The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Ренат Кузьмин: Прокуратуру нужно немедленно реформировать

17 сентября 2013, 15:03
2
Версия для печати Отправить
Ренат Кузьмин

Личность первого замгенерального прокурора Украины Рената Кузьмина достаточно известная как в Украине, так и за ее пределами. Человек неординарный, харизматичный, резкий и бескомпромиссный – такие люди не остаются незамеченными в обществе. Однако те, кто хоть раз столкнулся с Ренатом Равельевичем, непроизвольно делятся на два лагеря: его преданных сторонников и ярых противников. Отсюда и характеристики – о прокуроре говорят либо в тонах возвышенно восхищенных, либо в пропитанных ненавистью и негативом. Но истина, наверное, посредине: руководитель, много лет курирующий работу Главного следственного управления по расследованию особо важных дел ГПУ, по определению не может быть слабым, безотказным и безликим.

Показать Рената Кузьмина без пафоса и крайностей News24UA попыталась в своем интервью. К тому же, вопросы редакции, адресованные Р. Кузьмину, объединены с вопросами читателей. В них – конкретные жизненные истории, людская боль, просьбы о помощи, и бьющая наотмашь ненависть оппонентов первого зама генерального. На все вопросы Ренат Равельевич ответил открыто.

В первой части интервью — о новом законе «О прокуратуре», уголовных делах против оппозиции и заказчиках убийства журналиста Гонгадзе, а также чем сегодня занимается Управление «важняков».

Часть первая: Оппозиция и «дело Кучмы-Гонгадзе»

— Ренат Равельевич, Верховная Рада сегодня активно и сплочённо работает над принятием евроинтеграционных законов. Один из них связан с реформой прокуратуры. В марте этого года Вы были на консультациях высокого уровня, которые проходили в Страсбурге и были посвящены реформе прокуратуры в Украине. Расскажите об этом подробнее. На чём настаивали европейские консультанты и что за изменения вносятся сегодня в Закон «О прокуратуре»?

— Бесспорно, украинская прокуратура нуждается в реформах. Ни для кого не секрет, что сегодня в парламенте на рассмотрении находится несколько законопроектов о прокуратуре. Один из проектов находится на рассмотрении Венецианской комиссии. Я надеюсь, что в ближайшее время – до Саммита Украина-ЕС – закон о прокуратуре будет принят парламентом. Закон предусматривает европейские правила назначения, увольнения и привлечения к дисциплинарной ответственности прокуроров. Закон направлен на сокращение как прокурорских функций, так и самих прокуратур. Там много изменений, касающихся полномочий и порядка функционирования прокуратуры.

— Когда Вы встречались с европейцами, они всё одобряли в наших законопроектах, или настаивали на каких-то дополнительных моментах?

— Основные требования Европы к украинскому закону о прокуратуре такие. Первое: прокурор должен быть лишен права проводить досудебное следствие. Второе: прокурор должен быть лишен функции, как они называют, общего надзора за исполнением законов органами власти, государственного управления, должностными лицами и гражданами. Третье: прокурор не должен представлять интересы государства и граждан в судах в той форме, в которой это существует сегодня. Четвёртое: прокурор должен назначаться и увольняться по демократической процедуре, принятой в Европе. Вот эти 4 основные позиции, которые можно определить как требование к реформированию прокуратуры, выдвигаемые европейцами. Сюда нужно добавить некоторые принципиальные идеологические вопросы. Все эти замечания учтены, и в новом законе всё это будет реализовано.

— На Ваш взгляд, какие изменения в системе органов прокуратуры нужно вводить немедленно?

— Всё о чём мы говорили, нужно вводить немедленно.

— И к чему тогда сведутся функции прокуратуры?

— К надзору за соблюдением законов органами, ведущими борьбу с преступностью, надзору за законностью досудебного следствия, надзору за исполнением законов в местах лишения свободы, поддержанию обвинения в судах, ещё к нескольким специфическим функциям, которые и сегодня выполняют прокуроры.

— В связи с этим предполагается сокращение кадров в органах прокуратуры? Особенно в Генеральной прокуратуре?

— Пока новый закон не принят, о сокращении штатов говорить преждевременно.

— Вместо одного Управления по международным отношениям, работу которого ещё недавно курировали Вы, сегодня в Генпрокуратуре создано уже два управления – Главное управление международно-правового сотрудничества и европейской интеграции и Управление надзора за соблюдением законов Министерством иностранных дел Украины? Какое из этих управлений курируете Вы? Почему одно управление разделили на два?

— Согласно распоряжению Генерального прокурора Украины, работу Управления надзора за соблюдением Министерством иностранных дел Украины законодательства в сфере внешних сношений Украины курирую я, а работу Главного управления международно-правового сотрудничества и европейской интеграции курирует заместитель Генерального прокурора Украины Фролова Лилия Александровна. Решение о создании таких подразделений принято Генеральным прокурором Украины.

— У Вас отобрали функции международного сотрудничества, Вы больше не ездите за границу?

— Я больше не занимаюсь этой работой.

— А с чем это связано?

— Такое решение принял Генеральный прокурор Украины.

— Чем занимается сегодня Главное следственное управление по расследованию особо важных дел, работу которого Вы курируете?

— Управление по расследованию особо важных дел состоит из 65 оперативных работников – следователей, прокуроров, осуществляющих процессуальное руководство следствием и поддерживающим государственное обвинение в судах, и 14 технических работников – секретарей, специалистов. В производстве следователей находится 20 уголовных дел, большинство из которых вам известны: это отравление Президента Виктора Ющенко, все дела в отношении Юлии Тимошенко, дела, связанные с убийством Гонгадзе, дело по установлению заказчиков и подстрекателей этого убийства, дело Данилишина и прочие.

— Можно ли говорить о том, что Вам уже не поручают новых дел?

— Да. Хотя одно новое дело по экс-главе СБУ Валентину Наливайченко мне поручили. Приказом Генерального прокурора Украины в прокуратуре создано ещё два следственных подразделения. Они и расследуют большинство других дел.

— Как только Вы сообщили о деле по Наливайченко, тут же оппозиция заявила, что на неё продолжается давление в виде новых уголовных дел. И это выглядит именно так.

— Тем, кто политизирует расследование уголовного дела, особенно народным депутатам, я бы порекомендовал внимательно изучить новый Уголовно-процессуальный кодекс. Он, в отличие от старого, не предусматривает проведения доследственных проверок, как это было раньше, т.е. проверок информации без возбуждения уголовного дела. Всем уже надо бы привыкнуть к этому, и народным депутатам в том числе – этот закон ведь приняли они, а не прокуроры. Неплохо было бы, чтобы они не только принимали законы, но и читали их до принятия. Или после. Но читали. Тогда бы не было такого количества безграмотных комментариев.

Сегодня все заявления о совершении преступлений проверяются следственным путём. Информация или сообщение о преступлении заносится в Единый реестр уголовных производств и проверяется путём допросов, проведения экспертиз, очных ставок, изучения документов и т.д.

Поэтому, получив обращение депутатов о том, что Наливайченко, по их мнению, совершил преступление, следователь обязан его зарегистрировать в Едином реестре и приступить к расследованию. Докажет, что Наливайченко совершил преступление – депутат будет привлечён к ответственности, не докажет – будет прекращено это производство. Такой сегодня порядок. Закон такой.

Ничего страшного не происходит. Одни депутаты в заявлении обвиняют другого депутата. Тот в свою очередь возражает против того, что те о нём написали – обычные политические процессы в нашем государстве. Но закон есть закон: следователь обязан проверять эту информацию путём проведения следственных действий.

— Но создаётся впечатление, что Вы занимаетесь делами исключительно против оппозиционеров. Ведь это так. Почему? В Генпрокуратуру не заявляют о преступлениях и нарушениях, в которых замешаны провластные чиновники и нардепы?

— Я расследую только те дела, которые мне поручает Генеральный прокурор. Никаких дел самостоятельно я не возбуждаю и не расследую. И ни одно дело мной не было принято к производству самостоятельно. Все мои действия санкционировал лично Генеральный прокурор Украины.

Поручил мне расследовать дело по Наливайченко – расследую. Как и дело по Тимошенко. Как поручил дело по Гонгадзе. Это касается и дела об убийстве Щербаня. И всех остальных дел, которые находятся в производстве Управления, которым я руковожу.

— Но почему Вам дают расследовать дела только против оппозиции?

— Этот вопрос нужно задать Генеральному прокурору. Ему виднее, кому и какие дела распределять. Наверное, так нужно, чтобы я расследовал дела против оппозиции. И при всем моем желании, и желании подчиненных следователей, расследовать другие дела, мы связаны решением Генерального прокурора Украины.

— Есть ли что-то новое в расследовании дел, вызвавших резонанс в обществе, — деле Щербаня, Тимошенко? Предполагаются ли новые свидетели? Когда дело по Щербаню будет передано в суд, и будет ли передано вообще?

— Расследование этого дела практически окончено. И следователи готовы направить дело об убийстве Щербаня в суд. Однако, когда и в каком порядке дела направляются в суд,  определяет Генеральный прокурор Украины, не я.

— 16 сентября – 13-я годовщина исчезновения журналиста Георгия Гонгадзе. В этот день журналисты традиционно проводят акцию – с зажженными свечами идут к Администрации Президента. Более двух лет назад Вы возбудили дело против Кучмы, которого многие годы и журналисты, и общество считало заказчиком убийства Гонгадзе. Сегодня, похоже, возбужденное Вами дело спущено на тормоза, превратившись в долгоиграющую пластинку, которую власть запускает в нужный ей момент. Что происходит с делом по заказчикам убийства Гонгадзе? Вам не дают его расследовать?

— Следствие установило заказчика этого преступления и работает над установлением и изобличением подстрекателя и других соучастников. Но, как и в случае с делом об убийстве Е.Щербаня, когда и в каком порядке направить дела в суд, определяет Генеральный прокурор Украины. Для следственного подразделения, которым я руковожу, раскрытие этого преступления является делом чести. Следователи многое сделали для того, чтобы представить суду доказательства причастности некоторых известных лиц к совершению этого преступления.

Собрано достаточно доказательств для того, чтобы уведомить о подозрении в соучастии в убийстве заказчику этого преступления. Работа над изобличением подстрекателя и других соучастников еще ведется. В рамках этого расследования проводятся необходимые следственные действия и по уголовному делу о насилии над журналистом Алексеем Подольским, и над народным депутатом прошлых созывов Александром Ельяшкевичем. Следственная группа очень тщательно изучает информацию о событиях тех лет и о нравах, царивших во властных кругах Украины того времени. И я надеюсь, что открытый судебный процесс по этому делу поможет Украине очиститься от негативного наследия прошлого и послужит делу восстановления справедливости. А справедливость, как известно, вещь божественная, неизменная и вечная. И она всегда побеждает. И в этом деле справедливость восторжествует, не сомневайтесь!

17 сентября 2013, 15:03
2
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

23:4622:3721:4620:4118:5616:2314:2913:3313:0112:3411:3310:469:599:268:4323:4622:3721:4620:4118:5616:2314:2913:3312:3411:33
Все новости »

Другие рубрики