The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Глава МИД Ирана о Йемене и ядерных переговорах

18 апреля 2015, 17:26
0
Версия для печати Отправить
Зариф

Глава МИД Ирана Джавад Зариф в интервью Еuronews рассказал о ядерных переговорах и перспективах ослабления санкций

— После нескольких месяцев переговоров вы достигли предварительного соглашения. Расскажите нам, что происходило за закрытыми дверями во время переговорного процесса, в особенности в Лозанне? Какие моменты были самыми трудными?

— В ходе переговоров мы стремились решить две задачи: подтвердить, что ядерная программа Ирана всегда будет носить мирный характер и снять санкции. С нашей точки зрения обе эти задачи были обоснованными, потому что Иран никогда не стремился к созданию ядерного оружия. И мы хотели работать над решением этих двух задач. Санкции на протяжении всего этого времени никому не помогали. Нам было важно суметь продвинуть решение этих задач и мы попытались. В какой-то момент это было непросто сделать, потому что наши западные друзья и партнеры по переговорам поверили, будто санкции были ценным активом, чем-то таким, от чего не стоит легко отказываться. И это значительно затруднило процесс. Сложные моменты возникли также в ходе согласования окончательного текста документа из-за разносторонних толкований его различных аспектов, но мы смогли сосредоточиться на решении всех проблем, с которыми столкнулись. Сейчас начинается самый сложный этап, непростой путь согласования и составления текста окончательного соглашения. Будет потрачено много времени и много усилий, но я думаю, что необходимые политические решения уже приняты. Мы и наши коллеги теперь должны заняться формулировкой технической части соглашения.

— Переговоры продолжались 18 месяцев, но санкции остаются главной проблемой. Как вы сможете решить эту проблему до конца июня?

— Мы не говорим о поэтапном снятии санкций. К сожалению, США начали говорить об этом, использовать эту фразу — «поэтапное снятие санкций». Если вы прочитаете совместное заявление, то нигде не увидите слово «приостановка», вы не увидите слово «поэтапное». Совершенно ясно, что все санкции — экономические, финансовые — будут сняты. После подписания окончательного соглашения мы сразу обратимся в Совбез ООН, который примет резолюцию, отменяющую действие всех предыдущих резолюций и подготовит почву для снятия всех санкций. Это абсолютно ясно, никакого поэтапного снятия санкций не будет, не будет приостановок, об этом ясно сказано в объявленных договоренностях.

— Но в лозаннских договоренностях ничего не сказано о сроке снятия санкций.

— На этот раз четко определено, что в рамках соглашения мы примем не подлежащие пересмотру меры. И такие же меры будут приняты со стороны США, ЕС и Совбеза ООН. Дело в том, что когда мы достигли женевского соглашения в минувшем ноябре, у нас не было такого итогового списка, с иранской стороны был выработан лишь документ соглашения. США, со своей стороны, исходя из своих внутренних интересов, и это их право, создали такой итоговый список, который не совсем был идентичен принятым тогда договоренностям. Для всех нас будет лучше, если мы перестанем спорить по этому поводу и, когда придем к окончательному соглашению, то опубликуем его для всей общественности.

— Иранские парламентарии просят опубликовать иранскую версию итогового списка. Почему вы до сих не опубликовали эти подробности?

— Это не так. В интервью иранскому телевидению, а оно длилось два с половиной часа, я все полностью объяснил. Глава организации по атомной энергетике Ирана Али Акбар Салехи также выступил на иранском телевидении и разъяснил весь процесс. Нам нечего скрывать. Мы не собираемся представлять достигнутые договоренности в ином свете. Я уверен, что мы придем к соглашению… Нам пока что нужно сформулировать его текст и потом уже прийти к соглашению по этому тексту. С самого начала мы говорили, что нужно выбрать определенный путь. Мы можем пойти либо по пути конфронтации, либо по пути сотрудничества, но нельзя ступать немного по нескольким этим тропинкам. Если мы выберем путь конфронтации, то США И ООН продолжат применять санкции, а Иран продолжит работать над программой по обогащению урана. Без каких-либо ограничений.

— Давайте вернемся к моему вопросу. Почему вы не хотите опубликовать итоговый список? Это часть вашей стратегии по снятию давления со стороны приверженцев жесткой линии внутри Ирана?

— Мы проводим переговоры исходя из национальных интересов. Мы не участвуем в переговорном процессе ради оказывающих давление тех или иных политических групп. Думаю, что США можно посоветовать вести себя точно также. Если нужно будет опубликовать итоговый список, то мы это сделаем, но я думаю, что иранское общество уже и так много знает о фактах.

— Вы можете в двух словах рассказать о главах МИД, принимавших участие в переговорах по иранской ядерной программе? Штайнмайер?

— Серьезный переговорщик.

— Глава МИД Китая?

— Хороший друг и серьезный переговорщик.

— Глава МИД России?

— И он тоже хороший друг и серьезный переговорщик.

— А Джон Керри?

— Человек, посвятивший этому много времени, и также серьезный переговорщик.

— Давайте поговорим о региональных проблемах, и особенно о Йемене. Ситуация в стране привела к эскалации стратегических разногласий между Ираном и Саудовской Аравией. Как это повлияет на будущее региона?

— Йемен нельзя назвать театром конфронтации между Ираном и Саудовской Аравией. Проблема Йемена должна быть решена только народом этой страны, различными политическими группами Йемена. Должны помочь все, кто имеет на них влияние.

— Что вы скажете о словах Сергея Лаврова о том, что поставки зенитно-ракетных комплексов С-300 Ирану важны в свете напряженной ситуации в Йемене?

— Контракт с Россией по поставкам систем противовоздушной обороны мы подписали уже давно. Это оборонительное оружие, оно не предназначено для нападений, мы заказали его в России уже давно. Россия решила выполнить свои контрактные обязательства и осуществить поставки.

— Но эти поставки идут вразрез с оружейным эмбарго Совбеза ООН.

— Нет, они не противоречат этому эмбарго. Думаю, что Россия по этому поводу сделала очень четкое заявление — поставки таких вооружение не нарушают режим эмбарго Совбеза ООН. Иран не признает режим санкций, мы считаем эти ограничения незаконными и неоправданными. Россия приняла решение самостоятельно, поэтому любые вопросы нужно задавать Москве. Мы уверены, что задержка с поставкой С-300 была ничем не оправдана и приветствуем решение России выполнить этот контракт.

18 апреля 2015, 17:26
0
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

0:1323:4622:4722:1921:4621:0120:4119:5318:5618:2317:5417:2616:2315:2814:2913:3313:0112:3411:4310:469:599:268:430:0923:46
Все новости »

Другие рубрики