украинской тюрьме – будут где-то в Архангельске лес валить, это уже не наша проблема). О каких-то больших уступках, чем эти, украинской стороны речь не должна была идти.

Читайте: Подробности гибели Семенюк-Самсоненко

Директор Центра ближневосточных исследований Игорь Семиволос:

В какую сторону в вопросе об урегулировании ситуации на Донбассе мы сдвинулись в результате переговоров в Минске – непонятно. Пока сложно разобраться, что стоит за всеми прозвучавшими словами. И сегодняшнее наступление со стороны России, движение бронеколонны из РФ и фактически формирование нового южного фронта говорят о том, что россияне делают ставку на продолжение конфликта и используют переговорный процесс, как дымовую завесу.

Я бы не особо полагался на подобные встречи. Они в основном направлены на то, чтобы продемонстрировать желание Украины решить конфликт и вести конструктивный диалог по поиску выхода из ситуации. Но для этого нужно желание двух сторон. А у России мы этого желания не видим. Она нацелена только на победу и достижение той задачи, которую Путин посчитает победой.

Так что, скорее всего, разговоры о начале консультаций на уровне пограничников и генштабов, а также об обеспечении свободы украинских граждан, которые удерживаются в России, – это только слова, за которыми не последуют конкретные действия. Я буду рад, если это не так.

Двустороннюю встречу Путина и Порошенко не стоит переоценивать. Потому что, на самом деле, сегодня ключевым автором в украинском сегменте является народ, и Порошенко это хорошо чувствует. Потому какие-то сепаратные договоренности, идущие вразрез с его же словами во время инаугурации и парада, безусловно, не будут восприняты людьми, плюс – впереди выборы. Это дает основания полагать, что никаких подобных сепаратных договоренностей на встрече с Путиным не было достигнуто. Скорее всего, это был просто обмен мыслями, причем, вероятнее всего, это был неприятный разговор.

Читайте: Простой рецепт для стабилизации курса гривны

Руководитель корпорации стратегического консалтинга «Гардарика» Константин Матвиенко:

Судя по тому, как Россия продолжает действовать на Донбассе, мы совершенно не сдвинулись с мертвой точки в вопросе достижения мира в регионе. То есть, переговоры шли отдельно, а убийство наших мирных граждан и военнослужащих – отдельно. В этом понимании смысла в переговорах не было никакого.

Что касается заявлений о начале консультаций на уровне пограничников и генштабов, а также об обеспечении свободы украинских граждан, которые удерживаются в России, то для этого не нужно было устраивать переговоры в Минске с Лукашенко, Назарбаевым и европейским дипломатами. Чтобы этого достичь, достаточно было переговоров на уровне экспертов. Переговоры на наивысшем уровне ведутся более подготовленными. Так как в итоге мы не подписали в Минске никаких документов, и все только на словах (хотя Россия и подписанным документам не всегда следует), ничего такого, что бы касалось судеб людей, там решено не было.

Ни из выступления Путина, ни из информации, которую давали украинские чиновники, нельзя сделать вывод, что двусторонняя встреча Путина и Порошенко имела хотя бы какой-то результат.

28 августа 2014, 17:41
118
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

23:4622:4721:3620:4118:5616:2314:2912:3411:4110:469:378:4323:4622:4721:3620:4118:5616:2315:2814:2912:3412:1611:4110:4610:19
Все новости »

Другие рубрики