The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Польша – Украина: (бес)проблемное соседство

9 мая 2013, 9:00
2
Версия для печати Отправить

Польша – ближайший сосед Украины, и отношения между двумя государствами никогда не были безоблачными. Сегодня Киев и Варшава выстраивают диалог с нового листа, но исторические обиды продолжают сказываться и здесь. Киев, как это ни странно, занял удобную для Варшавы преклоненную позицию по многим бесспорным для объективной истории фактам.

Великий немецкий философ Фридрих Ницше, который, кстати, вел свою родословную от переселившихся в Германию польских шляхтичей Ницких , в произведении «О пользе и вреде истории для жизни» предостерегал от чрезмерного обременения настоящего грузом темного прошлого. «Непримиримая вражда, не устаревшие претензии – словно булыжник в желудке», – писал немец-русофил Вальтер Шубарт , приписывая этот грех Европе в ее отношении к народам за ее восточной границей. Этот «камень» мешает нормальному жизненному «пищеварению» и заставляет его носителя корчиться от боли.

Отношение Польши к Украине следует рассматривать сквозь призму польско-российских отношений. Сама по себе Украина и ее культура никогда для польских геополитиков ценности не представляли. Перу одного из них, Влодзимежа Бончковского , принадлежит статья «Мы – не украинофилы », и его фраза о том, что «если бы не существовал украинский народ, а только этнографическая масса, то следовало бы помочь ей в достижении национального сознания. Для чего и почему? Потому, чтобы на востоке не иметь дела с 90 млн великороссов плюс 40 млн малороссов, единых национально… Украинец, лишенный своей украинскости , – это политический русский!» – точно передает смысл заинтересованности Варшавы в существовании прозападной Украины.

Польша рассматривала Украину как площадку для игры против России. Поэтому Варшава всегда поддерживала культурно-гуманитарные начинания, способствующие мировоззренческому отдалению малороссов (украинцев) от великороссов (современных русских), разрывая тем самым единое тело восточно-православной цивилизации на части.

Этот же подход прослеживается в польской политике до наших дней. Привязать Киев покрепче к себе и выкопать непреодолимый ров между русскими и украинцами – первоочередная задача польской политической мысли. Последняя наиболее яркая попытка заострить на этом внимание – 150-летний юбилей неудачного антироссийского Январского восстания 1863 г. в Польше, который приходится как раз на 2013 г. Этот год был объявлен Варшавой годом Январского восстания 1863 г. По всей Польше прошли траурные мероприятия под условным лозунгом «Слава побежденным!». Польский МИД попытался максимально вовлечь в этот процесс польскую диаспору в республиках СНГ, а также Вильнюс, Киев и Минск.

С Вильнюсом все получилось гладко. Литва и Польша – исторические союзники и союзники по НАТО, и иррациональная антироссийская риторика для них – визитная карточка в «цивилизованную семью европейских народов». С Минском получилось частично, потому как белорусские власти раздражены тактикой Варшавы, использующей белорусских поляков в качестве «тарана демократии» (белорусская оппозиция в подавляющем большинстве состоит из поляков и белорусов-католиков). Зато получилось с Киевом. Посол Украины в Польше М. Мальский принял 22 января 2013 года участие в памятных мероприятиях на варшавском кладбище Повонзки , где вместе с президентом Польши Б. Коморовским и представителями дипмиссий Литвы, Латвии и Беларуси возжег свечу в память о польских повстанцах, которые требовали присоединения Малороссии к Польше и грезили Речью Посполитой «от моря до моря».

Украинской власти не мешало бы точно так же почтить память погибших от рук воинов Великой Польши – русских солдат, малороссийских крестьян и православных священников, но этого сделано не было. Европейское стремление Украины исказило исторические симпатии: польским мятежникам – трогательные речи и свечи, собственным соплеменникам, убиенным во славу Речи Посполитой , – полное забвение. А между тем известный польский публицист Станислав Цат-Мацкевич считал, что «все польские восстания XIX в. проходили под лозунгом «restitutio in integrum » всего, чего мы лишились в веке XVIII». А лишилась Польша литовских и западнорусских земель, никогда этническим полякам не принадлежавших. И в этом заключается суть непонимания между поляками и сторонниками триединства русского народа (великороссы, малороссы, белорусы). Дело в том, что польская и русская культура по-разному трактуют понятие «народ». Этот историографический аспект прокомментировал российский эксперт Олег Неменский , указав, что в русской культуре народ почти равнозначен понятию «простонародье». Высшие сословия, часто страдающие западничеством, из понятия «народ» исключались. Вот почему русские интеллигенты XIX в. призывали социальные верхи «идти в народ», «искать правды в народе», который – носитель православия и традиционных русских начал. Польской культуре такое народничество не известно и чуждо.

В польской культуре понятие народа – узкосословное. Простонародье, т. е. «хлопы», к народу не причислялось. Народом считалась католическая шляхта – высшее сословие. В польском языке существуют выражения «шляхетский народ» и «хлопский народ». В русском языке народ не делится на помещичий и крестьянский. Неотъемлемой частью польской культуры является миф о том, что польская шляхта – потомки древних воинственных сарматов, пришедших с востока. Сарматы – воины, презирающие труд и стоящие выше простых селян в нравственном и культурном отношении.

Под влиянием сарматизма сформировалось отношение поляков к Западной Руси (современная Беларусь и Украина). В досарматский период Русь для поляков – это нечто темное, варварское и неизведанное. С появлением теории сарматизма наблюдается рост культурных стереотипов о Западной Руси и ее народе, а сама Западная Русь воспринимается как жизненная территория. Мало того что шляхтичи – это потомки сарматов, живших на востоке от Польши, а значит, имеющие право вернуться на «историческую родину» Русь-Сарматию , так еще и эта «историческая родина» заселена не народом, а «холопами». Западная Русь принадлежит польскому народу, т. е. католической шляхте. Как метко отметил О. Неменский , для поляков тех времен граница между Польшей и Русью – это граница между сельскими поселениями, а не между двумя народами. К 1863 г. численность поляков в Российской империи не превышала 6%, и, несмотря на это, Январское восстание именуется в Польше освободительным , и эти 6% требовали от остальных 94% кардинальной перекройки западных границ государства. Между тем далеко не все польские крестьяне поддерживали повстанческий порыв 1863 г. Когда статс-секретарь по делам Польши Николай Милютин предложил наделить польских крестьян землею, уровень поддержки мятежников крестьянством еще больше упал. Доходило до того, что крестьяне целовали Н. Милютину, царскому чиновнику, руки! Воспитанные в духе сарматизма , польские шляхтичи за это презрительно его прозывали «председателем «хлопского » правительства» и коммунистом.

Череда разгромов русскими поляков для последних представляет еще и психологическую травму – «дикие варвары» одолели гордых и высоконравственных шляхтичей-сарматов. В этом – истоки патологического нежелания Польши избавиться от беспрерывных исторических претензий к самому мощному восточнославянскому государству – России. Отсюда противодействие Варшавы любым интеграционным процессам на евразийском пространстве, поскольку они собирают «Русь-Сарматию » в единый геополитический организм, неподвластный Польше.  При выстраивании украинско-польских отношений следует учитывать вышеприведенные тонкости. Интенсификация экономических связей Киева и Варшавы пойдет, несомненно, на пользу обеим странам, но не стоит пускаться в политические авантюры, инициируемые польскими властями. К таковым можно отнести и проект Восточного партнерства, рассчитанный на сближение с Варшавой Киева, Минска, Кишинева, Тбилиси, Баку и Еревана, и идею создания ПолЛитУкрбрига – смешанной литовско-польско-украинской бригады, которая через два года должна достичь полной боевой готовности для выполнения задач, которые могут быть поставлены ООН, Евросоюзом и НАТО.

Статья одного из польских публицистов Марэка Козубала на эту тему была озаглавлена так – «В бой с Литвой и Украиной». Но против кого собирается Украина идти в бой, вместе с Вильнюсом и Варшавой, да еще под эгидой ЕС и НАТО?

Польское восстание 1863 г.: два взгляда на одно событие

Тема разделов Польши Пруссией, Австрией и Россией – сквозная тема польского патриотического дискурса о восстаниях 1794, 1830, 1863 годов. Поляки не очень-то обращают внимание на то, что Россия в разделах Польши не участвовала и собственно польские этнические территории не захватывала. Это успешно делали Пруссия и Австрия. Часть этнических польских земель отошла к России только в 1815 году по решению Венского конгресса (его иногда называют Четвертым разделом Польши), когда ведущие мировые державы – Великобритания, Пруссия, Австрия – восстанавливали порядок в посленаполеоновской Европе. С их согласия часть Польши как бывшей союзницы «корсиканского чудовища», поработившего пол-Европы, отошла под юрисдикцию Российской империи.

Нагнетание антироссийской атмосферы по поводу восстания 1863 г. используется в сугубо политических целях. Этим занимается главным образом оппозиционная клерикально-консервативная партия покойного президента Леха Качинського «Право и справедливость» («ПиС »). «ПиС » борется за сердца избирателей с правящей партией «Гражданская платформа», к которой принадлежат и нынешний глава польского государства Бронислав Коморовски и польский премьер Дональд Т уск. Администрация Туска выстраивает сбалансированные отношения с Берлином и Москвой, старается вписать Варшаву в геополитическую ось Берлин – Москва. Поэтому администрация Туска , не умаляя в глазах польских патриотов истории Январского восстания, старается отметить его юбилей более сдержанно, без зашкаливающей за все разумные пределы русофобии.

Польское общество неоднозначно воспринимает идею провозглашения 2013 г. годом Январского восстания. Большинство поляков, несомненно, считают справедливыми стремления своих предков захватить западнорусские земли. Но некоторые при этом выражают недоумение по поводу настойчивого желания властей отметить с широким размахом 150-летний юбилей не победы, а поражения.

ПолЛитУкрбриг : Украину готовят к противостоянию с Россией и Белорусью?

География военных конфликтов в мире расширяется, и вполне возможно, что под прикрытием миротворческой операции украинским военным придется участвовать в закабалении очередного «врага демократии».

Польская часть ПолЛитУкрбрига уже сформирована (300 человек). В ее состав вошли военнослужащие расформированной ранее 3-й механизированной бригады, дислоцированной в Люблине. Там же, в Люблине, разместится штаб-квартира ПолЛитУкрбрига. Польские военнослужащие из состава бригады принимали участие в операциях в Ираке, Косово, Афганистане и продолжают усиленные тренировки.

Польские специалисты не скрывают, что одной из главных целей создания ПолЛитУкрбрига является содействие сближению Киева с НАТО. Варшава, обладая самым большим военным потенциалом среди стран Центральной и Восточной Европы, пытается «сшить» геостратегическое пространство между Россией и Польшей, склеить военно-политический треугольник Польша-Литва-Украина с антироссийской направленностью. Поэтому штаб-квартирой ПолЛитУкрбрига выбран Люблин – город в непосредственной близости от польско-украинской и польско-белорусской границы.

9 мая 2013, 9:00
2
Версия для печати Отправить
  • Ужасная статья! Бред!

  • Маячня. Таке враження, що статтю писав мешканець Уфи чи Новосибірську, який нічого не знає ані про Україну, ані про Польщу.

«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

23:4622:4722:1921:0120:4119:5318:5618:2317:2616:2315:2814:2913:3313:0112:3411:4310:469:599:268:430:1623:4622:4722:1921:46
Все новости »

Другие рубрики