The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Спецагенты США в Украине

3 июня 2013, 9:00
0
Версия для печати Отправить

Дело российского пилота Ярошенко открывает неголливудскую изнанку работы спецслужб и правосудия США, а от Украины зависит, будет ли в нем восстановлена справедливость.

На месте ростовского пилота Константина Ярошенко, приговоренного судом Южного округа Нью-Йорка на 20 лет лишения свободы, в принципе мог быть любой человек. В схеме, которую придумали и реализовали в Африке агенты Управления по борьбе с наркотиками США (DEA), совершенно неважно, кто попал в поле их внимания: русский, украинец или швед, виновный или невиновный. Достаточно позвонить по объявлению о продаже самолета Ан-12 – и ты уже стал заложником большой игры под названием «международная борьба с наркотрафиком». А дальше все зависит от твоего везения. Тебе могут не понравиться подставные агенты DEA, туманные намеки на продажу наркотиков или ты передумаешь покупать предложенный агентами самолет. Тогда тебе повезет, и ты избежишь кошмара.

Ловля на приманку

Пилоту Константину Ярошенко самолет был на самом деле очень нужен, и ему не повезло…

После распада СССР множество пилотов из Украины и России оказалось на Черном континенте. Они искали возможность заработать и прокормить свои семьи. Выпускник Краснокутского училища гражданской авиации Ярошенко с 1998 года работал по разовым контрактам, и все было хорошо.

Как рассказала The Kiev Times его жена Виктория, в этот раз ее супруг Константин нашел выгодный контракт на перевозку рыбы и вместе со своим экипажем хотел взять в лизинг подходящую машину. «Он прочитал в газете объявление о продаже недорогого самолета с хорошими техническими данными. Как сейчас помню: он говорил, что на нем стоят почти новые движки. Идеальный вариант. В его интересах было провести сделку как можно скорее. Но продавцы почему-то тянули время», – говорит она. Теперь становится понятным, почему…

Переговоры затянулись на 10 месяцев, в течение которых продавцы то пропадали, то появлялись, назначая встречи в разных местах. Ключевая встреча состоялась в Киеве, в гостинице «Интерконтиненталь». По словам Виктории, приезжавшей в украинскую столицу вместе с мужем, Константин посетил АНТК им. Антонова по поводу ремонта другого самолета, а заодно встретился с людьми, которые впоследствии оказались подставными агентами DEA. Ярошенко, думая, что перед ним добропорядочные продавцы, подписал договор о покупке Ан-12 и дал задаток. Однако его собеседникам, агентам DEA, которые представились продавцами, встреча была необходима только для сбора компромата. Вся беседа тайно, а по законам Украины это уголовное преступление, фиксировалась на видео и записывалась через заранее установленные жучки.

«Конечно же, продавать самолет никто не собирался. Он принадлежал Управлению по борьбе с наркотиками, и на самом деле операция с участием Константина была не единственной, когда агенты использовали именно этот самолет как приманку, – говорит адвокат Ярошенко Алексей Тарасов. – Во время встречи в Киеве мой клиент большей частью молчал и слушал то, что ему говорят, поскольку английским Константин владеет очень плохо. Агенты DEA же в течение своих продолжительных монологов вставляли определенные фразы, которые должны были впоследствии искусственно создать юрисдикцию США. К примеру, трижды в ходе всех встреч они намекали на то, что они в прошлом отправляли наркотики в Америку». Ярошенко на эти намеки не реагировал.

В общей сложности три секунды таких намеков были использованы стороной обвинения в суде, чтобы подтвердить тот факт, что Ярошенко знал, что речь идет о перевозке кокаина и о том, куда именно его везут.

И все же агентам одних разговоров было бы недостаточно. Наконец-то в мае 2010 года Ярошенко, находившийся в Мали, получил телефонный звонок. Ему предложили срочно приехать в столицу Либерии, чтобы завершить сделку с покупкой самолета. Тогда он еще не знал, что агентами ему уготована драматическая судьба, и из Монровии пилоту уже подготовлена прямая дорога на скамью подсудимых в Нью-Йорке.

Хорошие и плохие наркодилеры

В ходе операции, проведенной под руководством старшего следователя DEA Сэма Гайе, кроме Ярошенко, было арестовано еще четверо. Это реальные наркодилеры Чигбо Питер Умех, уже отсидевший свое в США, Хорхе Иван Салазар Кастано и двое местных африканцев – Натаниэль Френч и Кудуфия Мавуко. Причем последние оказались в этой истории совершенно случайно и со всей откровенностью сообщили суду, что торговали и будут торговать наркотой только на родине. Поэтому «невинных» темнокожих немедленно освободили и отправили назад.

Что же касается оставшихся троих, то, по версии обвинения, они коллективно спланировали создание в Либерии крупнейшего перевалочного пункта «для последующего сбыта тысяч килограммов кокаина в Европе или в других странах африканского континента». Порядка 4 тонн наркотиков якобы должны были быть перевезены Ярошенко на пресловутом Ан-12 из Южной Америки в Либерию, чтобы оттуда попасть в Гану, а потом в Соединенные Штаты. Иметь в наличии какие-то конкретные наркотики, а равно, как и четкие факты по этому поводу, как поясняет Алексей Тарасов, для американских агентов не было необходимо. Американское право оперирует таким понятием, как «сговор», где имеет место слияние намерений нескольких человек и открытое действие, подтверждающее их. Например, покупка самолета. «Достаточно даже починить двигатель или заправить его, и это будет считаться открытым действием. Но при одном условии – предварительный сговор может быть только с другим преступником, а не с правительственным агентом. Человек, с которым вы приходите к согласию, должен быть реальным правонарушителем», – говорит адвокат Тарасов.

Именно для этого Ярошенко и вызвали в Либерию, где господин Умех под контролем агентов на самом деле выстраивал некую бизнес-цепочку. Для чего этот наркоделец, по информации следствия, даже занес сыну президента страны (и, по совместительству, главе местной спецслужбы) взятку в $100 тыс. С момента прибытия к российскому пилоту немедленно были приставлены двое здоровых парней, которые не только ночевали в его комнате в гостинице, но и привели его на встречу с наркодилером. После того как были произнесены все необходимые фразы и заданы правильные вопросы, Константин с мешком на голове оказался в службе безопасности Либерии, а 30 мая был вывезен в США – без зубов, с отбитыми почками и гениталиями.

Ни российское посольство в соседней Гане, ни посольство РФ в Соединенных Штатах в известность об этом поставлены не были. Лишь 2 июня на мобильный Виктории Ярошенко позвонил человек и сообщил, что представляет интересы ее мужа, который в данный момент находится в тюрьме Манхэттен в Нью-Йорке и обвиняется в тайном сговоре. Кроме того, американские правоохранители с самого начала расследования попытались сделать Ярошенко свидетелем по делу «оружейного барона» Виктора Бута. Вплоть до того, что он был его личным пилотом. И тоже на основании записей бесед с подставными агентами, где Ярошенко обмолвился, что бывал в Анголе и слыхал о Буте.

Дело высокого приоритета

В том, что в американском суде все закончится плохо, сомневаться не приходилось. Судья Джед Ракофф категорически запретил говорить о пытках и похищении, на Ярошенко оказывалось давление, обвинение оперировало информацией без каких-либо подтверждений. Одним из таких примеров является голословное утверждение агентов, что Генпрокуратура Украины давала им разрешение на проведение спецоперации на территории своей страны. Напомним, что несанкционированные действия такого рода являются по украинским законам уголовно наказуемыми.

Ветеран нью-йоркской адвокатуры Ли Гинзберг сходу предложил своему подзащитному сотрудничать с прокуратурой и признать вину. Получив категорический отказ, некоторое время читал с листа то, что подавала ему помощница, а под конец процесса просто спал на сложенных руках.

Семья Ярошенко продала все, что могла продать для оплаты услуг защиты. «Если бы я знала, что мой сын виновен, знаете, как бывает, урод в семье, то мы бы не пошли на такие жертвы. Но вся семья сказала: до последнего вздоха будем биться, так как он ни в чем не виноват. Чтобы мой сын пошел на такое – никогда в жизни», – говорит его мать, Любовь Михайловна, с трудом сдерживая слезы. Вместе с Викторией она летала в Нью-Йорк и видела процесс от начала и до конца. И сегодня полна решимости сделать все, что от нее зависит. Тем более что теперь дело получило высокий приоритет в российском внешнеполитическом ведомстве. 6 из 18 фигурантов «антисписка Магнитского» связаны именно с делом Ярошенко, а это говорит об отношении России к этому делу.

Апелляцией по делу Ярошенко занимается Алексей Тарасов, молодой, но известный юрист, выходец из русской семьи. Он намерен добиться от суда признания действующим в отношении его подзащитного прецедента «США против Тосканиньо». Как поясняет Алексей, этот прецедент имел место в начале 1970-х в том же апелляционном округе. Тогда апелляционный суд постановил, что при наличии трех элементов человека следует освободить. Если его похищают в другой стране; если расследование сопряжено с нарушениями прав других государств и международного права; и если после похищения человека зверски пытают. «Когда имеются три таких составляющих в деле, то американский суд должен его закрыть, поскольку это противоречит принципам американского правосудия, принципам, на которых строилось США как государство. Все они есть и в деле Ярошенко», – с подчеркнутым спокойствием рассказывает адвокат.

Это спокойствие на самом деле дается ему нелегко, поскольку государство, гражданином которого он является, изо всех сил старается помешать ему посеять сомнение в верности судебных решений. «В американском суде доказательства должны быть до отсутствия сомнений. Если они есть – человека признать виновным нельзя», – говорит Тарасов. Удивительных фактов по делу Ярошенко много. Для начала судья Ракофф не признал факта пыток Ярошенко, потому что тюремная медсестра, осмотрев Ярошенко, пришла к выводу, что он… абсолютно здоров. Материалы по делу ходят по стране месяцами, не попадая к адресатам (в том числе к Константину в тюрьму). А подача апелляционной аргументации вообще была чуть не сорвана по причине того, что дело в электронной системе оказалось заблокированным. Причем чтобы программа не закрывалась, кому-то нужно было каждые семь минут шевелить «мышкой».

Превращение блестящей спецоперации в грязный подлог – сильный удар по реноме США. Тем более что сейчас агенты DEA были представлены как герои, а «связь» Константина Ярошенко и Виктора Бута с шумом прокатилась в прессе. В США настолько внимательно следят за всем, что происходит с делом Ярошенко, что даже опубликованное интервью летчика в российских «Известиях», где он рассказывает об ужасных условиях содержания в тюрьме и угрозе для его жизни, обернулось для него 20-дневным карцером. Позиция и оценка противозаконных действий агентов США на территории Украины Генеральной прокуратурой может значительно изменить ход расследования. Если, конечно, американская судебная система сможет признать свои ошибки и честно признаться, что специальные агенты в этом случае часто действовали за пределами закона.

Для Украины, России и даже для США дело Ярошенко – свидетельство достоинства государства. А еще – свидетельство той самой справедливости, о которой так красиво рассказывают в голливудских фильмах.

3 июня 2013, 9:00
0
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

23:4622:3721:4620:4118:5616:2314:2913:3313:0112:3411:3310:469:599:268:4323:4622:3721:4620:4118:5616:2314:2913:3312:3411:33
Все новости »

Другие рубрики