The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Исторические корни современной Украины: Гетманщина

27 апреля 2013, 14:34
0
Версия для печати Отправить
гетьманщина

После гибели Киевской Руси и нескольких веков пребывания в составе иностранных государств: Золотой Орды, Великого княжества Литовского и Речи Посполитой – Украина в ХVІІ ст. обрела свою независимость в державе, которая носила официальное название Войско Запорожское.

Неспокойный ХVІІ век

Своеобразным «локомотивом» в формировании новой державы выступило казачество, сначала обосновавшееся в районе Днепровских порогов, а затем распространившееся на большей части современных украинских земель (за исключением западных областей). Как отмечал крупный теоретик отечественного государствотворения В. Липинский: «Подобно тому, как шляхта польская создала понятие государственности польской и нации польской, казатчина украинская создала понятие государственности и нации украинской. И даже географически-провинциальное название казаческой территории – воеводств Киевского, Черниговского и Брацлавского – становится наименованием национальной территории и наименованием нации». Под Брацлавщиной Вячеслав Казимирович имел в виду территорию современного Подолья, а с полным утверждением украинского самоназвания он несколько поспешил – тогда «Украина» обозначала лишь часть Днепровского Правобережья (как и соседние «Волынь», «Галичина», «Северянщина» и т.д.). Это случилось позже, и об этом отдельный разговор.

Следует сразу же оговориться, что Запорожская Сечь (Кош), которая являлась федерацией независимых куренных единиц, объединенных войсковой юрисдикцией, выступала политико-государственной единицей в форме демократической республики. Ее рождение состоялось в эпицентре так называемого Великого кордона – рубежа между европейским и неевропейским мирами, в местах вооруженного противостояния славянских и турецко-татарских государственных образований. В связи с этим одной из наиболее характерных черт молодой державы становится милитарность, которая буквально пронизывала различные стороны ее жизни. Поэтому держава и получила наименование Войско Запорожское. Как отмечал известный историк Николай Костомаров: «Простота жизни, готовность на всякую опасность, благочестие, целомудрие, совершенное братство между собой и строгое повиновение воле начальства являлись нравственными требованиями запорожского братства, приближавшими его, за исключением военного занятия, к монастырской жизни… Крайнее равенство господствовало в их быте. Шляхтич ли, князь ли, мещанин или сельский холоп шел в казаки – он был равен своим товарищам. Первоначально вольное казачество наполнялось мещанами, а потом большинство в нем состояло из сельских холопов, не желавших повиноваться своим панам».

Великий гетман

В начальный период Освободительной войны украинского народа, которую в 1648 г. возглавил несомненно выдающийся государственный деятель гетман Богдан Хмельницкий, Запорожье продолжало играть ведущую политическую роль. Именно здесь создается ядро армии, избирается сам гетман и формируется идея государственно-территориальной автономии казацкой Украины, которая несколько позже легла в основу политики украинской власти тех времен. Но уже после блистательных побед над поляками под Желтыми Водами и Корсунем, когда восстание быстро переросло в национально-освободительную войну, запорожский регион перестает играть первую скрипку. Случилось это потому, что слабозаселенная территория Запорожья, хозяйство которого продолжало носить в основном характер присвоения и основывалось не на частной, а на общей собственности, просто не могло стать ядром национального государства. Кроме того, политика великого Богдана и его соратников определялась не только интересами запорожцев, а всего казацкого сословия, абсолютное большинство которого проживало на территории «городовой» Украины.

Хмельницкий разделил все казачество (за исключением запорожцев) на полки. Тот же Н. Костомаров отмечал, что «под этим разумелся не правильный раздел армии, а известный край южнорусской земли. Полк включал в себя города, местечки, села и назывался по имени главного, более значительного города, где было правление полка. Полком начальствовал полковник: ему были подведомственны другие чиновники. Полки разделялись на сотни. Сотня заключала в себе села и хутора и также носила название по имени какого-нибудь значительного местечка. Сотни делились на курени, в которых было несколько десятков дворов. Верховое место называлось генеральной войсковой канцелярией. Там вместе с гетманом были чиновники… В то время чиновники избирались и отрешались на радах, то есть народных собраниях, вольными голосами, потом утверждались гетманами. Такой порядок велся издавна в казацком войске, но в этот год (т.е. 1648-й. – А. М.) он распространился на целый народ. Тогда слово «казак» переставало иметь значение исключительно особого военного сословия, а перенеслось на всю массу восставшего южнорусского народонаселения».

Процесс творения главных институций украинского государства тех времен в целом завершился на протяжении второй половины 1649–1650 гг. как одной из преемниц Киевской Руси. Это стало наибольшим политическим достижением украинского народа после нескольких веков национального порабощения соседями.

На пути к независимости

Но следует отметить и то, что ни Хмельницкий, ни его старшина сначала не планировали создание независимого государства в этнических границах Украины, а поэтому и не выдвигали соответствующей политической программы. Они, вероятнее всего, стремились добиться того, чтобы король польский стал также «королем русским» (термин «Русь» тогда использовался еще в полной мере). А Украина (хотя бы в составе Киевского, Брацлавского, Черниговского, Полесского и Волынского воеводств) получила бы статус или же автономии, или же субъекта федерации наподобие Литвы. И все же в конце 1648 – первой половине 1649 гг. началась и выработка в гетманском окружении по его указаниям основных принципов украинской государственной идеи, которая стала затем определяющей в освободительных тенденциях народа на протяжении последующих столетий вплоть до наших дней и предполагала создание независимого государства в этнических пределах Украины. Тогда же, во времена правления Богдана, формируется идея украинского монархизма, которая позже так и не была реализована в силу многих причин.

Но в связи с целым рядом событий, которые не способствовали укреплению казаческой власти, особенно со стороны Польши, остро стал вопрос поиска сильной, концентрированной военно-политической помощи извне. В ситуации тех времен ее, в первую очередь, можно было получить как со стороны Османской Порты (т. е. Турции), так и со стороны России. Не снимался с рассмотрения и проект шведско-украинского синтеза, к которому еще раз (и снова неудачно) позже обратился Иван Мазепа. Как отмечал историк Ярослав Дашкевич, трагедия Украины тех времен состояла в том, что как соборная держава она могла возникнуть и укрепиться лишь под протекторатом одного дружественно настроенного соседа. У нее не было возможности осуществить переход к независимости без предварительного зависимого периода.

При выборе протектора преимущество отдавалось московскому царю. Объяснялось это несколькими моментами: принадлежностью к одному вероисповеданию (христианство в его восточном варианте – православие), присутствием в исторической памяти украинского народа идеи общей политической судьбы во времена княжеской Руси, отсутствием в этнопсихологии украинцев антироссийских настроений, близостью языков и культур. А также относительной военно-политической слабостью России тех времен в сравнении с Османской империей, что позволяло надеяться на сохранение Украиной более полной государственной независимости. Итогом стала Переяславская рада 1654 г. По своему содержанию российско-украинский договор, вероятнее всего, предполагал создание под верховенством короны Романовых конфедерации двух государств (по крайней мере, так предполагал гетман). Функционирование конфедерации, в первую очередь, было бы направлено на отражение внешних врагов, а их тогда у Украины, как и у России, было предостаточно. Но последующие исторические события привели к совсем другим последствиям, которые первоначально никто не мог предвидеть.

«Воссоединение» или «присоединение»?

Вот уже 360 лет прошло с тех пор, как в современном Переяславе-Хмельницком был заключен договор между двумя славянскими государствами, а споры о его трактовке не прекращаются. Как отмечал в свое время Михаил Брайчевский, ситуация с оценкой упомянутого события усложнилась в период громкого празднования его 300-летнего юбилея. Во время проведения торжеств эта историческая акция была поднята до уровня всемирного события, которая по своему значению почти равнялась наиболее значительным цивилизационным переворотам в истории человечества.

Именно в это время вместо общепринятого тогда термина «присоединение» Украины к России начал широко использоваться термин «воссоединение». Но с философской точки зрения эта терминологическая замена выглядит совершенно некорректно: ведь воссоединяться могут лишь части чего-то целого, единого. Поэтому в плане изучения межэтнических контактов воссоединение может быть осуществлено в пределах одного народа, а не народов. Украина и Россия сформировались уже после монголо-татарского нашествия ХІІІ в. и в условиях раздельного существования до 1654 г. – никогда не объединялись. Но суть проблемы находилась не в этих двух словах, а в том, что стояло за ними. Была осуществлена переоценка данного исторического события. В книге «История Украины» 1943 года издания переход под протекторат России расценивался как «зло меньшее» в сравнении с тем, что ждало украинцев под властью Польши или же Турции. А в 50-х годах ХХ ст. то же самое явление уже рассматривалось историками как наилучшая перспектива для украинского народа и необходимое условие для дальнейшего его прогресса.

Следуя такой трактовке, в отличие от всех других народов, для которых путь независимого существования определялся как необходимое условие нормального развития, украинский народ якобы мог расцвести лишь под благородным опекунством российского царизма. Любое национально-освободительное движение в Украине, направленное против царской власти, оглашалось движением реакционным и враждебным, потому как вело к «отрыву» Украины от России, в то время как интересы украинского народа вроде бы требовали пребывания под «зонтиком» империи. Но со стороны общеисторических рассуждений и многочисленных аналогий теоретическая несостоятельность подобного имперского «аргументирования» совершенно очевидна. Ведь с помощью аналогичных утверждений возможно оправдать любой акт колониальных захватов в любую эпоху и в любом месте земного шара.

Такое «вольнодумство» Михаила Юлиановича тогдашней властью было «отмечено» почти 10 годами лишения работы в Академии наук Украины (слава Богу, не лишением свободы на тот же срок). Не спасло его и обильное цитирование В. И. Ленина на многих страницах своего чисто научного труда.

Заканчивая разговор о судьбе Гетманской Украины, следует отметить, что после смерти Богдана события разворачивались стремительно, но, к глубокому сожалению, не в пользу этого государства. В 1764 г. был ликвидирован институт гетманства, а сама Сечь разрушена в следующем году. В полной мере это соответствовало доктрине Екатерины ІІ, которая в одном из своих документов отмечала: «Малая Россия, Лифляндия и Финляндия суть провинции, которые управляются даренным им привилегиями, нарушать эти привилегии мгновенно было бы непристойно, но и нельзя считать эти провинции чужими и относиться к ним, как к чужим землям, это была бы глупость… Когда же в Малороссии не будет гетмана, то следует постараться, чтобы это время и название гетманов исчезли».

27 апреля 2013, 14:34
0
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

23:4622:4721:3620:4118:5616:2315:1814:2913:3313:0112:3412:0311:4310:469:599:268:438:0123:3322:4721:3620:4118:5616:2314:29
Все новости »

Другие рубрики