The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Судить нельзя помиловать

8 мая 2013, 12:25
0
Версия для печати Отправить

Президент Украины Виктор Янукович 11 апреля назвал невозможным помилование экс-премьера Юлии Тимошенко до окончания судов.

«…Пока не завершатся судебные рассмотрения по делам Тимошенко, рассматривать вопрос помилования невозможно». Виктор Янукович подчеркнул, что украинский суд должен быть открыт и свободен от политического давления. Предлагаемая статья является газетной версией научной статьи первого заместителя генерального прокурора Украины Рената Кузьмина и целиком посвящена диффамации, явлению хорошо известному западному законодательству, но тщательно «затираемому» политиками-манипуляторами и их заказчиками в Украине.

Диффамация (лат. diffamatio – наговор, порочение) – публичное распространение действительных или придуманных сведений, которые унижают честь, достоинство и репутацию гражданина или организации. Уголовная ответственность за диффамацию предусмотрена уголовными кодексами Австрии (ст. 111), Бельгии (глава V Уголовного кодекса), Италии (ст. 595), Португалии (ст. 180), Хорватии (ст. 199, 199-2, 200-1, 200-2), Финляндии (глава 24, ст. 9, 10), Дании (ст. 267), Норвегии (глава 23, ст. 246, 247, 248), Бразилии (ст. 139) и многих других.

Законодательством Франции ответственность за диффамацию закреплена в Акте о прессе 1881 года: «Любое утверждение или обвинение в факте, вредящем чести или репутации лица либо группы лиц, которой приписывается факт, является диффамацией». Статья 186 Уголовного кодекса Германии устанавливает ответственность лица, «которое утверждает или распространяет факт, связанный с другим лицом, что может опорочить его или негативно повлиять на общественное мнение о нем, если только нельзя доказать, что этот факт правдивый». Глава 5 Уголовного кодекса Швеции определяет, что лицу, которое называет другое лицо преступником или указывает, что лицо ведет осудительный способ жизни, либо иначе предоставляет информацию с намерением разглашения, чтобы вызвать презрение других». Ст. 212 Уголовного кодекса Польши определяет, что тот, кто приписывает лицу, группе лиц, институции или организационной единице, не имеющей статус юридического лица, такое поведение или характеристику, которая может дискредитировать их в глазах общественного мнения или привести к потере доверия, необходимой для данной должности, профессии или рода деятельности, подлежит уплате штрафа, наказанию в виде ограничения свободы или наказанию в виде лишения свободы до одного года.

Божественная природа судебной власти отмечена еще в библейских текстах: «И снисшел Ты на гору Синай и говорил с ними с неба, и дал им суды справедливые, законы верные, уставы и заповеди добрые». Библия говорит о справедливости правосудия: «…обвини виновного, возложив поступок его на голову его, и оправдай правового…».

В Украине в последнее время появились совершенно новые формы давления на суд – митинговое право или право Майдана, депутатское право и давление СМИ. В то же время в США, стремясь обеспечить защиту присяжных от общественного мнения, их изолируют до окончания процесса и вынесения вердикта. Присяжным не разрешается смотреть телевизионные репортажи по данному делу, и их доставляют в зал суда и из зала суда специальными автобусами с занавешенными окнами.

Методы давления на суд и следствие, каждый из которых имеет в основе диффамацию, описаны ниже.

Эффект толпы

Гюстав Лебон рассматривал толпу как особенное социальное образование. Толпа была и будет самым важным ресурсом завоевания власти. Толпа – механизм одноразового использования, поэтому требует больших, но одноразовых затрат. Под влиянием толпы в свое время Верховный суд Украины решил провести переголосование второго тура выборов президента Украины. Фактически Ющенко сделал президентом Верховный суд. Под влияние толпы пытаются завести и судебный процесс над Тимошенко, который сопровождают публичные призывы к неисполнению решения суда, уличные движения и подстрекательство людей на незаконные действия. В то же время судебная система Америки способна выдержать любое давление на суд, в частности давление толпы или вмешательство влиятельных политиков.

Угрозы, запугивания и убийства

Убийство судьи Трофимова и членов его семьи, убийство судьи Зубкова, угрозы судьям и прокурорам со стороны Тимошенко во время судебного рассмотрения дела направлены на деморализацию участников процесса.

Нарушая не только юридические законы, но и логику, некоторые европейские политики угрожали санкциями государству, если судьи и прокуроры не выполнят их требования освободить осужденных Тимошенко и Луценко. Президент Европейской народной партии ВильфредМартенс заявлял в 2011 году, что дальнейшее сотрудничество Украины с Европейским союзом возможно только при условии освобождения Тимошенко. В резолюции по Украине от 7.12.2011 ЕНП предупредила, что никакие выборы в Украине не будут считаться честными, пока лидеры оппозиции, особенно Тимошенко и Луценко, не будут освобождены, независимо от решений суда. Хиллари Клинтон в письме к осужденной Тимошенко написала: «…Вас должны немедленно и безусловно освободить, точно так же, как и других бывших членов вашего правительства». Сенат США резолюцией по Украине №466, в которой речь шла о санкциях относительно лиц, причастных к тюремному заключению Тимошенко, тоже пытался давить на страну.

Дискредитация судебной и правоохранительной систем

«Вы – изверг…», «марионетка…», «…хозяин судилища», «…я не встану перед этой мафией в мантиях», «он… получал указания с Банковой (Администрация президента Украины)», «…будьте в стороне от этой организованной преступной группировки…», «фашисты», «прокурор больше на палача похож…», «…прокурорское хамство…». Это цитаты Тимошенко из зала суда.

Григорию Немыре, Сергею Власенко и Евгении Тимошенко с помощью диффамации удалось привлечь внимание западных политиков и их руками всячески дискредитировать украинское правосудие на международном уровне.  Вспомним, как в рамках 9-й Ялтинской ежегодной встречи «Украина и мир: преодолевая завтрашние вызовы вместе» старший научный сотрудник Института международной экономики Петерсона Андерс Аслунд прокомментировал мое выступление так: «Он (прокурор) выглядел как бандит, вел себя как бандит и говорил как бандит». Это ничем не аргументированное, но эмоциональное утверждение также является хорошим примером диффамации. Аналогичным комментарием отличился и бывший посол США в Украине Стивен Пайфер. Случайны ли высказывания такого рода? Аслунд работал, а Пайфер работает в Институте Брукингса, где членом попечительного совета является Виктор Пинчук. Леонида Кучму, тестя Виктора Пинчука, весь мир обвиняет в убийстве Георгия Гонгадзе. Генеральная прокуратура Украины расследует дело, где проверяется версия о причастности Леонида Кучмы к этому заказному убийству. Логика чрезвычайно проста. Аслунд и Пайфер занимаются прямой дискредитацией прокурора с целью повлиять на следствие в интересах Кучмы.

Председатель комитета Европарламента по иностранным делам Эльмар Брок недавно заявил, что «Кузьмин мог бы доказать, что Тимошенко ответственна и за пятна на Луне… Мы будем вынуждены применить меры против тех, кто систематически разрушает принципы правового государства». Действуя привычными для Брока методами, можно было бы спросить его публично, каким образом ему удалось избежать уголовной ответственности в 2010 году, когда немецкие правоохранители направили в Европарламент запрос об аннулировании его депутатской неприкосновенности в связи с обвинением в уклонении от уплаты налогов. Но профессиональная этика не позволяет прокурорам опускаться до риторики и действий такого низкого уровня.

Общественное мнение

Акции протеста «Свободу Юле», нагнетание в обществе презрения ко всей судебной ветви власти и стремление политиков повлиять на результаты судебного рассмотрения дела – это яркие примеры незаконного давления на суд и прокуратуру. Цель проста – принятие судом решений в интересах осужденной Тимошенко.

За неуважение к суду, которое все время демонстрирует защита Тимошенко, англосаксонская система права предусматривает уголовную ответственность. Предварительные публикации в прессе, переговоры с присяжными, давление на стороны и свидетелей, неуважительное поведение в суде, неподчинение приказу суда – все это может считаться неуважением к суду. Британский закон о неуважении к суду 1981 года ввел правило «суровой ответственности», согласно которому лицо отвечает за вмешательство в отправление правосудия независимо от того, преследовало оно цель такого вмешательства или нет. В соответствии с федеральным законом США (гл. 21 роз. 18 Свода законов США), суд наказывает штрафом либо арестом за неуважение к суду.

Защита Тимошенко старалась сделать судебный процесс Тимошенко предельно публичным, а значит, подверженным влиянию толпы. Правда, до начала судебного разбирательства защитник Тимошенко утверждал, что «недопустимо публике принимать непосредственное участие в процессе», «случайная аудитория», какой бы широкой она ни была, не может принести существенной пользы…», что «суд – не место для диспутов и митингов, поэтому также недопустимо использование публикой плакатов, транспарантов, лозунгов…». На практике слова защитника вылились и в плакаты, и в транспаранты, и митинги, и диспуты, и стремление сорвать слушание и давить на суд. А вот прямая речь адвоката Тимошенко Сергея Власенко в журнале «Корреспондент» (№10 от 15.03.03): «За эти пару лет я не сталкивался ни с одним порядочным судьей, будь то Киреев (выносивший решение по газовому делу Тимошенко), Царевич (председательствовавшая на заседании по делу об убийстве Евгения Щербаня) или судьи Высшего специализированного суда (подтвердившие приговор по газовому делу Тимошенко). Я, к сожалению, должен сказать, что они – отборные подонки. Люди без морали и совести. Мищенко, возглавляющий сейчас Высший специализированный суд, –
животное. И это еще мягкая характеристика для человека, который, не моргнув глазом, подтвердил абсолютно надуманный приговор Тимошенко».

В завершение необходимо заметить, что в последнее время в Украине появился новый формат диффамации в виде вовлечения в судебное производство политиков. Такая технология защиты приводит к политическим методам воздействия на суд и ставит под угрозу эффективность функционирования системы правосудия в целом. Это непосредственно связано с декриминализацией статей об ответственности за клевету и оскорбление при одобрении нового Уголовного кодекса Украины в 2001 году в выполнение обязательств перед Советом Европы, которые были изложены в Резолюции №1239 (2001) «О свободе выражения мнений и функционировании парламентской демократии в Украине» и Рекомендациях №1513 (2001) Парламентской ассамблеи Совета Европы «Выполнение обязанностей и обязательств, взятых Украиной при вступлении в Организацию». Главным мотивом для декриминализации клеветы выступало обеспечение реализации статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая закрепляет право на свободу выражения мнений. И все же для евроскептиков напомню, что Украина была в числе первых государств, которые в свое время декриминализировали клевету наряду с Боснией и Герцеговиной, Кипром, Эстонией, Грузией, Молдовой. В то же время, вопреки осуждению и Советом Европы, и ОБСЕ, и ООН, соответствующие нормы до сих пор существуют в уголовных кодексах большинства государств, в том числе таких, как США, Германия, Франция, Италия и другие.

 

По материалам статьи «Диффамация как способ незаконного воздействия на суд и следствие в уголовном процессе Украины» Рената Кузьмина.

8 мая 2013, 12:25
0
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

16:2315:2814:2913:3312:3411:4310:469:599:268:430:1623:4622:4722:1921:4621:0120:4119:5318:5618:2317:2616:2315:2814:2913:33
Все новости »

Другие рубрики