The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

«Я буду первой!», — мэр Равы-Русской Ирина Верещук

3 января 2015, 21:33
291
Версия для печати Отправить
Ирина Верещук

Гость редакции The Kiev Times – быстро набирающая популярность Ирина Верещук, мэр города Рава-Русская Жовковского района Львовской области.

В 2002 году Верещук закончила Львовский военный институт по специальности «военный переводчик», в 2006 — Львовский национальный университет им. Ивана Франко по специальности юрист, а в 2010 году — Львовский региональный институт государственного управления Национальной академии государственного управления при президенте Украины.

Работала юристом на общественных началах в Рава-Русском городском совете и заместителем председателя Жовковской районной государственной администрации.

— Вы быстро становитесь медийной личностью. С Вами с удовольствием общаются журналисты. Вас приглашают в телевизионные эфиры. Вы не боитесь, что за публичными проявлениями растворится Ваша реальная работа на посту градоначальника?

— Нет, не боюсь. Мой отец говорил: «Сначала ты работаешь на авторитет, потом авторитет работает на тебя». Мой папа – волевой, сильный мужчина, который воспитывал меня и сестру (нас в семье две дочери) в условиях, приближенных к боевым. Он говорил, что, если мы хотим, чтобы нас уважали, а значит, любили и доверяли, мы должны быть финансово независимы. У моей сестры 2 высших образования, она пограничник. Мы с детства поняли: надо учиться, а то пойдем «быкам хвосты крутить». Отцовская школа пригодилась. Первых два года я была как свадебная лошадь: голова в бантах, а … в мыле (улыбается).

Поделюсь и личным секретом успеха. Я всегда говорю о желаемых вещах, как о состоявшихся. Помните Алису из Страны чудес, которая говорила, что для того, чтобы привлечь что-либо в свою жизнь, надо представить, будто оно уже там есть?

Я действую по военному принципу: «Все пропью, но флот не опозорю». Вот таким образом я программирую себя на успех.

— Революционер, реформатор, созидатель… Выберите одно слово, которое наиболее ярко характеризует Вас.

— Я в большей степени реформатор. Созидатели питаются от мира энергией и облачают ее в красивые формы. Если я чувствую силу в человеке, я могу признать его авторитет. У меня есть подруга. Она намного сильнее и умнее меня, она как раз относится к категории созидателей. Революционеры же стремятся изменить мир, сломав его через колено.

Реформаторы всегда неудобны всем. Они сознательно выбирают самый трудный путь. Реформаторов, как правило, вышвыривают из общества. Их не понимают, крутят пальцем у виска, говоря: «Это невозможно. Этого никто никогда не делал».

В таких случаях всегда говорю: «Я буду первой!».

— Что Вы думаете об управлении страной с помощью народа?

— Я противник вече любых форматов. Я уверена, что толпа не может принять правильное решение. Толпой всегда кто-то управляет. И чаще всего толпой управляют непорядочные, но предприимчивые политики.

Я хочу развенчать миф, что у нас есть историческая практика принятия решений на вече. Помните Павла Тичину: «На майдан, коло церкви, революція іде. Хай чабан, гукнули люди, за отамана буде». На самом деле, это страшный стих! Наших детей с детства приучали, что «отаманом» может быть каждый «чабан»!

К сожалению, в Украине с колоссальной скоростью проходит деинтеллектуализация общества. Социальным лифтом становится оружие, а не знания и опыт работы.

Когда я баллотировалась в депутаты, моих оппонентов и их поклонников больше всего выводил из себя тот факт, что у меня три образования. Их просто раздражало то, что могу ответить на любые вопросы. Их раздражал мой ум. Мои доводы, что я много над собой работаю, что учеба в военном институте закалила мой характер, что осознанное самоограничение и дисциплина формируют стрессоустойчивый характер, что я тренируюсь каждый день, но при этом взахлеб читаю, вызывали только злобу и рычание за спиной.

Интересно, что в лицо мои оппоненты не осмеливались грубить мне, предполагая, что у меня высокие шансы стать их руководителем.

— Зачем Вам третье высшее образование?

— Во время учебы в военном институте я поняла, что мне не хватает знаний, которые были бы применимы на практике. Сила воли плюс характер – это хорошо, но кушать-то хочется.

Армия не представлялась мне организацией, где можно было бы реализовать свои высокие амбиции. Имея добротную теоретическую базу и желание применять на практике свои знания, а подавляющее число молодежи не понимают, зачем им знания, я поступила на юридический факультет.

Правда, меня сразу же чуть не выгнали из института. В армии как-то немодно было иметь еще желания, кроме военных.

Нас учили криком: «Вы – элита, вашу мать, не хрен лазить по городу! Учиться? Ишь чего надумали! Чем больше в армии дубов, тем крепче наша оборона». Но у меня были одни пятерки, и институтские начальники не хотели портить себе статистику.

«Целуем меня в погон, – говорил ротный, – и, может быть, из вас будут люди». Вот на таком высокоинтеллектуальном уровне мы общались с наставниками и педагогами.

После военного института гражданский вуз показался мне чрезмерно занудным и будничным. Никто не кричал: «БбляМПнах, это вам не трактор, а боевая машина пехоты, курсантики». Но я быстро поняла, что надо учиться жить заново. Я вовремя дошла до понимания, что не примут люди моего военного колорита.

Я стала неплохим юристом.

— Как состоялся Ваш первый профессиональный контакт с властью?

— Я пришла в горсовет и попросила: «Буду юристом. Дайте шанс!» Меня испугали: «У Вас будет зарплата не более 400 гривен». Но тогда это меня не смутило. Я и сейчас уверена, что, если человек первым делом спрашивает о зарплате, он будет плохим сотрудником.

Поработав в горсовете, я почувствовала пробел в знаниях, отсутствие навыков принятия управленческих решений и формирования бюджета.

Но еще ребенком я говорила, что стану «директором Равы-Русской». И я решила исполнить свою детскую мечту. Я поступила в академию, а параллельно работала на общественных началах. Это дало мне колоссальный опыт. Все, чему меня учили в академии, я могла проверять на практике в городе.

Именно с тех времен мои смелые проекты и заявления. Я всегда знаю, о чем говорю. И сейчас на ангажированных ТВ-шоу меня трудно запутать.

— В 2010 году Вы стали мэром Равы-Русской. Украинская «Википедия» сообщает, что «на посаді міського голови Рави-Руської Ірина Верещук неодноразово заявляє про необхідність децентралізації влади, проведення адміністративно-територіальної реформи в Україні, передачі податків місцевим громадам». Что из написанного правда?

— Однажды я решила, что пора «выходить в люди» – и пошла на выборы. Было очень сложно. Мне 30 лет, возраст не очень «мэрский». Но я всегда ищу в людях то, чего мне не хватает. Я считаю все жизненные ситуации уроками, а людей, которые меня окружают, – неслучайными. Жизнь – хорошая школа.

Контрабандисты, таможенники и прочие «дворянские» сословия пугали: «Куда ты лезешь? Ты не сможешь!» Но я смогла. Я победила.

Потом, увидев, кто нами руководит, я начала разбираться, я поняла, почему мы такие умные и такие бедные.

Я поступила в аспирантуру и пишу работу на тему «Административно-территориальные реформы на примере Польши». Благо, польская граница в 3 км от моего дома. Имея там друзей-мэров, которые, по их словам, понимают мой потенциал, я начала выигрывать гранты и разобралась в структуре управления общинами.

Я поняла, что только западный контроль денег, а я имею практический опыт, даст нам шанс победить коррупцию.

Мы, большие реформаторы маленьких городов (улыбается), всегда выбираем самый трудный путь.

— Вы обратились от громады Равы-Русской к ЕС с предложением о подписании прямого соглашения об ассоциации. Как Вы сегодня оцениваете перспективы Украины в ЕС?

— Когда Янукович и его компания отказались подписывать Соглашение об ассоциации, я поняла, что плакала моя реформа, что не стать мне героем-первопроходцем, который из маленького захудалого городка сделает современный европейский город, присоединив к себе еще 38 сел. Наш маленький город называется Рава-Русская, а на Руси было заведено собирать земли.

Я, недолго думая, написала письмо в Брюссель, в котором предложила подписать Соглашение об ассоциации с нами. Я также предложили Брюсселю дать нам деньги напрямую.

На меня молниеносно открыли уголовное производство, пытались посадить, но спас шум в СМИ. Я так кричала на весь мир о демократии и свободе действий общины, что власть побоялась последствий.

— Что вспоминается со времен Майдана?

— На Майдане было холодно. Физически и морально холодно. Правда, эмоции были очень сильные.

Впервые я почувствовала, что такое толпа. Впервые почувствовала себя маленькой и незащищенной в жизни и такой защищенной в толпе. Это было очень сильно.

У вина есть вкус, а есть послевкусие. Так и с Майданом получилось – молодое вино разлилось рекой, вкусное, легкое, яркое, а потом настало серое утро.

— Каково послевкусие Майдана?

— Тысячи инвалидов и смертей, разрушенные города, сироты, аннексированный Крым, разорванная страна в огне…

Когда я увидела, как используют Майдан для своих политических, меркантильных, клановых целей, стало горько.

Я поняла, что все пошло не так, как ожидал народ. Я поняла, что народ обманули. Обманывают. И будут обманывать.

Последней каплей стало принятие Государственного бюджета. Я еще такого цинизма не видела, я не представляла, что такое возможно в Украине.

Правительство давно научилось брать деньги у бедных. Правда, денег у бедных немного, но зато их почти 80% от населения.

Я понимаю, что, если народ разрешает власти так себя вести, то это еще не дно.

А эти все псевдорыцари на тараканьих ножках, которые думают, что они Богом помазаны и неприкосновенны, будут так быстро убегать из страны, что даже свои вышиванки прихватить не успеют.

В том, что с нами происходит, вина всех нас. Западная часть свысока смотрела на Восточную, а Киев свысока смотрел на всех. Результаты – налицо.

В результате враги всех мастей в полной мере воспользовались украинскими проблемами.

— Что делать?

— Пока страной будут править примитивные политики регионального разлива, которые думают исключительно о следующих выборах, а не следующих поколениях, в этой стране ничего не изменится.

Я люблю свою страну и уезжать никуда не собираюсь. Отступать нам некуда.

Надо склонить голову перед прошлым, признать свои ошибки, извиниться за все обиды, закатать рукава перед будущим и работать, работать, работать!

С Новым годом и Рождеством!

Мы будем следить за Ириной Верещук. Мы будем напоминать ей о ее высоких целях и искренних словах. Мы не позволим Украине потерять политика, который думает об Украине, а не о своих интересах.

3 января 2015, 21:33
291
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

23:4622:4721:3620:4118:5616:2314:2913:0112:2312:1410:469:599:268:4323:4621:4620:4116:3216:2314:2913:3312:4712:0311:4310:46
Все новости »

Другие рубрики