The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Елена Макеева о взятках и экономике

8 апреля 2015, 16:23
0
Версия для печати Отправить
Макеева

Заместитель министра финансов Елена Макеева в интервью рассказала об оперативных показателях наполнения госбюджета, о перспективах реформы Государственной фискальной службы (ГФС) и администрировании НДС

РБК-Украина: Вот еще один факт, о котором говорит бизнес. Чтобы попасть под налоговый компромисс, ГФС требовала 5% отката от суммы компромисса. То есть, 5% официально в бюджет, а 5% — кому-то в карман.

Елена Макеева: Я ездила по Украине, читала бизнесу лекции по разным частям Налогового кодекса, и мне неизвестны факты, чтобы просил кто-то взятки по налоговому компромиссу. Ни разу, ни одна компания не пожаловалась на это.

Мы всегда виним исключительно государственные органы, налоговую, за то, что они требуют взятки. А что, бизнес разве не хочет давать взятки? Дает.

Так же, как обычные граждане давали взятки представителям ГАИ на дороге, только в отношениях бизнеса и налоговой другие суммы фигурируют. Тот, кто готов давать взятки, тому, наверное, и предлагалось. Большое количество компаний уже в первый день налоговой проверки начинают договариваться с налоговой. Спрос рождает предложение.

Почему я всегда работала с иностранным бизнесом? У них запрещено какое-либо коррупционное соглашение с налоговыми органами. Если компании не правы, то они платили штрафы; если они понимали, что налоговые претензии к ним предвзяты — они шли в суды и эффективно доказывали свою позицию. Так что, есть разный опыт работы.

Конечно, мне известно, что коррупция в налоговых органах есть — мы с вами живем в одной стране. Я понимаю, что у тех же инспекторов искушений достаточно много. Поэтому, бесспорно, нам нужно повышать заработную плату госслужащим, в том числе, сотрудникам налоговых органов.

РБК-Украина: Какой должна быть зарплата госслужащего, инспектора, чтобы не было искушения?

Елена Макеева: Зарплата госслужащего всегда будет ниже рыночных зарплат. Мы не можем платить инспектору столько же, сколько платят налоговому консультанту в аудиторской компании. Но у инспектора должны быть какие-то другие преимущества от работы на госслужбе.

Самое главное — это репутация и имидж-позиция. И здесь мы можем изменить отношение к ведомству, в частности, благодаря тому, что сейчас много людей из бизнеса приходят на госслужбу.

Ответить же конкретно на этот вопрос — какой должна быть зарплата — пока мне сложно. Она должна быть такой, чтобы человек не нуждался, чтобы мог удовлетворить свои первичные потребности по пирамиде Маслоу — на еду, на отдых, на образование, на медицину. Но зарплата госслужащих не должна оказывать слишком большой нагрузки на госбюджет.

РБК-Украина: Всегда хочется большего.

Елена Макеева: У каждого есть выбор. Вот в министерстве есть люди, которые начали свою карьеру после института и работают здесь более 15 лет. И они не видят себя в другой системе. Это зависит от того, что каждому по душе. Им здесь нравится, не всегда деньги — основной мотиватор.

РБК-Украина: Как человек из бизнеса, который перешел на госслужбу, скажите, какие реформы должны происходить, чтобы действительно бизнес вздохнул с облегчением? За прошедший год бизнес может это сказать

Елена Макеева: Мое личное наблюдение после поездок по регионам с семинарами до назначения — в целом не было каких-то критических замечаний к законодательству. Основное замечание состояло в том, что много норм было принято за ночь в конце декабря, люди проснулись и узнали, что через несколько дней в силу вступят новые изменения. Моя задача, как лектора, была в том, чтобы рассказать людям, какие изменения приняты, как к ним быстро адаптироваться и ориентироваться в них.

Если же говорить о конкретных изменениях, то возьмем, к примеру, налог на прибыль. Сегодня объект налогообложения по нему считается, исходя из данных финотчетности. Это плохо? Нет, это хорошо. А то, что компании с оборотом до 20 млн грн в год, а это 95% всех компаний, не ведут налоговых разниц, разве плохо? Тоже нет. В январе я встречалась с немецкими коллегами-аудиторами и мы обсуждали кодексы — их и наш. Так вот, в Германии налоговых ограничений очень много, у нас их практически уже нет.

РБК-Украина: Но законодательство там не меняется по несколько раз в год.

Елена Макеева: Конечно. А сколько Германии лет, как стране? Украина — молодое государство. Законодательство меняется, потому что мы не можем найти правильную систему: сколько должно быть налогов, каким должен быть объект налогообложения, как найти баланс интересов между бизнесом и государством. Поэтому методом проб и ошибок мы пытаемся использовать разные модели и понять — работают они или нет.

Налоговая реформа, которая была принята в прошлом году, еще не дала результат. Он будет известен через год, когда будут подаваться декларации по налогу на прибыль. Я согласна, что когда законодательство часто меняется, то это только мешает. И я тоже выступаю за стабильность и предсказуемость налогового законодательства.

РБК-Украина: Будет ли после очередных изменений, над которыми сейчас работает Минфин, предложен мораторий на внесение изменений в Налоговый кодекс, например, на пять лет?

Елена Макеева: Нет. Это неправильно. Каждая реформа — это определенный риск. Мы никогда не знаем — получим ли определенный результат или нет. Пока у нас нет успешного опыта проведения налоговых реформ. Сейчас при Нацсовете реформ создана рабочая группа, мы будем заниматься разработкой глобальной концепции налоговой системы в Украине.

РБК-Украина: Когда закончите работу?

Елена Макеева: Летом планируем закончить, а с 2016 года нормы уже заработают.

РБК-Украина: Многие помимо Грузии в пример ставят Словакию и Ивана Миклоша — экс-министр финансов Словакии — теперь советника и министра финансов Натальи Яресько. Он либерал, приверженец единой ставки налогов. Насколько это приемлемо в Украине?

Елена Макеева: Успешные реформы были построены на введении flat tax rate — единая ставка налогов, например, на налог на доходы физлиц, прибыль и НДС. У этой системы есть много поклонников, но есть и оппозиция.

Есть эксперты, которые считают, что такая система — это поддержка только крупного бизнеса и наказание для людей с меньшими доходами. Ведь кто-то получает 3 тыс. грн дохода, а кто-то — 3 млн грн, но ставка для них одинаковая, условно, 10%. Поэтому оппоненты этой системы говорят, что должна быть прогрессивная шкала. Практически все страны, которые изначально вводили flat tax rate, позже перешли на прогрессивную шкалу налогообложения доходов, в том числе, Словакия.

Я сторонник совсем другой идеи. Есть опыт Словакии, Польши, Грузии и, как говорит наш второй советник, член рабочей группы Роберт Конрад из США, важно проанализировать разные модели и не говорить, что нам подходит только лишь Грузия. У нас есть национальные особенности. Мы не можем взять грузинский опыт и полностью применить в Украине, он не будет успешным настолько, насколько был в Грузии. Поэтому важно посмотреть разные модели и определиться. Мне нравится flat tax rate за исключением того, что все-таки налог на доходы физлиц должен быть дифференцированным.

РБК-Украина: Определились ли в Минфине с конечной целью реформы? Покрытие дефицита бюджета будет происходить за счет крупного бизнеса или простых граждан, пенсионеров, как сейчас.

Елена Макеева: Мы на первом заседании отработали принципы, которым должна соответствовать налоговая система. До 10 апреля мы должны их согласовать со всеми членами группы. И дальше, какие бы идеи, предложения, новации не приходили бы, мы будем соизмерять их с этими принципами.

Принципы налоговой реформы мы видим в системности; нейтральности, когда реформа должна обеспечить нейтральность для всех отраслей, без специальных привилегий и льгот; простоте; платежеспособности; инвестпривлекательности; ответственности и эффективности. Дальше мы будем разрабатывать различные модели налоговой системы, и к 27 апреля на рабочей группе планируем обсудить эти модели.

В любом случае, мы будем искать баланс интересов бизнеса и государства. Ведь, с одной стороны, у государства есть обязательства по выплате пенсий, зарплат бюджетников — и эти обязательства в любом случае нужно финансировать. Но, с другой стороны, мы должны создать такую систему, чтобы она устраивала и бизнес.

РБК-Украина: А что делать с теневой экономикой?

Елена Макеева: Мы надеемся, что предложенная нами модель будет достаточно привлекательна, чтобы компании сами захотели работать легально и в результате — спокойно спать. В этом и был успех Словакии, Польши, Грузии. В результате налоговой реформы в этих странах стало выгодно платить налоги, у плательщиков появился высокий уровень доверия государству.

РБК-Украина: Вернется ли Минфин к идее ведения непрямых методов оценки доходов? В конце прошлого года предложенные нормы по налогообложению разницы между неподтвержденными доходами и расходами не прошли. Когда ждать нулевой декларации?

Елена Макеева: Я сейчас изучаю законопроект, подготовленный в Минфине. Что в нем предлагается? Подать разовую декларацию и задекларированные суммы, если их более 200 тыс. грн, положить на банковский счет на один день. Если не класть на счет, то заплатить 3% налога.

РБК-Украина: Эта норма тоже была в законопроекте, который не прошел. Разве что-то в парламенте поменялось за три месяца, что депутаты захотят поддержать эти идеи?

Елена Макеева: Здесь много спорных моментов. Готовы ли люди класть деньги на счет или вообще декларировать их, если просто можно сказать, что бабушка в наследство оставила? Лично я в эту идею не верю. Если у человека есть возможность сказать, что он всю жизнь собирал эти деньги и не платить с них ни 3%, ни даже 1% — он не будет платить.

С другой стороны, подать разовую декларацию будут обязаны бабушки и дедушки. Пойдут ли они ее подавать? Конечно, нет. Поэтому, если мы изначально это понимаем, то должны говорить, что не все будут равны перед законом. Поэтому я пока этот законопроект отложила.

РБК-Украина: Что будет предусматривать реформа ЕСВ? Многие эксперты, да и сами депутаты говорят о том, что нынешние правки — лишь имитация, и пока не будет единого налога, который будет включать и ЕСВ, и НДФЛ, — вывода из тени не будет.

Елена Макеева: Мне нравится опыт Грузии, где существует один налог. Но мне не меньше нравится опыт европейских стран, где есть и НДФЛ и ЕСВ — и при этом уровень жизни выше. Реформа ЕСВ напрямую зависит от будущей пенсионной реформы, реформы медицинского страхования. Точно скажу, что будем рассматривать разные варианты.

РБК-Украина: Каковы результаты налогового компромисса?

Елена Макеева: Всего ГФС получила 2947 заявок на налоговый компромисс на общую сумму 4,1 млрд грн по НДС и 4 млрд грн — по налогу на прибыль. Подтвержден налоговый компромисс на 2,8 млрд грн по НДС и аналогичную сумму по прибыли. Бюджет сегодня уже получил 101 млн грн по НДС и 104 млн грн по прибыли. Неплохие результаты, на мой взгляд.

РБК-Украина: Что с акцизной системой — политика здесь хаотична, которая и привела к росту теневого рынка. Как будете строить систему в этом направлении?

Елена Макеева: Речь идет не о росте теневого рынка, а о необходимости существования двух акцизов. На данный момент, я собираю разные мнения и они неоднозначны.

РБК-Украина: Нужна ли электронная акцизная марка?

Елена Макеева: Я думаю, что нужна, и изучаю разные предложения относительно ее функционирования. Понимаю, что у алкогольной и табачной индустрий есть разные мнения, видения и подходы к этому вопросу. Поэтому, похоже, единого решения по электронной марке, которое устраивало бы всех, найти не удастся.

РБК-Украина: Правительство в Бюджетной декларации на 2016 год взяло на себя обязательство пересмотреть договора об избежании двойного налогообложения, в частности, с Кипром, Люксембургом. Законопроект о денонсации соглашения с Кипром, подписанного министром финансов в правительстве Азарова Колобовым, уже был принят в Кабмине и передан в парламент, но депутаты не смогли проголосовать за него, а Кабмин не устраивают ставки — нулевая по операциям купли-продажи недвижимости, активов, проценты облагаются по ставке 2%, в то время, как другие подобные соглашения предусматривают 5-10%. Каковы могут быть перспективы у переговоров с этими странами?

Елена Макеева: Могу сказать, что переговорный процесс ведется, он длительный и непростой, но я не участник этого процесса.

РБК-Украина: Каков объем переплат по налогу на прибыль? И что делать с этим?

Елена Макеева: Переплаты надо возвращать бизнесу, разве есть другое решение? На следующей неделе инициирую рабочую встречу, будем искать решение. Около 150 компаний имеют такие переплаты — это около 3,8 млрд грн. Сумма немаленькая, как для бюджета, но подобную практику точно надо искоренять.

8 апреля 2015, 16:23
0
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

0:1323:4622:4722:1921:4621:0120:4119:5318:5618:2317:5417:2616:2315:2814:2913:3313:0112:3411:4310:469:599:268:430:0923:46
Все новости »

Другие рубрики