The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Шахты загнали в угол

5 мая 2013, 12:00
0
Версия для печати Отправить

В стране, где разговоры о кризисе ведутся непрерывно, сложно всерьез воспринимать информацию о том, что какую-то из сфер нашей экономики вот-вот постигнет окончательный и неминуемый коллапс, особенно учитывая тот факт, что отрасль, о которой пойдет речь, опять же, умирает не первый год, однако при этом умудряется кормить немалое количество людей и порождать миллионеров.

Речь об угольной сфере, которая, как утверждают чиновники, аналитики, эксперты, да и сами угольщики, переживает глубочайший кризис. В наибольшей степени этот кризис коснулся государственных шахт и объединений, а также частных собственников, не входящих в крупные финансово-промышленные корпорации. В течение 2013 года неоднократно появлялась информация о задолженностях по зарплате в угледобывающей отрасли. Кроме того, стало известно, что у 127 угольных предприятий арестованы счета, и около 300 тыс. шахтеров находятся перед угрозой увольнения с работы. А в «Донецкой угольной энергетической компании» ситуация критична настолько, что главному офису за неуплату отключали электричество. Чем же вызван кризис, и кто должен нести ответственность за то, что сегодня происходит с угледобывающей отраслью?

Стахановские темпы?

Первая проблема, с которой мы сталкиваемся при анализе состояния угольной сферы, – это переизбыток выработки угля. Более семи миллионов тонн угля лежат мертвым грузом на складах ГП «Уголь Украины», в то время как госдолг перед шахтами уже превысил 450 миллионов гривен.

Чем вызвана подобная проблема, могут объяснить не все, и не в последнюю очередь потому, что профицит угля имеет не только негативные последствия, но и не менее негативные предпосылки. Так, основными факторами переизбытка угля называют усиление режима экономии (в связи с общим сползанием Украины в экономический кризис) и активную работу нелегальных шахт, – так называемых копанок , объемы добычи угля на которых превысили 6 миллионов тонн в год. А поскольку себестоимость такого угля много меньше, то и конкурировать с легальными шахтами им несложно. Несмотря на то что официально «копанки » подрывают существование отрасли, их владельцы нарушают закон, а в нелегальных шахтах регулярно гибнут люди, их существованию ничто всерьез не угрожает. О существовании всех таких шахт известно не только правоохранителям и местным властям, но и большинству местных жителей, которые нередко жалуются на нелегальную угледобычу, что наносит вред их домам, дорогам и существенно вредит экологии. Однако даже европейская огласка (о нелегальных шахтах был снят документальный фильм «Шахта №8», который был показан на многих фестивалях докуметального кино и завоевал немало наград; о донецких «копанках » писали репортажи National Geographic , снимали сюжеты журналисты телеканала France 24) не смогла остановить нелегальную угледобычу – настолько выгоден сегодня рабский труд. Но, несмотря на то что уголь из «копанок » покупают даже государственные шахты (чтобы продавать его ГП как свой), качество его крайне невысоко, а контролировать его нет никакой возможности. Так стоимость угля начинает превалировать над его качеством.

Кто кормит кормильцев?

Кстати, стоимость украинского угля сама по себе является огромной проблемой, – добыча этого топлива на Донбассе обходится недешево, так как на уже разработанных месторождениях пласты угля в основном тонкие (1,2 метра), глубины их залегания очень большие, загазованность высокая, а технологии добычи и оборудование (особенно на государственных шахтах) давно устарели. Новые шахты с богатыми месторождениями преимущественно уже находятся в частных руках или сданы в долговременную концессию, а на попечении государства в основном остались те предприятия, которые нуждаются в дотациях. А в Украине дотации автоматически предполагают коррупцию в особо крупных размерах. Так, в текущем году угольная отрасль стала второй по уровню дотаций – на убыточные шахты из государственного бюджета выделяют 10,161 млрд грн. При этом доля субсидирования угольной отрасли постоянно увеличивается – начиная с 2008 года, прямые расходы бюджета на угольную отрасль выросли с 19% до 23%. Какие коррупционные схемы работают в такой ситуации, догадаться несложно, однако, чтобы не быть голословными, мы спросили об этом Михаила Волынца, лидера Независимого профсоюза горняков. Он утверждает, что директора шахт завышают себестоимость продаваемого государству угля, а чиновники из ГП «Уголь Украины» прекрасно знают об этом и просто забирают себе большую часть дотаций, выделяемых на покупку такого убыточного топлива. Волынец уверен в том, что круговая порука, царящая в угольной сфере, выливается не только в миллионные откаты от дотаций, но и в фиктивную замену и ремонт оборудования, которую производят карманные фирмы, принадлежащие тем же чиновникам, которые из года в год выигрывают тендеры. Таким образом, деньги, выделяемые на переоборудование шахт, исчезают в чьих-то карманах, капитализация предприятия продолжает падать из-за изношенности оснащения, в результате чего растет себестоимость угля, а значит – государство выделяет еще больше денег на дотации, которые, опять-таки, разворовываются. Схема более чем прибыльная – деньги из воздуха, из угольной пыли. Правда, отрасль умирает, но когда украинских чиновников волновали такие глупости?

Ликвидация под прикрытием

Однако на фоне пустых разговоров о необходимости уничтожить коррупцию и провести реформирование угольной отрасли правительство приняло неожиданное решение о ликвидации ГП «Уголь Украины» не позднее 2015 года. Ликвидацией поручено заниматься Минэнергоуглю , который должен обеспечить погашение долгов перед ГП (например, только один «ДТЭК» должен ГП 89,2 млн гривен) и не допустить увеличения долгов самого ГП «Уголь Украины», притом что только два года назад «Уголь Украины» уже брал кредит в 1 миллиард гривен на техническое переоснащение шахт. Тем не менее в реконструкции все еще нуждаются 83 шахты из 113 находящихся в собственности государства, чья общая годовая производственная мощность составляет 51,6 млн тонн. А уже в марте 2013 года, несмотря на мораторий, ГП заключило с «Дочерним банком Сбербанка России» договор о привлечении кредитной линии еще на $47 млн.

Возникает резонный вопрос : каким образом может быть ликвидировано предприятие с такими финансовыми обязательствами, и будет ли создана структура, которая возьмет на себя функции ГП «Уголь Украины»? На первый вопрос ответить нечего, кроме того что, по всей видимости, долги будет отдавать само государство посредством Минэнергоугля , а вот ответ на второй вопрос куда более интересен. Судя по всему, после 2015 года необходимости в такой структуре, как ГП «Уголь Украины», просто не будет, потому что не останется государственных шахт.

Несмотря на то что в этом году снова был продлен мораторий на банкротство шахт с государственной долей не менее 25% (до 1 января 2015 года), убыточные предприятия так или иначе будут ликвидированы. По сведениям Михаила Волынца, на базе Министерства уже подготовлено технико-экономическое обоснование для закрытия 70 шахт, из которых 35 закроют на сухую консервацию, а 35 – на реконструкцию, притом что денег в бюджете на реконструкцию не предусмотрено (в 2012 году не было выделено денег даже на реконструкцию прибыльной шахты им. Бажанова («Макеевуголь »), хотя средства на это были заложены в государственном бюджете. Подобный обманный маневр правительства прост и понятен – во-первых, закрытие шахты может вызвать большие волнения в базовом для ПР регионе, чем ее закрытие на реконструкцию, а во-вторых – само по себе закрытие шахты – процедура очень дорогостоящая (закрытие одной шахты стоит 100–200 млн грн ). Перевод шахты в режим сухой консервации или реконструкции при этом как бы подразумевает возможность возвращения к производству, однако, реально оценивая экономическую ситуацию в шахтерских городках и поселках Донбасса, мы можем с большой долей вероятности предположить, что все шахтное оборудование и оснащение в течение года будет растащено вчерашними шахтерами на металлолом, а единственная компенсация, которая им будет предложена, – это работа в «копанках ».

Такая «реформация» отрасли должна вызвать масштабные социальные протесты – от 70 до 100 тысяч шахтеров окажутся безработными (а во многих семьях отец-шахтер – единственный кормилец), но представителей власти вряд ли смущает такая перспектива, хотя она и совпадает с выборами президента в 2015 году. Это и понятно, ведь на избирательных участках работают не шахтеры, а учителя и медики.

Что же касается немногих прибыльных шахт (или шахт, которые могут стать прибыльными при условии инвестиций), то их ждет приватизация. До конца 2014 года только в Донецкой области собираются приватизировать более 30 шахт. При этом , согласно закону «Об особенностях приватизации угледобывающих предприятий», предусмотрено две возможные формы продажи шахт: на аукционах либо посредством конкурса инвестиционных предложений – то есть Фонд государственного имущества отдает шахту в собственность тому, кто готов вложить большие средства для увеличения эффективности добычи и усовершенствования условий труда шахтеров.

Все лучшее – детям!

Так закончится приватизация и раздел отрасли. Вполне логично: ведь в стране практически не осталось (а скоро не останется вовсе) государственных ТЭС (которые являются одним из основных потребителей отечественного угля), горно-обогатительных фабрик, коксохимических заводов и металлургических предприятий. На фоне того, что все производственные мощности, заинтересованные в угле, являются частными, существование государственных шахт и объединений действительно выглядит некоторым архаизмом, прикрывающим коррупционные схемы. Теперь же те люди, которые их создали, сами пришли к власти, и раздавать деньги местным князькам не намерены.

Нельзя, однако, не замечать того, что полное отсутствие контроля со стороны государства за угольной отраслью ставит под угрозу и без того весьма иллюзорную энергетическую независимость государства, да и капитализация отрасли имеет целый ряд издержек. Так, в результате происходящих сегодня процессов скупки предприятий, их передачи в концессию и банкротства на рынке фактически остаются только два крупных игрока. Это «ДТЭК» и «ДРФЦ». Вот уже три года «ДРФЦ» и торговый дом «Востокуглемаш » (владелец тот же) выигрывают у государства все мыслимые тендеры, а их заказы от государственных угольных компаний, по данным Forbes , исчисляются миллиардами. К тому же «ДРФЦ» регулярно получает от государства значительные скидки и распоряжается государственными средствами на свое усмотрение, так что это даже вызвало недовольство КРУ, впрочем, отклоненное украинским судом. В результате такого передела страдают прежде всего прибыльные частные шахты и многочисленные предприятия, которые занимаются обслуживанием шахт, но при этом не входят в пул мейджоров. Для них создаются условия, несовместимые с финансовым выживанием – большинству из них просто не хватает оборотных средств, чтобы не только конкурировать с гигантами, но и просто работать с ними.

Несмотря на то что предсказать все последствия передела угольной отрасли в Украине крайне сложно, уже сегодня можно спрогнозировать масштабный социальный кризис на востоке страны, массовые выступления горняков, которые, скорее всего, закончатся пожеланиями правительства меньше ныть и выращивать капусту. И, несмотря на то что не хочется быть Капитаном Очевидность, все же подмывает напомнить о том, что отсутствие здоровой конкуренции, равных возможностей и понятных, четких правил игры не совместимо с рыночной экономикой, реформированием которой как раз так заняты президент и правительство.

5 мая 2013, 12:00
0
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

9:599:268:430:1623:4622:4722:1921:4621:0120:4119:5318:5618:2317:2616:2315:2814:2913:3313:0112:3411:4310:469:599:268:43
Все новости »

Другие рубрики