The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Кому выбирать вектор государства?

22 мая 2014, 8:16
27
Версия для печати Отправить
политика

«Так вот, «уловка-22» заключается в следующем: какие бы слова ни произносились на политической сцене, сам факт появления человека на этой сцене доказывает, что перед нами блядь и провокатор. Потому что если бы этот человек не был блядью и провокатором, его бы никто на политическую сцену не пропустил — там три кольца оцепления с пулеметами. Элементарно, Ватсон: если девушка сосет х. в публичном доме, из этого с высокой степенью вероятности следует, что перед нами проститутка». В.Пелевин, «Империя V».

Разумеется, кто еще, кроме политиков, может заниматься властью? Верно? Ведь политики — компетентные менеджеры, грамотные экономисты, все с двумя высшими образованиями, безупречной деловой репутацией… Стоп-стоп. Соответствует ли это действительности? Единственное, что отличает «политика» от нормального человека, — его безудержная жажда власти и наживы, совмещенная с навыками ходьбы по трупам и формирования тех или иных лоббистских группировок, нацеленных на удовлетворение личных интересов политика.

Читайте: Реакция ЕС о меморандуме Украины

«Если бы государство состояло из одних только хороших людей, все бы, пожалуй, оспаривали друг у друга возможность устраниться от управления, как теперь оспаривают власть». Сократ

Но если не политики, то кто? Ведь только политики способны «что-то сделать» в этой стране. У них есть большой ресурс — деловой, административный, социальный, электоральный. Они могут намного лучше «неполитика» вести страну по выбранному вектору.

Вопрос, по какому вектору? Если политик — изощренный подлец, или даже если кристально честен, то он в любом случае будет двигать страну в направлении, которое сам посчитал наиболее правильным. Но откуда у него вообще есть знание, что правильно, а что нет?

Читайте: В ООН обсудили Украину без Украины

«То, что мы называем менеджментом, по большей части сводится к тому, чтобы осложнить людям работу». Питер Друкер

Есть ли в истории примеры того, когда человек, облеченный большой властью, смог провести страну в правильном направлении? Вел ли он страну или «был в тренде»? Петр Первый и Павел Первый — оба были реформаторами. Только один угадал, чего от него ждет правящий класс, а другой — нет. Первый теперь национальная легенда, а второй — национальное посмешище, причем задушенное шарфом. Империя Александра, созданная ценой тысяч смертей и искалеченных судеб, не смогла пережить своего создателя. А греческая династия Птолемеев в Египте так и не привела египтян к идее изображения людей в анфас. Гитлер, Сталин, Путин, Каддафи — на каждого из них наберется большое и толстое досье явно неправильных поступков.

Когда власть в государстве сосредотачивается в руках одного человека, то вся страна начинает жить и двигаться не в ее историческом русле, а в режиме слона в посудной лавке, который крушит все вокруг себя, калечит себя и подвергается риску быть застреленным. Тогда гормональный фон одного человека, его фобии, рационализации, когнитивные искажения, суеверия, ритуалы, амбиции, спонтанные проявления инстинктов, необоснованные суждения и мнения, приватные интересы, победы или неудачи на интимном фронте — отражаются в движениях и действиях всей страны. Мы все несовершенны, все нерациональны, все имеем проблемы с объективным восприятием реальности. Но мы не можем навредить окружающим, так как у нас нет супервласти и наши порывы компенсируются всем остальным обществом. Страна, ведомая человеком, облеченным полномочиями и властью сверх меры, похожа на воздушный шарик, который шарахается в воздухе — в том направлении, в котором скачет какая-то одна, избранная, броуновская частичка внутри него.

«Чем меньше полномочий у царской власти, тем она долговечнее». Аристотель

Выходит, что единственно полезная вещь, которую может сделать человек, достигший положения верховного лидера нации, — это сделать все, чтобы не влиять на решения, которые принимаются коллегиально. А еще лучше, чтобы он даже не был способен плести интриги, влиять и тянуть одеяло на себя. Он не должен быть политиком. Хорошо, когда он профессионал в экономике, праве, управлении. Хорошо, когда он даже просто наемный менеджер, которого позвали работать по контракту. Но на самом деле достаточно, чтобы он просто не был политиком.

Читайте: Борьба за Крым продолжается

К тому же, жесткая иерархическая структура имеет гигантскую инерцию. И технологии, способствующие централизации, лишь ускоряют ее движение в раз и навсегда зафиксированном направлении. Иногда это направление оказывается правильным, и иерархия показывает впечатляющие успехи.

Так, Советский Союз, взяв жесткий курс на форсированную индустриализацию, между двумя мировыми войнами успешно перепрыгнул из аграрного общества в индустриальное (попутно заморив голодом и сгноив в лагерях миллионы людей). Но к концу XX века, когда все промышленно развитые страны уже строили информационную, сервисную экономику, заводской рабочий с советского плаката все так же уверенно смотрел в светлое будущее, а чиновники радостно рапортовали о выплавке чугуна на душу населения. Децентрализованное общество вряд ли смогло бы за двадцать лет превратить преимущественно аграрную страну в индустриальное государство. Но и катиться к пропасти на всех парах под пропагандистским наркозом оно тоже не стало бы.

Тут будет уместно сравнение с муравьями. Когда они тащат вкусного жука в муравейник, они делают это довольно хаотично и неорганизованно, часто мешая друг другу. Тем не менее любой жук, которого нашли «разведчики», рано или поздно оказывается внутри муравейника. Может быть, муравьи дотащили бы его быстрее, если бы среди них был один авторитетный начальник, который указывал бы путь и вел за собой. Однако в случае если этот начальник заблудится, муравьи так же быстро и уверенно потащат жука за ним мимо муравейника.

Читайте: ДНР уличена в дружбе с олигархами

Возможно, историки будущего скажут, что вторая половина ХХ — начало XXI века стали такой же вехой в истории человечества, как неолитическая революция. Впервые за десять тысяч лет процесс объединения людей сопровождается не увеличением, а снижением централизации. Впервые он достиг глобального масштаба. Именно в эти несколько десятилетий развалились все колониальные империи, но появились ООН, ВТО, МВФ и Интернет. При этом единая вертикаль власти в наиболее развитых странах расщеплена на несколько ветвей. Ослабление вертикалей сопровождается беспрецедентным ростом средней продолжительности жизни, увеличением благосостояния, масштабным строительством, взрывным ростом технологий и науки. Происходит качественный скачок в развитии, и всеобщая децентрализация является его неотъемлемым атрибутом.

«За тем, что в человеческом обществе окутано пеленой тайны, часто кроется обыкновенная подлость». Вильгельм Швебель

Мощнейший катализатор этого процесса — информационные технологии. Именно они способны предоставить в распоряжение людей лишенный единого центра управления и государственных границ инструмент коммуникации, который сделает ненужными большинство привычных для нас государственных структур, отняв у них немногочисленные полезные функции и обнажив их атавистический характер. И что важно, именно информационные технологии могут подарить обществу прозрачность. Прозрачные и контролируемые обществом бюджеты, прозрачный и поднадзорный активистами государственный документооборот, веб-камеры в каждом кабинете каждого чиновника, публичные реестры владельцев недвижимости. Все это достигается при помощи двух простых вещей — информационных технологий и воли власть имущих.

Читайте: ФБР подтвердило справедливость слов Кузьмина

Но захочет ли политик, добившийся власти, показывать всем свои «схемы», свои «откаты», свои активы, свои истинные доходы и свой кабинет, в котором он принимает решения, интересные только ему? Конечно не захочет. Захотеть этого может только неполитик. И именно потому нужно продвигать во власть не политиков, а людей другого сорта. Тех, которые смогут простыми указами и постановлениями вводить институты прозрачности. А если кто-то будет саботировать это, такой неполитик может легко поставить этого чиновника на вид и рассказать всему обществу, что вот такой-то отказался в своем министерстве публиковать все внутренние документы, как только они вступают в силу или даже до того, пока они в проекте.

Получается, как ни парадоксально, но к власти нужно приводить неполитика. Он будет гарантировать коллегиальность, а следовательно, большую правильность решений, и он сможет настоять на прозрачности, потому что ему, в отличие от политиков, скрывать нечего.

22 мая 2014, 8:16
27
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

23:4622:4721:3620:4118:5616:2314:2913:0112:2312:1410:469:599:268:4323:4621:4620:4116:3216:2314:2913:3312:4712:0311:4310:46
Все новости »

Другие рубрики