The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Украинцы не изберут президента, который обеспечит мир, — Сергей Гайдай

15 апреля 2014, 7:13
26
Версия для печати Отправить
Сергей Гайдай

Политическая ситуация в Украине требует выбора новой модели поведения избирателей на президентских выборах. После диалога с политологом Сергеем Гайдаем, главный редактор The KievTimes сделал вывод: маловероятно, что избиратели изменят свое отношение к выбору на выборах. Очевидно, не зря Виктор Ющенко неделей ранее говорил, что большинство голосует, а не избирает. У Сергея Гайдая этому есть объяснение.

Читайте: Тарас Черновол: Власть «сливает» Восток

«Легитимность политика не определяется законом»

— У вас много работы?

— На самом деле, я — специалист по рекламе. Но так случилось, что среди моих клиентов были не только предприниматели, владельцы брендов, коммерческие компании, но и политики, политические партии, общественные деятели. Определение «политтехнолог» я принимаю вынуждено, потому что на телевидении другого не понимают. Я очень давно изобрел схему, которая помогала выживать в кризисные времена.  У меня есть два агентства. Одно из них работает на коммерческом рынке, на котором я не свечусь — там клиенты часто  побаиваются политики.

Первым моим кумиром в этой профессии был Дэвид Огилви, человек, чья книга о рекламе до сих пор является бестселлером для рекламистов всего мира. Многие говорят, что читали эту книгу, но на самом деле даже среди тех, кто делает рекламу, я не часто встречал тех, у кого это книга настольная. Когда-то эта книга повлияла на мой выбор будущего дела.

Политическую рекламу невозможно разрабатывать, если не нырять в избирательную кампанию с головой.

Отвечу на ваш вопрос — сейчас работы немного. Сейчас работы не много у всех моих коллег. Даже у тех, кто в штабах претендентов на президентский пост.

Сколько обычно длится президентская кампания? Минимум год. Осталось полтора месяца до голосования, тем более, все «немного» запоздали со стартом. И сейчас не ясно – а будут ли выборы вообще, учитывая те события, которые разворачиваются на Востоке. Никто из политиков и их инвесторов не хочет тратить деньги в ситуации такой неопределенности.

— А будут эти выборы легитимны?

— Почему нет?

— Определите статус Виктора Януковича?

— Виктор Янукович — преступник. Легитимность не определяется законом. Она определяется ситуацией. Бывший мэр Киева — Черновецкий, был избран по закону, но всегда был нелегитимным мэром, потому что победил с двадцатью процентами голосов, от всех избирателей Киева.

Представьте, что гипотетический полковник входит в Раду, всех арестовывает, и говорит: «Я — правитель Украины». И начинает управлять страной. Более того, большая часть населения видит в нем спасителя. Он незаконно захватил власть? Конечно, но его правление большая часть населения и признает.

Пиночет. Власть захватил абсолютно незаконно — это был военный переворот. Но, в общем-то, оставался легитимным правителем Чили очень много лет. Его право руководить страной признавали не только сами чилийцы, но и большинство стран мира.

Я думаю, с Виктором Федоровичем все однозначно. Подавляющее большинство украинцев считает его преступником. Мы считаем его преступником, потому что он вор и убийца. Юго-Восток считает его преступником, потому что в сложный момент «революционного переворота» он их бросил и убежал. Хотя Юго-Восток тоже считает Януковича вором. Но он был для них «свой».

Легитимность — это когда признают твое право на власть. Но легитимность — величина непостоянная. Она исчезает, как только большинство говорит: «мы больше не хотим такой власти». С Виктором Федоровичем так и произошло. У него была легитимность. До Вильнюса. После — он сделал все, чтобы она стала равна нулю.

«По биографии ни одного из кандидатов избирать нельзя»

— В списке кандидатов в президенты есть политик, который принесет стране мир, сохранит целостность?

— Если такой и есть, то скорее всего его не изберут.

— Определите пять критериев эффективного президента.

— Вы погорячились — их меньше.

— Сколько?

— Один.

— Какой?

— Компетентность. И воля эту компетентность реализовать. Знать, что делать и иметь способность это сделать. Для политика я это не разделяю. Это и есть компетентность.

По компетентности украинцы никогда не выбирают. И причина очень проста. Избиратель не может определить, компетентен политик или нет. Украинцы голосуют, принимая во внимание внешность. Так чаще всего выбирает женский пол. Не нравится кандидат? Политики и их политтехнологи «включают» социальное обаяние, и никакая компетентность уже не нужна.

Украинцы голосуют по принципу «свой». Разговариваю с дончанами: «Ребята, вы же понимаете, что в том, что произошло, виноваты не «бандеровцы» и не киевляне? Это мы за вами «подчищали». Надо же было преступника и вора избрать президентом? Вы не могли разобраться, что он сидел? Что это самый преступный клан Юго-Востока, который даже другие кланы подавил? — Нет, мы все это знали. — Чего же вы его избирали? — Он же свой! Не вашего же вора избирать. Вот вы откуда?

— Из Ужгорода. А что?

— Балогу своим считаете?

— Нет. Никогда.

— Понимаете, о чем я? «Свой» – это не повод для поддержки. Это политика.

Третий критерий — ораторское мастерство. Что говорит — непонятно. Но как говорит! Эмоция, экспрессия — это востребовано. Но это не гарантирует компетентности.

Четвертый критерий — биография. По биографии ни одного из кандидатов избирать нельзя. Нет человека, в чьей биографии не было бы «скелета в шкафу». Каждый человек делает огромное количество «ошибок» на своем пути. Ошибки мнимые и реальные есть у всех. Для меня очень важно, умеет ли политик делать выводы из ошибок.

Как пример, у Петра Алексеевича (Порошенко. — Авт.) много разных проблем с биографией. Еще больше проблем с биографией Тимошенко. Даже Ольге Богомолец можно предъявить ее депутатство в Киевсовете при Черновецком. Дело вовсе не в биографии. Дело в их реальных целях и в их природе.

Наши политики друг в друга швыряют темными пятнами биографий. Даже такому казалось бы биографически чистому  человеку как Анатолий Гриценко предъявляют претензии. Он же был министром обороны? Боеспособная армия ведь у нас создана так и не была? И при нем ее разваливали. Хотя сам Гриценко утверждает, что только при нем в армии что-то и начали восстанавливать из полной разрухи. Или извечная тема про «тушки». Про политических предателей.

Три члена фракции Николая Катеринчука в Киевсовете предали его в первый же день работы. Это проблема Катеренчука? Конечно. Но не только. Такие правила игры в самой политической среде. Нет в Украине ни одной партии, ряды которой бы не покинули предатели. У основных политических брендов «тушки» меряются не тройками — их десятки и сотни. Но Катеринчуку это всегда предъявляют, как темное пятно политической биографии, и чаще всего те, у кого предателей в разы больше.

— Вы голосуете за политиков, на которых работаете?

— Бывает, что голосую, но бывает, что и не голосую. Я стараюсь работать на людей, которые мне близки в своей политической позиции. Но так бывает не всегда.

Читайте: Президентских выборов не будет, — Княжицкий

 «Правильно избирать из богатых»

— Возможно ли в Украине избрание президента, который будет отделен от бизнеса?

— Говорят, нынешнее законодательство предполагает, что бизнес не может быть при власти. На самом же деле у нас власть — это инструмент большого бизнеса, и высшие чиновники государства — крупные бизнесмены. Чтобы этого избежать, должен быть определен жесткий принцип отбора тех, кто претендует на работу в государственном аппарате. Ни один президент, министр, чиновник не имеет права быть владельцем бизнес-активов. Богатым человеком он может быть. Даже считаю правильным избирать из богатых. Дело не в том, что они не воруют (это, кстати, тоже один из стереотипов). Воровство — не признак богатства, это свойство мировоззрения. Богатство, по крайней мере, определяет горизонт ответственности. Безответственные люди богатыми не становятся. А вот бизнес-активов, средств по производству прибыли, фабрик, заводов, газет, пароходов президент, как и его близкие родственники, иметь не должен.

— Какими должны быть декларации кандидатов в президенты?

— Реальными. Если кто-то прячет свои доходы — это плохо для общества. Это исторически ментальная привычка постсоветского общества. В Советском Союзе богатство считалось греховным, неправильным. Люди в СССР крайне негативно относились к человеку, который смог заработать деньги.

Надо менять эту установку на то, что стыдно не зарабатывать деньги. Даже большие деньги. Стыдно быть бедным. На Западе, те, кто сумел сделать свой капитал – примеры для подражания. Стив Джобс, Билл Гейтс, Илон Маск. И это повод для гордости, но государственная власть — это другое. Сюда не стоит ходить тем, кто умеет делать деньги для себя.

Тут работают те, кто думает про все общество в целом. Про каждого отдельно взятого гражданина.

— А что возродит экономику Украины?

Украину могут возродить не транши МВФ из-за рубежа, а продуманные инвестиции. Инвестиции приходят только на территорию, где деньгам хорошо. А деньгам хорошо там, где минимум налогов. Отмени Украина налоги, сюда потекут деньги с Запада. А что делает наш кризисный Кабинет министров? Поднимает налоги. Где логика?

Читайте: Выборы президента в один тур — победа Януковича, — Карасев

«Для Украины важен человек с военным прошлым»

— Совмещение президентских и парламентских выборов — необходимость?

— Это — перегруз. Я против совмещения выборов. У президента две основные компетенции. Президент — гарант безопасности страны. В его прямом подчинении армия, СБУ и прочие силовые блоки, кроме МВД. По Конституции, которая действует сейчас, президента мы выбираем прежде всего как руководителя силового блока. Для Украины сейчас важен человек с компетенцией военного. Первым президентом Финляндии был Карл Маннергейм, сын русского военного в звании генерала. Кумиром Турции стал полковник Кемаль Ататюрк. Эти военные лидеры дали мощный импульс для развития своих стран. Они как раз с бизнесом не были связаны, но они знали, что такое честь. Вторая компетенция президента — геополитика. Он должен отстоять наши государственные интересы, ведя переговоры со всем миром. Президент должен быть верховным: Главнокомандующим, дипломатом и государственным деятелем. Поразительно, но украинцы выбирают не по этим критериям. Компетенции Верховной Рады — совершенно иные. Возвращаясь к вопросам, резюмирую, что проводить столь разные по своей сути выборы в один день крайне опасно.

— Зачем выборы Дарту Вейдеру, неизвестным бизнесменам?

— Для прикола. Для получения известности. В политике много элементов шоу и своеобразного бизнеса. Дарта Вейдера не пропустили, но это был хороший проект. В случае удачи его можно было продать. Деньги в него мог вкладывать более реальный кандидат, и через его уста озвучивать то, что ему самому говорить неудобно.

Читайте: Как повлияет потеря Донбасса на экономику Украины?

«Местное самоуправление снимет проблему разъединения Украины»

— Лидеры президентской гонки в силах объединить страну?

— Я не знаю. Нужно понимать, от чего зависит объединение Украины. Наверняка, не от отношения к русскому или украинскому языкам.

Прежде всего, я бы назвал два необходимых для объединения  фактора: экономическое состояние и местное самоуправление.

Есть два горизонта политики. Первый — местное самоуправление. Для обычного человека 80 процентов жизни должно зависеть от местного самоуправления. Ведь главное, что вас волнует — есть ли горячая вода, чтоб во дворе не было грязи, уличная преступность, и вообще, каково качество вашей среды обитания. Президент и Верховная Рада тут ни при чем. Но у нас последняя бабушка, которая хочет новую скамейку во дворе, писала письмо Януковичу или Ющенко.

Местное самоуправление — это домоуправ, которого вы выбрали, и вы платите ему зарплату; различные школьные и медицинские комитеты, избранные громадой для управления школами и поликлиниками, ассоциации товариществ владельцев жилья, от которых зависит благоустройство улицы и микрорайона, куда сами вы должны входить, городской или районный советы, которые тоже вы избирали; вами выбранный мэр.

Внедрение местного самоуправления — перспектива не одного дня или даже года. Но если бы оно работало, Восток никогда не поднялся бы против Киева. И Крым остался бы украинским. А зачем отделяться, если все решается не в столице, а на местах? И зачем идти в Россию, в которой местного самоуправления не будет еще «сто лет»?

Политический класс, который серьезно и системно обратит свое внимание на местное самоуправление, снимет проблему разъединения Украины как таковую.

— Это политическая проблема?

— Безусловно. Я, как избиратель, хочу знать мнение политика о местном самоуправлении. Если он ничего по этому поводу не думает — как политик он мне не интересен.

Проблему качества жизни не должен решать только президент и Кабинет министров. Это должен делать сам гражданин, звоня своему председателю домового комитета: «Слушай, Иван Иваныч, если не будет горячей воды, я лично соберу всех жителей нашего дома и на следующем собрании мы тебя сменим. А квартплату я пока не плачу». Это самый эффективный инструмент воздействия на власть. А сейчас он начальнику ЖЭКа позвонить не может — он не им избран и не его подчиненный. Он подчиненный президента.

При местном самоуправлении, на каком языке учить ребенка в школе решает не президент и не Верховная Рада, а родительский комитет школы. Не «РайоНО»!

Только двадцать процентов вашей жизни определять должна центральная власть. Например, когда вы едете за границу, органы центральной власти выдают вам паспорт. Если Россия напала на Украину, нужно спрашивать у центральной власти, послала ли она войска вас защищать. Или ваш родственник попал в плен пиратов Сомали, тут вы и вспоминаете о министре иностранных дел, об армии, флоте и спецназе, на содержание которых вы платили налоги.

— А что вы скажете о праве на владение оружием. Сегодня об этом много говорят?

— Я, например, за страну, в которой есть легальное оружие и право на самооборону. Наши политик боятся доверить своему народу оружие, доверить ответственность за собственную безопасность, не понимая мировой истории, где только такое право и отличает страны с рабским мышление от стран свободного мира. Моей политической позиции это не соответствует.

Обычному гражданину много чего нужно понять в политике, иначе мы будем избирать «не тех» президентов.

— В программах кандидатов, которые баллотируются сегодня, вы нашли ответы на свои вопросы?

— Я видел лишь одну программу. Остальные отсутствуют. Даже то, что иногда называется программой — это политическая реклама.

Читайте: Донбасс можно успокоить только силой, — Гарань

«Образ созидателя удачливее образа революционерки-разрушительницы»

— Почему в Верховной Раде нет реальной оппозиции?

— У нас никогда и не было реальной оппозиции. Оппозиция формируется на основе идеологических принципов. А когда вся Верховная Рада имеет схожую природу своего пребывания в политике – личное и корпоративное благополучие, оппозиции быть не может.

Вчерашняя оппозиция и Партия регионов ничем не отличаются друг от друга. Поэтому они так легко сливаются, расходятся, снова сливаются, переходят из партии в партию — у них нет позиций, по которой могли бы спорить, за которые они готовы умереть в бою друг с другом.

— Что вы посоветуете избирателям?

— Формировать собственную компетенцию и собственную политическую позицию. Тогда появится возможность абсолютно новым людям пройти в большую политику. Поверьте, тогда Юлия Тимошенко будет проигрывать дебаты какому-нибудь обычному молодому парню, который окажется более способным и более точно будет соответствовать вашей политической позиции.

Сейчас политики не считают нужным предъявлять избирателю политическое содержание. Они предъявляют эмоцию, некоторые лозунги, и, в общем-то, являются популистами.

— Этого оказывается достаточно.

— Верно. И виноваты мы, потому что у нас нет собственного запроса на политическое содержание. Ведь это сложно, долго, непонятно и ответственно.

Коммерческая реклама порой работает одним сообщением. Рекламное агенство, в котором я работал для одного из кондитерских украинских брендов, все содержание, необходимое покупателю, уместило во фразу «Солодкий знак якості». Для позиционирования и покупки большего не надо. А в политике так невозможно. На освоение политического содержания темы вам понадобится много времени.

И делают это многими ходами. Шаг за шагом. Как, например, поступает тот же Геннадий Балашов. Сначала он говорит: Мы создали партию «5/10» (первый шаг — известность). Но вы еще не понимаете, что такое «5/10». У вас возникает интерес, вы начинаете искать. Оказывается, «5/10» — это два налога, которые он пропагандирует. Но не эти налоги, а то, что в Украине их всего должно быть два. И все.

Кампания Николая Катеринчука в Киеве строилась по тому же принципу. Первый шаг — «Геть донецьких!» — «Владу киянам!». Потому что власть была не у киевлян, а у ставленника Януковича Попова. Которого никто не выбирал. Дальше — «Владу громадам!». Потому что киевлянам нужно пояснить, что городские проблемы можно решать только создав в городе систему местного самоуправления. Позже появляются ролики, риторика Катеринчука, которая многое объясняет. Но нашему избирателю вникать в содержание трудно. Нам хочется чего-то попроще. Мы хотим голосовать не за компетенцию, а за образ. И выбираем образ.

Образ же, в свою очередь, состоит из внешности, эмоций, ораторского мастерства и биографии.

Образ Петра Алексеевича (Порошенко. — Авт.) более удачный, он – созидатель. Образ Юлии Владимировны (Тимошенко. — Авт.) менее удачный — революционерка-разрушительница, которая всех пугает. В Украине постмайдановский синдром. Мы своими руками разрушили старую жизнь, теперь хочется созидать.

Порой образ работает вопреки неэффективной рекламе. Сейчас у Порошенко – реклама крайне неудачная. Но думаю, она не несет угрозы его образу.

Но бывает, что сложившийся образ вступает в конфликт с предложенным содержанием.

В чем была проблема Арсения Яценюка в 2010 году? Образ успешного городского интеллектуала сложился, а русские политтехнологи пришли и полгода вносили другой образ (командира спецназа), который больше подходил Гриценко. И этот конфликт породил неудачу.

Сейчас политикам везет. Несоответствие образа не сработает — времени очень мало. Образы уже сложились. И только обстоятельства могут помешать, если, например, вдруг понадобится не созидатель, а снова разрушитель, потому что на территорию Украины войдут иностранные войска.

— Вы верите политикам?

— В отношении политиков понятие «верить» не конструктивно. Верить никому нельзя. Я это говорю не с точки зрения прожженного, обиженного на жизнь человека, а как абсолютно спокойный, нормальный человек. Когда вы верите человеку, снимаете с себя ответственность за происходящее и перекладываете эту ответственность на него. А человек, которому вы верите, не всегда может справиться с ситуацией.

Я никому не верю. Политика можно только использовать. Будет ли мне полезен политик или не будет? А верить я ему не буду никогда. Он сам себе не верит. Это правда. Надо взрослеть.

15 апреля 2014, 7:13
26
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

23:3622:4721:3620:4119:3918:5616:2314:2912:3411:4310:469:498:4323:4622:3721:4620:4118:5616:2314:2913:3313:0112:3411:3310:46
Все новости »

Другие рубрики