The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Соглашение о разделе продукции с Shell: не все так радужно, как кажется

23 апреля 2013, 12:15
0
Версия для печати Отправить
сланцевый газ

Мировая практика использования соглашений о разделе продукции (СРП) очень разнообразна. Данный вид соглашения является достаточно гибким инструментом для достижения сторонами своих целей на взаимовыгодных условиях. Очень часто именно СРП является наиболее выгодным способом организации добычи нефти и газа и, как правило, используется в странах, не обладающих финансовыми, технологическими и кадровыми ресурсами для самостоятельной эксплуатации месторождений.

Первый контракт о разделе продукции был заключен национальной нефтяной компанией Индонезии в августе 1966 года. К настоящему времени в Индонезии уже насчитывается три поколения контрактов СРП. Каждый последующий отличался от базового контракта рядом особенностей, они совершенствовались от поколения к поколению, приспосабливаясь к условиям внутреннего и внешнего рынка.

Изначально контракты заключались с относительно небольшими фирмами. Однако по мере повышения мировых цен на нефть и исчерпания наиболее доступных месторождений, находившихся в собственности крупных нефтегазовых корпораций, эта форма работы начала приобретать все большую популярность и сегодня широко распространена в мире. Как правило, опыт такого сотрудничества был положительным.

Почти во всех случаях распределение добытой продукции между инвестором и государством предусматривает несколько этапов. Первый этап заключается в выплате роялти или платы за пользование недрами – рассчитывается как процент от объема продукции или платеж наличными, поступающий в пользу государства. Это гарантирует ему минимальный доход, даже если проект в целом окажется нерентабельным.

В разных договорах размер роялти варьируется. Более всего распространены соглашения, в которых размер такого платежа составляет 4–10%. В соглашении Украины с Shell плата за пользование недрами составляет 1,25% для газа и 2% – для нефти, то есть является очень низкой. Стоит отметить, что договоры, предусматривающие более высокую ставку роялти, несут в себе больше рисков для государства.

К примеру, в скандальном российском проекте «Сахалин-2» роялти было установлено на уровне 6%.  Данный опыт наших северных соседей очень интересен, поскольку в нем также была задействована компания RoyalDutchShell. В середине 1990-х компания хотела построить и запустить гигантский нефтегазовый проект «Сахалин-2» на острове Сахалин. Возглавляемый Shell консорциум из четырех иностранных компаний в 1994 году подписал соглашение с российским правительством по долевому распределению продукции. При этом оно позволило бы Shell и партнерам вернуть инвестиции в проект до того, как российское правительство получит значительную финансовую выгоду. Такая явная ошибка российской стороны произошла в результате того, что принятие политических и экономических решений в стране в то время было децентрализованным. Дело в том, что после уплаты роялти начинается самая трудноконтролируемая с финансовой точки зрения часть проекта, то есть определение доли компенсации. Под этим понимается часть добытой продукции, которая поступает в распоряжение инвестора, чтобы он смог покрыть затраты, понесенные им на разведку и освоение месторождения.

Согласно СРП, подписанному в рамках проекта «Сахалин-2», консорциум во главе с Shell получал 90% добытой продукции до выхода проекта на уровень рентабельности в 17,5%. И только после этого соотношение становилось бы 50% на 50%. Российские власти начали обвинять Shell в затягивании этого момента и в результате заставили компанию передать 50-процентный пакет акций «Сахалина-2» «Газпрому». Власти объявили, что инвестор причинил ущерб экологии на сумму 50 миллиардов долларов США и что его необходимо покрыть. Это утверждение вынудило Shell пойти на условия российской стороны.

Стоит отметить, что Shell также извлек из этого урок. В проекте с Украиной инвестор нанимает независимую экологическую компанию, которая будет придерживаться норм и следить за всеми экологическими стандартами, которые должны быть соблюдены в Украине. При этом даже внутренние правила данных компаний жестче, чем экологическое законодательство Украины.

Согласно украинскому закону об СРП, доля компенсационной продукции составляет не более 70% от общего объема добычи, то есть украинская сторона должна получить минимум 30%. Согласно же п. 14.6 договора с Shell, доля государства в распределении продукции углеводородов составляет от 31% до 60% в зависимости от стоимости добычи, то есть законодательная норма соблюдается. Это значит, что британско-нидерландская компания будет получать до 70% добытого газа, пока полностью не возместит свои расходы. Именно поэтому большое значение имеет то, насколько четко указаны в соглашении эти затраты и нет ли там лазейки, которая позволит инвестору продлевать срок получения большей доли компенсации. Но это уже техническая сторона вопроса.

Согласно документу, первый план разработки предусматривает прогнозные затраты инвестора в размере 10 млрд долларов США. Государство получает отчисления в бюджет в виде бонусов за несколько этапов исследования и разработки. Общая сумма бонусов составляет 200 млн долларов США траншами от 25 до
100 млн.

Согласно п. 20.3 договора, социальные инвестиции составят по 2 млн долларов ежегодно от даты подписания соглашения до начала разработки и по 3 млн – на этапе разработки. Помимо этого, предусматриваются затраты на создание Украинского института газа нетрадиционных источников в пределах 2 млн долларов (п. 21.5). Госбюджет также получит от 10 млн долларов за предоставление информации и оформление разрешений. В ответ инвестор получает значительные налоговые льготы.

Но не все так радужно, как кажется на первый взгляд. Согласно условиям СРП, все эти инвестиции представляют собой громадные затраты, которые Shell должны будут полностью компенсировать из добытой продукции. При этом не нужно забывать, что стоимость добычи сланцевого газа является достаточно высокой и в разы превышает среднюю стоимость добычи природного газа.

Очевидно, что чем больше будут затраты, тем дольше проект будет выходить на самоокупаемость. А для увеличения доли Украины в распределенной продукции углеводородов важно, чтобы этот момент наступил как можно раньше.

23 апреля 2013, 12:15
0
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

23:4622:3721:4620:4118:5616:2314:2913:3313:0112:3411:3310:469:599:268:4323:4622:3721:4620:4118:5616:2314:2913:3312:3411:33
Все новости »

Другие рубрики