The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

«Задушить Путина», или Чего стоят доморощенные агитаторы

14 марта 2014, 22:22
43
Версия для печати Отправить
Крым

Обозреватель Александр Роджерс о том, почему сложно надавить на Владимира Путина.

В последние недели из различных щелей полезло огромное количество доморощенных «экспертов», которые высказывают свои «мнения» в соревновании, кто напишет что-то нелепее и пафоснее всех остальных.

Не стал исключением и некто Андрей Миселюк из никому неизвестного Института социального проектирования «Диалог». Одним из его «достижений» записано «успешное принуждение Путина к миру», что уже намекает на систематическое употребление тяжелых наркотиков автором.

Впрочем, перейдем к анализу его текста (в моем любимом формате «тезис/контртезис»).

Читайте: Почему Путин не сошел с ума?

Миселюк: С захватом Крыма Путин пытается вывести свою деятельность по денонсации фундаментальных принципов существующего после Второй мировой войны мирового порядка на глобальный уровень.

Роджерс: Странно, а я думал, что денонсировали мировой порядок после Второй мировой войны США и ЕС. США силовым расчленением Югославии, а ЕС – отняв у Украины кусок нефтеносного шельфа в Черном море. Или западным хозяевам можно?

Миселюк: В отличие от операций с отчуждением территорий у других стран, которые этот бывший агент КГБ ранее проводил в Абхазии и Приднестровье как локальные диверсионные операции, сейчас им реализуется глубоко эшелонированная спецоперация по разрушению самих основ мирового правопорядка.

Роджерс: А когда Приднестровье и Абхазия вошли в состав РФ? Мы чего-то не знаем? И, кстати, что произошло до этого в Косово? Там тоже Путин разделил Сербию, оторвав у нее часть?

Миселюк: Во-первых, вводом российских войск дискредитирована возможность с помощью международных договоров и гарантий высокого уровня держать под контролем распространение ядерного оружия.

Роджерс: Во-первых, Будапештский меморандум никогда не был ратифицирован. Скажите спасибо за это украинским дипломатам типа Тарасюка и Огрызко (кстати, Яценюк и Порошенко также были министрами иностранных дел, но этот вопрос не поднимали).

Читайте: Выборы в Украине — всегда конфликт

Миселюк: Ведь страна, добровольно отказавшаяся от третьего в мире ядерного арсенала, стала жертвой вооруженной агрессии, столкнувшись с реальной угрозой утраты своей территориальной целостности.

Роджерс: А вы бы бомбили Россию ядерным оружием?

Миселюк: Одним махом перечеркивается многолетняя кропотливая работа пятерки стран, членов официального «ядерного клуба» по нераспространению ядерного оружия: после украинского прецедента говорить о добровольном отказе от возможности обладания ядерным арсеналом станет невозможным в принципе.

Роджерс: Вообще-то никто больше в мире и не собирается отказываться от ЯО.

Миселюк: Во-вторых, под надуманным и полностью отсутствующим в международном праве предлогом защиты прав русскоязычного населения граждан другой страны, Россия принимает решение о введении войск в эту страну и пытается оторвать часть ее территории.

Читайте: Арест Фирташа — не победа США, а игра Путина?

Роджерс: Беда в том, что после событий в Киеве нет никакого легитимного правительства в Украине. А свергать нелегитимное правительство – это стандартная международная практика.

Миселюк: Придать сколько-нибудь основательную видимость законности своим действиям в Крыму Москва не собиралась изначально.

Роджерс: Придать хоть какую-то видимость законности своим действиям Турчинов не собирался изначально.

Миселюк: В-третьих, украинцы в тяжелейшей борьбе и с человеческими жертвами добились права самостоятельно определять направление развития своего государства и быть в Европе.

Роджерс: Украинцев никто не спрашивал. ЕвроМайдан силой узурпировал право выступать от их имени. А в праве на референдум народу Украины было нагло отказано.

Миселюк: Евросоюз, заканчивающий свое оформление в качестве мощного геополитического игрока, не может допустить того, чтобы нация, на глазах всего мира доказавшая делом приверженность европейским ценностям, демонстративно была не допущена в Европу.

Роджерс: В Евросоюзе многие считают временное правительство в Киеве неонацистским. И с каких пор мародерство и бандитизм стали «европейскими ценностями»?

Миселюк: Собственно, добиться геополитической победы над ЕС на примере Украины и стремится российский президент.

Роджерс: А этот дешевый прием называется «я не подстрекатель, но вы не подеретесь».

Читайте: Суд вынес приговор крымскому референдуму

Миселюк: Как и в случае с определением настоящих целей экс-президента Януковича, в случае с амбициозными целями Путина необходимо принимать во внимание огромное количество полностью иррациональных схем в сознании обладателя кремлевского ядерного чемоданчика.

Роджерс: Конечно, каждый из нас знает, что в голове у Путина.

Миселюк: Но, в отличие от Януковича, который был не способен просчитывать свои действия дальше, чем с «сейчас на сейчас», Путин ведет хорошо просчитанную долговременную стратегическую игру.

Роджерс: А только что писал, что он безумен и оторван от реальности.

Миселюк: Однако, в случае с Крымом, обычная осторожность хозяина Кремля дала сбой. Ввязавшись в крымскую авантюру, Путин не просчитал всех последствий своих действий.

Роджерс: Вообще-то, это захватив власть в Киеве правительство не продумало вообще никаких возможных последствий.

Миселюк: Это вполне объяснимо для человека, который живет в своем мире, подходит к миру реальному со своими оторванными от действительности критериями и на все 100% убежден в истинности последних.

Читайте: Правительство планирует подписать Соглашение с ЕС в этом году

Роджерс: Вы только что описали портрет типичного сторонника евроМайдана.

Миселюк: Подобную же задачу сейчас вынужден решать весь мир по отношению к Путину.

Роджерс: Вообще-то, «весь мир» – это слишком громко сказано. Китай или Индия не решают, а они составляют уже без малого половину населения мира. Точнее говори «наши западные хозяева».

Миселюк: Первый из таких инструментов – экономические санкции. Они станут той бездонной ямой, в которую свалится Путин и вместе с ним начатая Кремлем против всего мира холодная «Третья мировая война».

Роджерс: Уже и европейские, и американские эксперты несколько дней как расписали, что любые экономические санкции ударят не по России, а по самим ЕС и США.

Миселюк: Для того, чтобы объявлять «крестовый поход» по подрыву всех устоев существующего мирового политико-правового устройства, агрессору нужно иметь чрезвычайно мощный экономический фундамент.

Роджерс: А экономика США в глубокой затяжной рецессии. И даже шпионские спутники не может поставлять на орбиту без российских ракет-носителей. Поэтому никаких крестовых походов не будет. Будут мыльные пузыри.

Миселюк: Если такого фундамента нет, начавший войну со всем миром агрессор вынужден будет быстро капитулировать – имеющиеся скудные ресурсы не позволят вести долговременную позиционную войну.

Роджерс: Поэтому ваши западные хозяева и перестали вторгаться во все страны подряд.

Читайте: Соглашение об ассоциации с ЕС незаконно?

Миселюк: Сейчас скопление войск на восточных границах вместе с запланированными на 16 марта «потешными» вече-референдумами на площадях городов Юго-Востока используются Кремлем, в первую очередь, как маневр, отвлекающий внимание от Крыма.

Роджерс: Сейчас «потешные» вече на евроМайдане уже фактически прекратились, а вымышленная угроза российского вторжения призвана отвлекать внимание от плачевного состояния украинской экономики.

Миселюк: Провести референдум в Крыму – это для Путина дело чести: в той придуманной им шахматной партии, которую он ведет с Западом.

Роджерс: Вообще-то про «глобальную шахматную доску» придумал «ваш» Збигнев Бжезинский.

Читайте: Семьи украинских военных покидают Крым

Миселюк: Это его «ответ за Косово» – после провозглашения независимости которого ее тут же признали США, Великобритания, Франция – всего 108 государств.

Роджерс: А чем Косово отличается от Крыма? Только тем, что это не в интересах западных хозяев?

Миселюк: Именно поэтому и Москва, и московские марионетки в Крыму, обосновывая крымский «референдум» 16 марта, ссылаются на опыт Косово.

Роджерс: На что марионетки Вашингтона в Киеве ничего внятного ответить не могут.

Миселюк: Успешный этап «принуждения Путина к миру», проведенный на прошлой неделе, является лишь первым шагом в направлении выхода из кризиса.

Роджерс: А что случилось в мире фантазий Миселюка на прошлой неделе? В нашей реальности этого не было.

Миселюк: До сих пор остаются без ответа два других важнейших вопроса – какими инструментами разрешить уже зашедший чрезвычайно далеко крымский кризис, и какое наказание для Москвы будет адекватно де-факто содеянному Путиным – разрушению миропорядка, существующего в мире после окончания Второй мировой войны?

Роджерс: О, сделай ему больно.

Читайте: Парламент должен признать Крым оккупированной территорией, — Фесенко

Миселюк: Так, в списке поражений Запада, который закрыл глаза на «абхазскую аферу» – 2008 Москвы, в 2013-ом появились Сирия и Сноуден.

Роджерс: Да, остановить гуманитарную катастрофу в Сирии и защитить борца за правду – это с точки зрения диктаторских США является преступлением.

Миселюк: Поэтому доказавшие свою действенность меры экономического давления Запада на Москву будут продолжены.

Роджерс: Поменяйте ему методичку. Не работают экономические санкции против России, не работают. Потому что Россия ЕС нужна больше, чем ЕС России.

Миселюк: Правда, в том виде и в тех объемах, в которых они были применены, эти санкции не заставили Россию признать власть в Киеве и пойти на деэскалацию конфликта в Крыму.

Роджерс: Как? Вы же только что вещали об успешном завершении «умиротворения Путина». Приход закончился?

Миселюк: Для достижения успеха эти санкции должны быть гораздо масштабнее и результативнее.

Роджерс: Срочно нужны таблетки от жадности. И побольше, побольше.

Миселюк: Поэтому после проведения референдума в Крыму 16 марта, уже на следующий день, 17-го, ЕС готовится объявить начало второго этапа санкций.

Читайте: Война – ерунда, главное – маневры!

Роджерс: А ЕС в курсе, что он чего-то готовится?

Миселюк: Он предусматривает визовые ограничения для высокопоставленных российских представителей и замораживание их зарубежных активов.

Роджерс: Серьезно? 18 человек – это страшные санкции? А хранить свои активы в западных банках российским чиновникам уже давно запрещено.

Миселюк: Список мер на семи страницах уже готов, сообщило 12 марта агентство Reuters.

Роджерс: На семи? Не страшно. Вот если бы на тринадцати…

Миселюк: Именно санкции против олигархов сработали в случае с Януковичем и предопределили падение его режима.

Роджерс: А я думал, что вооруженные боевики.

Миселюк: Отказ Европы от российских энергоносителей стал бы непоправимым ударом по агрессивным амбициям Кремля.

Роджерс: Вот только это похоронит сам ЕС.

Миселюк: Предпосылки для принятия такого решения имеются. Комиссар ЕС по энергетике Гюнтер Эттингер уже притормозил переговоры с российской стороной о прокладке газопровода «Южный поток».

Роджерс: Вообще-то там технические проблемы. Об этом уже было заявлено.

Миселюк: Эттингер также сообщил, что после чрезвычайно мягкой зимы газохранилища в ЕС очень хорошо заполнены. К тому же в европейских нефтехранилищах имеются запасы на четыре месяца.

Роджерс: У Путина золотовалютных резервов на полтора-два года. Кто дольше продержится?

Читайте: Тягнибок причастен к убийствам российских граждан, – РФ

Миселюк: Вторым непоправимым ударом по «другому миру» Путина станут финансовые санкции против его надежной опоры – крупнейших госкорпораций. На самом деле долги российских компаний и банков, включая государственные «Газпром», «Роснефть», Сбербанк и ВТБ перед иностранными кредиторами превысили 650 миллиардов долларов США. Это существенно больше международных резервов РФ, которые к концу февраля снизились до 493 миллиардов долларов.

Роджерс: У Украины совокупный внешний долг свыше 140 миллиардов при ЗВР меньше 15 миллиардов. И у России ежемесячное положительное сальдо торгового баланса 17-18 миллиардов, а у Украины отрицательное в 1,5-2 миллиарда. Кто быстрее сдуется в «войне санкций»?

Миселюк: После этого им можно будет поставить крест на любых крупных инвестиционных проектах в России, не говоря уже об инвестициях за рубежом.

Роджерс: А беспечный Путин и не догадывается, что у него все так плохо. Именно поэтому только на днях он выделил Венгрии кредит в 10 миллиардов на постройку новой АЭС.

Миселюк: И поэтому можно ожидать, что после проведения референдума в Крыму и введения второго этапа санкций со стороны ЕС, Путин будет гораздо более договороспособен и конструктивен.

Роджерс: Проблема не в том, что Путин не договороспособен. Проблема в том, что не с кем вести переговоры – в Киеве нет легитимной власти, там только кучка узурпаторов, которые даже своих ультраправых боевиков держать под контролем не способны. Каждый день что-то грабят – то банки, то супермаркеты, то коммерческие фирмы.

Немедленные выборы ВР могли бы частично решить проблему легитимности власти, но Турчинов вцепился в три кресла одновременно, и не желает с ними расставаться.

14 марта 2014, 22:22
43
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

23:4222:4721:3620:4118:5616:2314:2913:3912:3411:4310:469:378:4323:4622:4721:3620:4118:5616:2314:2912:3411:5311:4310:469:37
Все новости »

Другие рубрики