The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Смертельная правда

4 июня 2013, 13:41
0
Версия для печати Отправить

Идеология современного западноукраинского национализма удачно ложится в концепции территориальных претензий со стороны соседей.

Границы в Европе – понятие весьма зыбкое. Только в прошлом веке границы дважды существенно перекраивались. Непрерывно воюя друг с другом, европейские народы всегда имели (и имеют) друг к другу значительные территориальные претензии. В XXI веке, как и прежде, остро стоит тема сохранения незыблемости границ, сложившихся после Второй мировой войны. Это тема обеспечения мира, стабильности и безопасности на континенте, гарантом которых являются страны, в войне победившие. А насколько данное утверждение верно, демонстрирует буря эмоций, вызванная в Западной Украине намерением польского Сейма принять резолюцию «О геноциде, осуществленном ОУН-УПА относительно польского населения Восточных Кресов в 1939-1947 г.г.»

Фактически, приверженцы западноукраинского национализма сегодня столкнулись с серьезной проблемой, ведь, отрицая вклад Украины в победу во Второй мировой и превознося роль УПА, они тем самым ставят под сомнение границы Украины.

Дело о волынской резне

Практически весь дискурс современных идеологов радикального украинского национализма выстроен на культурно-исторических темах. УПА и Бандера занимают здесь освободившееся в 1991 году место КПСС и Ленина. С 1991 года проникновение этого дискурса из западных областей в Украине стало всеобщим. Равно как и агрессивные требования отринуть ересь советского периода истории, приняв истинную религию «жертвы советского колониализма», безуспешно сражавшейся за свободу и национальную идентичность. Украинцем согласно этой идеологии может считаться лишь тот, кто принимает это, достаточно примитивное культурно-историческое клише.

Проект постановления польского Сейма – надо сказать, не первого, – потряс устои всей националистической конструкции. Поляки прямо заявили, что считают ОУН, УПА, дивизию СС «Галичина» и украинскую полицию на немецкой службе преступными организациями. А деятельность УПА в «восточных областях Второй Речи Посполитой» – геноцидом польского населения. При этом Сейм особо подчеркивает, что имеет претензии не к украинскому народу, а исключительно к указанным политическим и вооруженным формированиям.

С точно такой же, как у западных украинцев категоричностью, поляки устанавливают 11 июля Днем памяти жертв геноцида, у нас более известного как «Волынская резня», и обрушиваются на «культ Бандеры и УПА». «При полном молчании властей в Киеве и Варшаве в украинских городах появляются памятники Степану Бандере и другим руководителям ОУН, их именами называют улицы и площади, проходят марши, которые прославляют «героизм» УПА, выходят публикации, отрицающие участие УПА в убийствах поляков. Эти тенденции являются полным отрицанием идей предыдущих постановлений сейма РП, призывающих к согласию между поляками и украинцами на почве правды. Сегодня эта правда отрицается неслыханно дерзким способом. …Молчание о преступных традициях ОУН-УПА, а также деятельность ее наследников, является проявлением близорукости и способствует распространению лжи», – уверены депутаты польского парламента.

Ответная реакция местных советов Львова, Ивано-Франковска и Луцка к первым лицам Украины и Польши, председателям Верховной Рады, Сената и Сейма вполне уместилась в привычный шаблон. Например, луцкие депутаты считают, что полякам следует «покаяться перед украинцами за многолетнюю политику оккупации и уничтожения украинской идентичности». И помнить о том, что «подобные проекты постановлений играют исключительно на руку Кремлю», так как обострение украинско-польских отношений «выгодно только геополитическим интересам Российской Федерации».

Польские законодатели были обвинены украинскими националистами в шовинизме, ксенофобии и стремлении «навязать чужих героев или запретить другой нации чествовать своих». «Кроме того, в проекте постановления Сейма содержатся признаки территориальных претензий к Украине», – говорится в обращении Луцкого горсовета. Львовяне более сдержанны в высказываниях, но их тоже тревожат как территориальные притязания Польши, так и то, что «безответственные польские политики пытаются получить политические дивиденды на памяти о тяжелом прошлом».

Общее настроение западных областей поддержал украинский МИД. Его представитель заявил, что принятие Сеймом Польши заявления о признании ОУН-УПА преступной организацией «не будет отвечать высокому уровню стратегического партнерства между двумя странами». Однако эмоциональный выхлоп «УПА – это и есть украинский народ» (не произведший на Польшу никакого впечатления) не вызвал осмысления главного вопроса: территориального, а зря, ведь эта тема может взорвать отношения между Украиной и Польшей.

Намек на Восточные Кресы

Факт в свете очередного запрета во Львове красных флагов в День Победы удивительный: право украинцев жить в собственном соборном государстве, добыто именно под «ненавистной символикой». Международно-правовые основы послевоенных границ в Европе были заложены летом 1945 г. Ялтинским и Потсдамским соглашениями глав правительств трех союзных держав-победительниц – СССР, США и Великобритании.
Их дополнили мирные договора, подписанные 10 февраля 1947 г. в Париже от имени Объединенных Наций.

До середины 70-х годов был создан комплекс двусторонних договоров о границах, закреплявших принцип их нерушимости. Процесс этот завершился в 1975 году Заключительным актом Хельсинского Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, созванный по инициативе соцстран – участников Варшавского договора. Возможно, это шокирует луцких депутатов, но Россия, как правопреемница СССР, является гарантом современных границ Украины. Кроме того, сама Украина вправе претендовать на них как правопреемница УССР – государства, чей значительный вклад в победу во Второй мировой войне оценен членством в ООН и 15 международных организациях.

Обратная логика, как показали поляки, здесь очень простая. Если пребывание Украины в составе СССР публично называется «оккупацией», то это же определение применимо и к Польше. В 1939-40 годах ее восточные территории были оккупированы, не так ли? ОУН – политическая организация, созданная этническими украинцами на территории Речи Посполитой. А ее военное крыло образовалось в период героической борьбы поляков за независимость. С точки зрения польского государства УПА – вооруженное бандформирование, а украинские эсэсовцы в первую очередь присягали и служили Германии, второму оккупанту Польши. Боролись за независимость Украины? Возможно. Но полякам отлично известно, где находилась ее граница до 1939 года. И если Украина была под оккупацией, возникает закономерный вопрос, что делала УПА в Польше? Сейм и сеймики отдельных воеводств по этому поводу единодушны: осуществляла геноцид, и это – преступление без срока давности. И, в общем-то, неважно, что по этому поводу думают во Львове или Луцке. Фактически, «государственническая» идеология западноукраинского национализма прекрасно ложится в идеологию соседей, направленную на восстановление исторической справедливости так, как они себе ее представляют.

К примеру, тяжбы с Румынией по поводу черноморского шельфа могло бы не быть, поскольку договора о режиме советско-румынской государственной границы от 1949 г. и от 1961 г. были ратифицированы и Верховным Советом СССР и парламентом Румынии. Но румыны сыграли на украинских амбициях и фобиях по отношению к России – правопреемнице Советского Союза. И неоднократно указывая на преступность пакта Молотова-Риббентропа, предложили в Международном суде линию разграничения шельфа, совпадающую с границей Южной Бессарабии и Молдовы. «Древние румынские территории были зверски захвачены советскими силами… Юг Бессарабии и север Буковины, вместе с районом Херца были включены в Украинскую ССР», – другое абсурдное творение сталинской политики. Освобожденные от румынской армии румынские территории были вновь оккупированы Красной Армией в августе 1944 года», – писала в 2008 г. газета Ziua.

Примеров, касающихся спорности формирования территории современной Украины можно привести множество – от Подкарпатской Руси до Крыма. Но самое главное, что в современной Европе принцип нерушимости границ сильно подорван силовым расчленением Югославии и созданием Косово. Не то, чтобы западноукраинские депутаты намеренно хотели поставить под сомнение существующие границы. Это было бы уж слишком. Но и того, что они ведут дело к территориальным претензиям со стороны соседей почти бессознательно, более чем достаточно.

«Волынская резня»: бесконечный счет

Даже спустя 70 лет после этнополитического конфликта на Волыни, украинцы и поляки не могут взаимно простить убийства своих. Несмотря на примиренческую публичную риторику первых лиц, любое обсуждение «Волынской резни» обязательно сводится к двум вещам: спору, кто первым начал и выяснению, кто был более жесток. Единственное, что вряд ли можно оспорить – обоюдное желание поляков и украинцев быть безраздельными хозяевами. Немецкая оккупация с привлечением украинского населения к службе в полиции и местных администрациях сильно подтолкнула его политическую активность, подкрепленную тоталитарной идеологией интегрального национализма Дмитрия Донцова. А участие в истреблении евреев дало необходимые навыки. Поляки же со своей стороны не оставляли надежды восстановить свое государство. Наложение первого, второго и третьего привело к тому, что лето 1943 года стало кульминацией Волынской трагедии. Позицию УПА четко озвучил журнал «До зброї»: «Строить Польшу пусть идут на польские коренные земли, так как тут могут только ускорить свою позорную смерть». 11 июля 1943 г. была начата акция по «деполонизации» волынских земель с последующим изданием декрета о переходе земель польских помещиков и колонистов во владение украинских хозяйств.

Следует отметить, что происходили эти события все же на территориях германского Генерального округа (General bezirk) Волынь-Подолье. Но причин для взаимной ненависти накопилось достаточно еще со времен Брестской унии 1596 г., сделавшей православных русинов католиками. Как следствие, массовое уничтожение бандеровцами польского гражданского населения натолкнулось на противодействие отрядов самообороны и Армии Крайовой, подчинявшейся польскому правительству в изгнании. Причем со своей стороны АК предпринимала «слепые» акции возмездия в ответ на террор УПА, уничтожая те украинские села, которые были ближе. Конец резне положило приближение фронта, а значит, крупных соединений советских партизан.

К 60-летию событий в 2003 г. президентами Украины и Польши было принято «Совместное заявление «О примирении в 60-ю годовщину трагических событий на Волыни». Однако попытки полностью возложить вину за волынскую резню на другого не прекращаются ни в Украине, ни в Польше.

4 июня 2013, 13:41
0
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

23:3622:4721:3620:4119:3918:5616:2314:2912:3411:4310:469:498:4323:4622:3721:4620:4118:5616:2314:2913:3313:0112:3411:3310:46
Все новости »

Другие рубрики