The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Григорий Крoпивский о картошке, сале и луке в меню телезрителя

2 января 2014, 21:57
0
Версия для печати Отправить
Григорий Крoпивский

Российский телевизионщик считает, что уровень телевидения определяет экономика, а западные форматы привели к уничтожению национального колорита на ТВ.

«Можно ли сделать общественное телевидение?»

Российский ученый в области массовых коммуникаций Андрей Мирошниченко уверен, что медиа априори не могут быть независимыми. Согласитесь?

Они могут быть независимы… Но пока таких в мире нигде нет. Медиа отражают уровень капитализации общества или человека, который ими владеет. Как Дональд Трамп. Кстати, самый крупный миллиардер в мире – владелец СМИ.

Читайте: Шоубизнес – это война

Работают ли в России журналисты, редакторы, продюсеры, которые свободно выражают свою точку зрения?

Безусловно. Однако в какой степени? Есть степень независимости главного редактора, владельца и, условно говоря, президента страны. Я знаю журналистов, которые работают с разными изданиями, они абсолютно независимы. Но при этом, при хорошем предложении, и они становятся зависимыми.

Лобков, Познер, Парфенов – тоже зависимы?

У них есть четкая позиция. И если внутреннее самовыражение позволяет не загонять себя в рамки, они этого не делают. В принципе, хороший журналист – это прежде всего человек со своим мнением. Когда он его теряет, теряется смысл профессии.

Евгений Киселев уже несколько раз отмечал, что его московским коллегам сложно представить такую страну, как Украина, в которой политические ток-шоу выходят в прямом эфире, а журналистика, цитирую, «чрезмерно оппозиционная».

Телевидение качественно справляется с функцией формирования общественного мнения?

А как же! Для бабушки важно официальное мнение, которое ей предоставляет телевидение или радио. Для молодого человека, наверное, официальная точка зрения вообще не важна, важна точка зрения приятелей.

Какая роль телевидения в системе власти Владимира Путина?

Путин образца 2000 года лично мне, телевизионщику, был интересен. Я видел в нем и в его действиях перспективу России. Тогда было все сделано профессионально и грамотно. То, что имеем сейчас, – тема для другого интервью.

Читайте: Джордж Клуни выступил в поддержку Евромайдана

Можно ли считать, что Путин вернул России статус сверхдержавы?

Наверное, не до конца, с точки зрения западного общества. Однако то, что он стремится именно к этому, это точно.

Журналистику называют четвертой властью. Пришло ли время делить ответственность за происходящее в обществе между властью и журналистикой?

С кем ее делить? Власть не отдаст власть никому.

В Москве открыто говорят о цензуре?

В Москве обо всем говорят открыто. На встрече с Путиным звучат жесткие вопросы. Но у Владимира Владимировича есть хорошая фраза с прохладной улыбкой: «Когда мне понадобится ваше мнение – я вам его скажу».

Что такое, по вашему мнению, общественное телевидение?

Youtube. Остальное, как ни формулируйте, все равно подконтрольно или власти, или большим деньгам. Как можно сделать общественное телевидение в профессиональном мире? Ведь это попытка закамуфлировать собственное мнение под мнение масс.

Читайте: Михаил Комаровский о грустном ТВ

«Западные форматы – беда российского ТВ»

Формат и деньги – близкие понятия?

Нет. Формат – это предпочтения, которые выбирают медиа.

«Пипл хавает»? Вы тоже так считаете?

Это рамки, в которых хранится идеология медиа. Все остальное – социальный заказ общества.

Раньше зрителя ловили на удочку интеллектуальных игр: «Миллионер», «Самый умный», «Что? Где? Когда?». Сейчас эра шуток, стеба. Как охарактеризовать страну, любимые герои которой – персонажи Светлакова, Галустяна и брутальный Павел Воля?

Каждые 3-4 года вызревает новая социальная атмосфера. Она и становится рейтинговой. Сейчас не время музыкальных программ. Обществу надоели искусственно сделанные «фабриками» и продюсерами звезды. Сегодня время народного творчества в формате телевидения.

В формате западного телевидения?

Да, конечно. В России с креативом, как минимум, не хуже. Но с точки зрения экономики выгоднее купить проверенный формат, который сразу же начинает работать. Это не проблема для общества. Это проблема для телевидения. Когда теряется национальный колорит, приходит беда.

Читайте: Клип 16-летней «антимайданки» во славу Януковича взорвал Сеть

Россия потеряла?

Его потеряли все.

Значит, завтра – беда?

Нет. Обществу она будет видна через поколение, а телевизионщиков беда настигла уже сегодня. Ребята с креативом мало кому нужны.

Складывается впечатление, что Россия замкнулась на российском представлении о формате, Украина – на европейском. Если в России мы видим качество телевизионного продакшн, в Украине – качественное наполнение. Что важнее: формат или контент?

Важнее всего восприятие зрителя.

Телевидение идет на поводу у зрителя?

Профессионал делает телевидение для себя и для профессионала. Только профессионал может быть объективным. Зрителю вообще наплевать, как делается телевидение. Для него важно состояние программы и качество участников.

Читайте: Звезды шоу-бизнеса выйдут в поддержку митингующих

Вы ушли от ответа. Кто заказывает телевидение: зритель или плательщик?

Вещатель идет на поводу у хозяев. Зритель не может заказывать телевидение, он – потребитель. Лет 15 назад я для себя открыл закон нового телевидения. Почему по темпоритму оно стало совершенно другим? Появился пульт. У тебя 100 каналов, и ты ушел, если что-то не понравилось.

Выше вы вспоминали о социальном запросе, а сейчас сами себе противоречите.

Телевидение – это продукт профессионалов. Профессионал должен отвечать за свой продукт. Когда тебе не стыдно за свой продукт, тогда он может быть качественным.

Яйцо и курица, в том варианте, когда яйцо – это телевидение, а курица – общество. Who is who?

Уровень телевидения определяет экономика. Раньше аудитория была биомассой. Сегодня все изменилось.

«Человек впитывает количество событий, а раньше – их качество»

Если я предположу, что Путин понял интеллектуально убойную силу «ха-ха-ха», сильно ошибусь?

Это неправильно. Я уверен, что он не имеет отношения к формированию контента. Воспитывать общество, если это не Северная Корея, нереально. Путин не навязывает свое информационное пространство.

Читайте: Ассия Ахат в шаге от вершины мирового чарта!

А как же тренд «Россия – империя, старшая сестра»?

Ты можешь питаться картошкой, салом и луком. Чтобы выжить, этого достаточно. Впрочем, есть еще артишоки, киви и креветки. То же самое и с телевидением. Одному достаточно Первого канала, а другому подавай на добавку «Культуру».

Сегодняшнее телевидение – очень мощное информационное поле. Невозможно утвердительно сказать, плохое оно или хорошее, – это палитра из сотен красок.

В теорию всемирной режиссуры вы не верите?

Не могу до конца поверить. Безусловно, работает определенная идеологическая машина, которая просчитывает ситуацию и перенаправляет информационное поле в нужное русло.

Может, в этом и заключается сверхзадача ТВ? Плохо с экономикой – сделали врагов из геев.

Это проблема не телевидения, а общественной идеологии. Если плохо – всегда надо найти врага. Украина? Нет, она для России не враг.

Читайте: Бритни Спирс думает о том, чтобы покинуть шоу-бизнес

К казни в прямом эфире российское ТВ готово?

По большому счету, это у нас происходит повсеместно. Если не в прямом эфире, так в фильмах. В сериале 70-х годов «Следствие ведут ЗнаТоКи» не было ни одного убийства! Можешь представить сегодня милицейский сериал без убийства?

Значит, эмо важнее рацио?

Если нет смертей – зрителю смотреть скучно. Раньше фантазия существовала внутри человека, сейчас ему не надо домысливать образ. Пособия для действий – на экране. Хороший пример из Достоевского. Когда Раскольников шел на убийство старухи, его терзали сомнения, психологическая ломка. Сегодня все просто: герой приходит и убивает.

Потому что пульт?

Темпоритм очень высок. Управление телевидением осуществляет пульт. Человек может щелкать, не останавливаясь, пока не зацепится за что-то.

Телевидение делается только для фона, верно?

В музыке на первый план выходит ритм и аранжировка. Мелодия – не самое главное. Мотивчик, подстрочник, брендовые фразы все раскладывают по местам. То же самое и с телевидением. Оно было мелодичное, сегодня – ритмичное. Человек впитывает в себя количество событий, а раньше – их качество.

Читайте: Голливудская звезда Вера Фармига обратилась к участникам Евромайдана

К чему придем?

В конечном счете, к интернет-телевидению. Высший разум нам дал возможность приобщиться ко всемирному владению и обмену информацией.

Мы ездим сегодня на автомобиле, который изобрели в XIX веке. Четырехтактный двигатель внутреннего сгорания каким был, таким и остался.

В информационном поле ушли далеко-далеко. Почему? Потому что информационное поле безопасно.

Открой человеку все секреты термоядерной реакции, – наверное, он разрушил бы планету.

Многие поспорят на счет безопасности информационных технологий.

Я их рассматриваю с точки зрения природы. Энергия информационного поля не разрушительна, пускай и влечет за собой последствия. Высший разум дал человечеству право выбирать: один может найти в Сети мысли великих, а другой сольет пособие по собиранию взрывного устройства.

В технологическом пространстве мы остались на уровне XIX века, в информационном – уже в XXII. Я, как человек, окончивший Московский институт электронной техники, понимаю, что в тоненьких iPad заложены такие знания, которые, по идее, не должен был получить человек.

Мы с тобой сейчас общаемся, а через нас проходят миллионы информационных полей, не замыкая друг друга. Как это работает? Ни один физик до конца не ответит.

Читайте: Криштиану Роналду перенимает привычки звезд шоу-бизнеса

Что Вы думаете по поводу двух штампов: 1) телевидение ангажировано; 2) телевидение сделано для дебилов?

Хороших каналов достаточно.

Говоря иносказательно, 90 процентов населения питается картошкой, салом и луком, останавливаясь на потребительских каналах.

Пришел домой, упал на диван, включил телевизор – поп-звезда, новости, шоу – сало, картошка, лук…

Читайте: Скандал на отборочном туре «Евровидения»

Сам себе биограф

Карьера на телевидении началась со случайного попадания на программу «А» Сергея Антипова и Марты Могилевской. В 1989 году я придумал передачу «Слухи», которая стала выходить на Первом канале в программе «120 минут». Бригада у нас была такая: Татьяна Веденеева, Александр Панов, Елена Старостина и я.

Параллельно работал главным режиссером московского Дворца молодежи. В то время – самое продвинутое концертное учреждение. К слову, в концертном зале «Россия» в среднем в месяц проходило 23 мероприятия. Мы побили его рекорд – 29.

Читайте: Новый гимн Евромайдана собирает в Сети тысячи просмотров

В горбачевские времена дружили дворцами с Аллой Пугачевой. В 1990-м «Песня года» умерла, нужно было придумать что-то новое. Алле Борисовне перезвонил главный музыкальный редактор Первого канала Леонид Сандлер, и она порекомендовала меня. Мы начали выпускать хит-парад «Останкино», который заменил «Песню года». А потом я начал делать ночной канал «Сновидение». Ровно в 00:00 он включался на волне Первого.

Дальше возродилась «Песня года», начал работать с International Group, которая организовывала гастроли Стинга, Брайана Адамса, Рода Стюарда, «Скорпионс», «Зи Зи Топ» в Москве. У меня в портфолио десяток фильмов о звездах такого уровня, награда «Золотая роза» за «Один день со Стингом», две «Овации», два ТЭФИ, два «Монтре» и «Золотая антенна»…

2 января 2014, 21:57
0
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

23:4622:4721:3620:4118:5616:2314:2912:3411:4310:469:598:4323:4622:4721:3620:4118:5616:2314:2912:3311:4310:469:598:4323:36
Все новости »

Другие рубрики