The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Россия ждет кончины Украины

25 июня 2014, 11:27
549
Версия для печати Отправить
Андрей Фефелов

Журналист сайта «Зеркало Крыма» Александр Дремлюгин пообщался со своим коллегой Андреем Феферовым, у которого особый взгляд на события в Донбассе.

Недавно группа российских журналистов, писателей и художников побывала на Юго-Востоке Украины. Вместе с добровольцами они пересекли границу и отправились на Донбасс, чтобы своими глазами увидеть, как «в муках рождается Новороссия».

Инициатором этой командировки выступил известный публицист, главный редактор интернет-портала «День», заместитель главного редактора газеты «Завтра» Андрей Фефелов, который поделился с нами своими неординарными и, наверняка, спорными впечатлениями от увиденного.

Читайте: Нестор Шуфрич: Мы движемся к октябрьской революции

— Андрей, почему вы решили отправиться в зону конфликта?

— У меня было две цели. Во-первых, я духовно, психологически и политически уже давно на Юго-Востоке Украины — с самого начала движения сопротивления. Поэтому оставалось только побывать там непосредственно, что и было сделано. Во-вторых, многие из знаковых фигур разворачивающейся драмы, — мои давние друзья: Игоря Стрелкова я знаю более пятнадцати лет, с Александром Бородаем меня связывают двадцать лет дружбы. Всё это, как говорится, моё, родное… Была ещё третья задача: я повёз на Донбасс небольшую группу московской творческой интеллигенции. Мне очень хотелось чтобы мои товарищи – люди, пребывающие в поле общественного внимания, тоже прочувствовали обстановку, и рассказали обо всём увиденном дома.

— Вы встречались с кем-то из лидеров ополчения?

— В Донецке мы находились в команде Александра Бородая, вместе с ним передвигались по городу, были под охраной его службы безопасности. Я видел всё правительство ДНР в полном составе. Удалось поговорить с первым «народным губернатором» Донбасса Павлом Губаревым. После мы отправились в свободное плавание — посетили Луганск. Там у нас была своя программа, менее официальная.

— Какие настроения в восставшем регионе?

— Я увидел сформированную армию идеологически мотивированных добровольцев, причем это не только выходцы из Донбасса, но и из других регионов Украины, России и других стран. Эти люди сознательно выбрали такой путь, не из-за того, что у них больше не осталось выбора, не из-за денег или иных каких-то благ — ими движет идея. Поэтому добровольческая армия Донбасса — непотопляема.

Разгромят центры — они перейдут к партизанской войне, либо будут использовать иные методы сопротивления. Я увидел там непреодолимую силу, с которой сегодня очень тупо и неумело борется официальный Киев, пытаясь противопоставить ей силу авиации и артиллерии. Грубая сила без прикрас, без тонких маневров – это даже не бандеровская, это чисто американская стратегия. При этом слабость новых республик, которую я заметил, заключается в том, что они не обеспеченны информационно. То, что у всех вертится на языке, то, что вызревает в головах, ещё не обрело конкретную форму, не вылилось в конкретные лозунги и в открытую программу действий. Все хотят чёткой программы, образа будущего. Идея сопротивления понятна, а что дальше? Выгоним с Донецкой Руси войска киевской хунты, уничтожим «чёрных человечков» Коломойского, а дальше?.. И здесь возникают вопросы. Последует ли за этим присоединение к России? Если нет, то под какими лозунгами нужно выстраивать собственную государственность?

— Неужели за все дни вашей командировки вы ни разу не почувствовали некой ноты отчаяния и безысходности у людей?

— Я слышал тысячи нот. Я пережил день и ночь сокрушительных ударов по силам сопротивления. В моменты больших потерь чувствуешь всё: и безысходность, и отчаяние, и горечь, которые потом сменяются твердостью и верой в победу. Это война! Что касается обывателей, то большинство ратует за независимость от Украины, от бесноватых майданщиков. Украинское телевидение, которое круглые сутки льёт кипяток на голову жителям, в том числе и Донбасса, играет роль агитатора со знаком минус. Киевский истеблишмент и часть общества настолько сильно разогрели себя при помощи СМИ, что стали заложниками собственной пропаганды. Киеву теперь ничего не остаётся кроме как стрелять, вешать и поджигать. А это плохая основа для сотрудничества.

— Как обстоят дела с помощью из России?

— С первых дней майдана было ясно, что Российское государство не останется в стороне от происходящего на Украине. Если кто-то думал, что Россия будет «жевать сопли» и больше ничего не делать, кроме как участвовать в международных круглых столах, они глубоко ошиблись. Уже сейчас действует режим благоприятствования добровольческому движению, которое в России довольно таки сильно. К нам в редакцию постоянно приходят люди и спрашивают, как и где им можно записаться в добровольцы.

— Чем, по-вашему, обусловлена затянувшаяся пауза официальной России в вопросе украинского конфликта?

— Стратегия Путина мне понятна, он не желает представить Россию перед всем миром агрессором, неким пожирателем территорий… После мирного воссоединения Крыма с Россией начать полномасштабную жёсткую военную операцию на Юго-Западных рубежах – значит поставить под сомнение крымский триумф. Путин опасается оказаться в тотальной международной изоляции, справедливо опасается новой волны санкций. Он ждёт, когда Украина сама себя прикончит – а что он должен делать? Разрушительные процессы там не прекращаются, абсурд нагнетается, социальная и экономическая деструкция нарастает, даже майдан как таковой не упразднён. Да, он скукожился, но всё ещё остаётся осиным гнездом, которое жужжит и пульсирует прямо, извините, на заднице у Порошенко. И этот вонючий улей ещё даст о себе знать. Путин ждёт, когда под бременем военных расходов и хаоса окончательно рухнет украинская экономика, ведь никакой Запад не будет выкидывать свои миллиарды в украинскую чёрную дыру.

В этом прагматичном ожидании есть своя логика. Однако российское общество не хочет ждать, оно видит героические усилия Новороссии, видит жертвенность ополченцев Славянска, видит муки мирного населения… Общество требует от Путина жёстких и решительных мер. Мне из русских монастырей звонят и спрашивают: «Когда Путин наведет порядок на Руси?». Мне из филателистических обществ пишут люди, которые ничего тяжелее марки в своей жизни не держали… они требуют немедленного ракетного удара по правительственному кварталу в Киеве. Это всё тоже логично и объяснимо. Но у Путина, я думаю, другая стратегия. Он как китаец выжидает, когда по Днепру проплывут трупы Ляшко, Порошенко и Коломойского.

— А вы поддерживаете стратегию президента России?

— Не могу так сказать, поскольку я эмоционально, как и все филателисты России, вовлечён в этот процесс. Я видел, как ополченцев уничтожала авиация в донецком аэропорту. Возникает вопрос, где средства ПВО для обороны Донбасса перед хунтой?

— Вы видели ситуацию своими глазами, теперь можете нам сказать, какие СМИ более объективно передают картину происходящей борьбы?

— Я сам работаю в СМИ уже много лет, и ни в какую объективность не верю. Я не верю в свою объективность, не верю в объективность газет Коломойского, не верю в объективность программы «Время». Объективности не существует в принципе — всё это либеральный миф, который был создан ради обеспечения монополии на информацию. Любая трактовка локальна, никакие СМИ, никакой журналист не в состоянии передать всей колоссальной широты жизни, глубины истории. Сейчас все дружно освещают украинский кризис и не замечают, например, пятна на солнце, не учитывают их как фактор, потому что все увлечены новым лукавым заявлением Порошенко. А может быть, именно эти пятна и окажут определяющее влияние на ситуацию? Так что любые СМИ — это всего лишь бледная калька с реального исторического события. Журналисты работают на разных богатых и влиятельных дядь – владельцев СМИ, при этом любой журналист является заложником своих внутренних представлений, своего опыта, своей этики, которая тоже бывает самой разной. Я не верю, что телевидение может в принципе отразить что-либо объективно. Находясь в центре события, внутри самого страшного и кровавого месива, ты иной раз не понимаешь, что происходит, не понимаешь, в чём заключается логика этого события, ты видишь детали, но не видишь процесс целиком. А находясь за тысячи километров от конфликта, сидя в каком-нибудь уютном кабинете, попивая кофе, ты можешь сделать очень интересные выводы, которые тоже могут быть неточными. Когда идёт горячая военная фаза конфликта, не до объективности, не до прекраснодушных рассуждений и поисков общей, для воюющих сторон, истины. Она, эта истина, безусловно, существует, но до неё очень сложно докопаться в момент бойни.

— Мнение огромного количества людей по поводу событий на Украине формируется в Интернете — блогосфере, социальных сетях и прочее, — где можно увидеть различные ролики и фотографии с места событий, прочесть откровения участников и наблюдателей конфликта. Как вы считаете, здесь больше пользы или вреда?

— После кровавой бомбардировки луганской администрации, Интернет заполнился роликами и фотографиями с погибшими женщинами, только в украинской трактовке их мгновенно представили как особо опасных ополченцев и многие в Киеве в это искренне поверили. Интернет является частью общего информационного облака. Самый достоверный источник – это человек, с которым лично беседуешь, или ситуация, в которой лично находишься. Тогда, мне кажется, хоть как то приближаешься к пониманию сути. Интернет вовсе не компенсирует пропагандистский характер электронных СМИ и телевизионных каналов, а наоборот, ещё более затемняет и искажает картину, он рождает огромное количество «фейков». Государственный канал, пусть и ангажирован властью, но вынужден хоть как-то держать планку, он никогда не опустится до уровня «ниже плинтуса», до того, чем набит Интернет. В сети то и дело проскальзывает всякий бред, который ещё больше накачивает людей, создаёт «театр военных действий абсурда».

Мы видим, к чему это уже привело. Общество перегрето и с той, и с другой стороны. Люди включены эмоционально в происходящее, они очень страстно переживают, они не могут терпеть противоположного взгляда на украинские события. Многие украинцы проклинают Россию. Слава Богу, у нас в России люди ведут себя более сдержанно. Страна побольше, не было этих языческих подпрыгиваний на майдане. У России больше силы (моральной, нравственной, военной, интеллектуальной), когда её достаточно, то в трудную минуту спокойствие сохраняется, когда сил нет – наступает истерика. Твердость и ум надёжнее любых бомб и ракет, поэтому важно их не потерять.

— Есть мнение, что подрывная деятельность будет прямо пропорционально усиливаться до тех пор, пока Россию не втянут в полномасштабную войну, вы согласны с ним?

— Это одна из таких политологических трактовок, которая имеет право на жизнь. Не отрицаю, наверняка в каких-то американских секретных планах стоит задача начать мощный долгосрочный горячий военный конфликт между Украиной и Россией. Этот конфликт на руку США. Но мне кажется, за этими именно провокациями больше стоят особенности национальной психологии, нежели установки тех или иных политиков. Украина себя ведёт как некая истеричная жена, она кричит: «Ну, ударь меня, ударь, попробуй — в тюрьму сядешь… Ты мне всю жизнь испортил, мразь!», а муж ей отвечает: «Да что ты, Любка? Сядь на место, не ори!» Но, так или иначе, начинается дикая семейная ссора. В состоянии полного отсутствия силы слабая жена всё больше подливает масла в огонь, чтобы накалить ситуацию до предела. Это из области психологии, не так ли?

— Ваше мнение — удастся ли России избежать открытого военного противостояния с Украиной?

— Думаю, да. Такова стратегия российской власти. И эта стратегия очень непросто, но реализуется.

— Чем тогда закончится вся эта историческая семейная ссора, и самое главное — когда?

— По моему личному ощущению, рано или поздно возникнет Новороссия. Она будет рождаться мучительно и страшно, это очень сложный и долгий процесс. Как только она возникнет, в Киеве тут же произойдёт политический коллапс. Вернее даже не в Киеве, а на западных территориях бывшей Украины.

Следующим этапом будет перетягивание буферной киевской, конечно, антирусской, проамериканской Украины в российское поле. И этот процесс тоже растянется на годы. Но, за Новороссией я вижу большие перспективы, поскольку она может стать неким испытательным полигоном для всех технологий будущего, для нового социального устройства. Россия видит в Новороссии, прошедшую через голгофу мук и отчаяния, колыбель совершенно нового, потрясающего общества.

25 июня 2014, 11:27
549
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

23:4622:3721:4620:4118:5616:2314:2913:3313:0112:3411:3310:469:599:268:4323:4622:3721:4620:4118:5616:2314:2913:3312:3411:33
Все новости »

Другие рубрики