The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Исторические корни современной Украины: Крымский ханат

18 мая 2013, 17:04
0
Версия для печати Отправить

Для формирования любой государственной структуры, в том числе и Украинской казаческой Богдана Хмельницкого, необходимо было наличие ряда факторов. Своеобразным катализатором в те времена стали крымские татары, воинственно настроенные в отношении украинцев и других европейских народов.

Предпосылки появления

Расселение татар на землях Крымского полуострова и на некоторых прилегающих более северных территориях началось еще в ХІІІ веке – во времена нашествия орд хана Батыя на Киевскую Русь, Половецкую степь и центральноевропейские страны. После первого разгрома Судака в 1223 г. имели место и другие набеги. Вплоть до тех пор, пока Таврика (так тогда назывались земли полуострова) не стала татарским уделом.

Первой резиденцией нового народа на современных украинских землях был город Солхат – нынче Старый Крым – сначала полувоенный лагерь, а впоследствии полноценный средневековый центр. Его возведение вызвало активное переселение сюда мастеров обработки камня и строителей многих специальностей. С тех времен сохранились остатки караван-сарая, двух мечетей, а также школы-медресе, построенной по указанию одного из наследников Чингисхана Узбека. Кстати, при нем ордынцы приняли ислам как государственную религию.

Именно татары дали этому городу новое название – Крым. Позже оно распространилось и на весь полуостров. Само происхождение названия достаточно спорное: «крым» не татарское, а арабское слово и обозначает «благодать»; данное наименование обозначает «стену», «подарок» или же «поднятое место». «Крым» также обозначает «ров» – в джагатайском сочинении «Кисаси Рубугузи» (одном из языков азиатской глубинки) имеются слова: «Царь приказал выкопать глубокий кирим». Название столицы, окруженной глубоким рвом, позже распространилось вплоть до Перекопа, а самих местных татар часто именовали перекопскими. В своем преобладающем большинстве «новые местные» еще длительное время оставались кочевниками, хотя уже в ХІV веке в предгорной и горной частях у них появляется феодальное землевладение, основанное на эксплуатации старого местного населения и рабов. Но в своей массе к земледелию татары начали переходить лишь в ХVІ и особенно в ХVІІ–ХVІІІ веках. Тогда же Солхат теряет роль основного центра, а на первое место выдвигается Кирк-ер – сейчас Чуфут-Кале. Но достаточно быстро главенствующие функции перебрал на себя Бахчисарай. Кочевники-татары не имели необходимости в горной крепости, она не была нужна и их феодальной знати. Поэтому строения Кирк-ера использовались только для сохранения награбленного имущества и как убежище во время проведения военных операций. Лишь при Гиреях – представителях нового правящего рода – старая горная крепость иногда выполняла функции столицы.

Рождение ханата

В двадцатых годах ХV века на полуострове созрела и сформировалась новая политическая организация – Крымский ханат, который возник вследствие внутренних процессов в данной восточноевропейской области. Среди причин, приведших к его появлению, на первом месте находилось стремление местной верхушки выделиться в имущественном и социальном отношении из старого монголо-татарского мира. Ослабевшая Золотая Орда уже не могла удерживать обширные территории под единым началом. Поэтому и появлялись новые, более мелкие, но активные образования.

В двадцатые годы упомянутого столетия на полуострове появилась новая правящая династия Гиреев, а конкретнее – к власти пришел ее первый представитель Хаджи-Гирей. Крымский ханат, подготовленный процессом феодализации, сопровождавшимся появлением сильной татарской знати, становится исторической реальностью. Его созданию много в чем способствовала и Турция, которая видела в новом объединении своего союзника против итальянской Генуи (та владела частью побережья крымских южных территорий). Но и сами генуэзцы не очень-то сопротивлялись этому явлению. Ведь они вывозили из степной зоны полуострова сельскохозяйственную продукцию – основу своей черноморской торговли. А в связи с этим появлялся интерес к поддержанию дружеских отношений с верхушкой бывших степняков. И еще «одна сторона медали»: татарские ханы, оказавшись между двумя огнями (Турция и Генуя), с самого начала своей государственности были обречены на полусамостоятельное существование. В таком положении они пребывали недолго, попав таки в вассальную зависимость от Турции.

Это случилось уже в 1475 г. Как отмечал большой знаток истории ханата В. Смирнов: «Вся дальнейшая политическая история Крымского ханства со времени утверждения над ним верховенства Отоманской Порты складывалась и протекала при постоянном действии двух начал – местного, национально-татарского, стремившегося к полной самостоятельности и самобытности, и внешнего, постороннего, турецко-османского, старавшегося с возможно меньшими для себя хлопотами и затруднениями сохранить за собою верховенство над Крымом в чисто политических видах международного свойства».

К ХVІ веку ханат фактически охватывал не только предгорья и степную часть Крыма (южная и частично горная части были подчинены непосредственно туркам), но и некоторые пространства степной зоны юга современной Украины, а именно – значительные территории в низовьях Днепра и Дона, доходя на западе до Аккермана (современного Белгорода-Днестровского), а в Приазовье – степи между Доном и Кубанью. Собственно в Крыму жили так называемые татары перекопские, а севернее них располагались подчиненные ханату ногайцы.

Особенности крымской политики

Одной из составляющих внешнеполитической деятельности крымских ханов были попытки переселения татар на территорию полуострова из других регионов, в частности из Поволжья. Так, уже первый правитель Хаджи-Гирей «умел привлекать сердца» – во времена своего правления собрал в Крыму значительное число новых подданных. Такая политика основателя династии Гиреев послужила существенному увеличению подвластного населения, которое использовалось для осуществления военных и экономических задач. Она продолжалась и во времена правления его потомков. А в сношениях с Османской империей несколько позже была отработана следующая система: турки завели у себя «резервный штат» кандидатов на ханскую должность из числа самих Гиреев, которых они по необходимости отправляли в Крым на место умершего родственника и садили там на престол, меняя их по своему усмотрению. Разумеется, учитывалась лояльность кандидата по отношению к Стамбулу. «Целых два столетия прошли в жизни этого татарского государства совершенно даром: служа интересам суверенной Порты без видимой выгоды для своей собственной страны, вассальные крымские ханы убивали все силы своего народа на беспрерывные войны в политических видах Турции, сами довольствуясь лишь грабежной поживой во время военных набегов. То порываясь к сепаратизму, то, напротив, уповая на твердость опоры в единении с Османской империей, крымские татары не выработали прочных устоев для самобытности своего государства, ничего не сделав основательного ни во внутренней его организации, ни по части слияния разных составных его национальных элементов, ни в создании разумного и целесообразного modusvivendi (способа жизни) с соседними государствами», – отмечал тот же В. Смирнов. Однако нельзя смотреть на мир тех времен лишь пессимистически. Османы тогда являлись одной из передовых наций и соперничали с европейскими государствами во многих областях жизни, в частности и в культурной сфере. А молодые наследники Гиреев, проживая длительное время на Босфоре, перенимали многие европейские обычаи и традиции, перенося их затем в Бахчисарай.

Крым и Украина

Разбойничьи походы татарских орд на соседние страны, и в первую очередь на Украину, происходили систематически. В реальной жизни не проходило и года без этих набегов, которые сопровождались грабежом и захватом многочисленных пленных. Такие нападения готовились заблаговременно. В них принимали участие по несколько сотен воинственных кочевников (вплоть до самых бедных слоев). Основную и наиболее воинственную часть татарского войска составляла ногайская орда. Другую значительную часть создавали отряды, которые формировали крымские беи и мурзы. К ним в более поздние времена присоединялись отряды турок из гарнизонов Кафы (современной Феодосии), Керчи и некоторых других центров. Такие грабительские походы организовывались как зимой, так и летом.

Большой знаток истории запорожских казаков Д. Яворницкий так описывал кульминацию татарского нападения: «Вот счастливый момент для них настал: они бросились в намеченные ими села, захватили скот, людей, имущество и быстро унеслись за границу казацких владений… татары, имея замечательно острое зрение, и тут предупреждали своих преследователей: они старались расположить свою конницу так, чтобы солнце было у нее за спиной, а врагу прямо бы светило в глаза, если это столкновение случалось незадолго до заката солнца или скоро после восхода его. Впрочем, на открытый бой татары решались только в том случае, когда число их войска в десять раз превосходило число их противников или когда они замечали, что преследователи их неожиданно рассеялись в разные стороны; в случае же сплошного напора со стороны казаков татары всегда отступали. Тогда они, наскочив на преследователей, пускали в них через левое плечо на всем скаку тучи стрел, потом, подобно мухам, разлетались в разные стороны; затем снова сплачивались в одно целое, снова подскакивали к своим преследователям, снова пускали тучи стрел и снова рассыпались в разные стороны. Так повторяли они свой прием до тех пор, пока не утомляли противников и не принуждали их к отступлению. После того стремительно бросались к границе, вступали в собственные владения и тут, подобно степным зверям, исчезали в траве». Пленных преимущественно гнали на невольничий рынок Кафы, который при турках в ХVІ–ХVІІ вв. становится одним из наиболее значительных во всей Европе. Префект Кафы Дортелли в 1634 году сообщал о том, что «…невольников выставляют напоказ, представляя их на выбор любому покупателю… их развозят в Константинополь, в Азию, на Восток и на Запад». Наибольшая часть добычи доставалась хану и другим феодалам – до 40%. Но постепенно пленных не только продавали в рабство. Их начали использовать и в качестве рабочей силы в сельском хозяйстве, которое развивалось в южном предгорном и горном Крыму в процессе оседания кочевников на землю.

Многие из славянских пленников обзаводились семьями, хозяйством, а их дети становились полукровками и уже не думали о возвращении на бывшую родину. Но это все же была лишь часть бывших угнетенных. Большинство же желало возврата домой и как панацею-освободительницу ожидало нападения запорожцев на их быстроходных чайках и своего освобождения. И еще один немаловажный момент во взаимоотношениях казаков и татар: начиная со времен Богдана Хмельницкого ни одно крупное сражение с поляками и другими войсками не обходилось без татарской конницы, которая приходила на помощь с позволения правителей Бахчисарая и Стамбула.

Присоединение Крыма к России в 1783 г. стало заключительным звеном всей средневековой истории населения полуострова и концом существования местного ханата.

18 мая 2013, 17:04
0
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

9:378:430:1623:4622:4722:1921:4621:0120:4119:5318:5618:2317:2616:2315:2814:2913:3312:3411:4310:469:599:268:430:1423:46
Все новости »

Другие рубрики