The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Юрий Шапочка — украинский режиссер в американском кино

30 августа 2013, 17:45
0
Версия для печати Отправить

Бывший дончанин Юрий Шапочка снял в США свой первый полнометражный художественный фильм. 31 августа премьера его ленты «Clubhouse» состоится на кинофестивале в Лонг-Айленде (Нью-Йорк). В интервью «i» режиссер рассказал о фильме и о том, как инженер-электрик стал кинематографистом.

Окончив Донецкий политехнический институт и получив специальность тележурналиста в Донецком госуниверситете, Юрий Шапочка работал редактором на ТРК «Украина». А 15 лет назад поселился в американском Бирмингеме (штат Алабама). Переключиться с телевидения и документалистики на кино получилось не сразу. Сначала пришлось поработать помощником официанта в итальянском ресторане, помощником художника в детском театре, курьером в местном университете — и все это одновременно.

Когда Юрий устроился в одну из лучших продакшн-студий, он принялся изучать техническую сторону съемочного процесса, который сильно отличался от украинского. Со временем основал собственную студию по производству рекламных роликов и видеоклипов – она успешно работает по сей день.

Чтобы освоить киноремесло, регулярно ездил на мастер-классы в Калифорнию. Прошел курс актерского мастерства в Институте Ли Страсберга: если собираешься управлять актерами на съемочной площадке, надо побывать в их шкуре. Был у знаменитого преподавателя сценарного мастерства Роберта Макки. «Мы с ним спорили, он даже на меня кричал — это было приятно, — смеется Юрий. — Мне очень понравилось все, что я там слышал, но я, конечно, стал делать все наоборот».

Юрий снял пять короткометражек и только после этого взялся за свой первый полный метр. Это независимый фильм: автор сделал его на свой страх и риск, без финансовой поддержки (но и без давления) киностудий.

Черная инди-комедия «Clubhouse» рассказывает о ветеране войны в Ираке, который восстанавливает старинный особняк и сталкивается в процессе с большими неприятностями и самыми отвратительными качествами человеческой натуры. Главные роли в фильме исполнили Тим Эббел («C.S.I.: Майами», «Солдаты удачи») и Лесли Истербрук («Полицейская академия»).

Вопрос: Юрий, сюжет вашего фильма закручен вокруг дома — и я сразу вспомнила «Дом из песка и тумана», первый голливудский фильм украинца Вадима Перельмана. Совпадение?

Ответ: Это случайность, но интересная. Думаю, дело в том, что наш брат думает о доме – видимо, каким-то образом эти вещи нас беспокоят. Мой фильм — больше сатира и метафора. Он основан на событиях, которые происходили в Алабаме. У меня есть друг. Он американец, но мы давно общаемся и очень хорошо друг друга понимаем. Он парализован, передвигается в инвалидном кресле и при этом — самый динамичный и оптимистичный человек из тех, кого я знаю. Он живет в таком доме. И он попадал в невероятные передряги, рассказы о которых меня и вдохновили.

В: То есть, вы написали сценарий по мотивам реальной истории?

О: Я бы сказал, что эта история вдохновлена реальными событиями и реальными персонажами. В фильме все заканчивается довольно мрачно. Слава богу, в реальности было не совсем так. Тем не менее, этого инвалида арестовывали, сажали в тюрьму — происходили разные неприятности. Это было связано с политикой, человеческими отношениями — Алабама известна такими вещами.

В: Вы довольно долго шли к своему первому большому фильму.

О: Полнометражный фильм снять непросто, это дорого и тяжело. В принципе, у меня не было амбиций кому-то что-то доказывать, поэтому я все делал не спеша. Короткометражные фильмы выходили почти каждый год, и они были довольно успешны. Одна европейская компания купила две короткометражки. Когда я понял, что это работает, мы с моими друзьями сделали полнометражный фильм. Я обычно снимаю по своим сценариям — так было и в этот раз.

В: Вы в Штатах уже 15 лет. Ваш переезд был спланированным наступлением на Голливуд?

О: Это было мое любопытство. Я, в принципе, посягал на Голливуд, но сложилось так, что оказался в Алабаме. Здесь интересно. Голливуд — он суровый. Вы, наверно, представляете, какая там конкуренция. А здесь я столкнулся с тем, что поле непаханое.

В: Не было соблазна свой первый полнометражный фильм снабдить украинским колоритом и в качестве козыря предъявить этнические мотивы?

О: Мои друзья не раз предлагали мне это сделать. Может быть, это еще впереди. Кстати, в фильме есть актер с украинской фамилией: Дмитрий Дьяченко родился в США, но русского матроса сыграл с удовольствием.

В: История успеха Перельмана была среди того, что вдохновляло и придавало уверенности?

О: Я, конечно, был восхищен историей Вадима. Помню, я был в Австралии, и мне попалась в руки местная газета с огромной статьей о его первом замечательном фильме «Дом из песка и тумана». Но я не могу сказать, что меня вдохновляла чья-то история успеха.

В: Может, «вдохновляла» — не очень подходящее слово. Была неким маячком, указывающим на то, что невозможное возможно?

О: Прекрасно, но у меня вообще по жизни такая философия. Я делаю то, что мне нравится, с людьми, которых я люблю. Поэтому я сильно не волнуюсь об успехе. Я больше волнуюсь о том, что я делать хочу и чего не хочу.

В: Но, как я вижу, вы не бестелесное существо, а потому вряд ли выйдет совсем не беспокоиться о той части успеха, которая способна обеспечить доход. Что вы понимаете под определением «независимое кино»? Искусство ради искусства? Но как тогда выживать в материальном мире?

О: Каждый вкладывает разный смысл в слово «независимый». Прежде всего, это независимость от больших киностудий. Я еще в раннем возрасте понял, что не люблю зависеть от чужой воли, и по жизни стараюсь делать то, что мне нравится, то, что я хочу.

В: Обратная сторона независимости — ты должен во всем полагаться на себя.

О: Именно так я всегда и поступал. Когда переехал в Штаты, нашел себе пять работ, самых «черных», и вертелся. Я никогда не хотел зависеть от чьей-то милости, от чьих-то подачек. Либо ты все делаешь сам и рассчитываешь только на себя, либо жалуешься и ждешь чей-то милости. Я предпочитаю первый вариант.

В: Жаловаться и ждать помощи, да еще и считать, что все тебе что-то должны, — это ведь очень по-украински. А ваш подход как раз американский.

О: Я когда писал свои сценарии, посылал их на разные конкурсы, посылал в Голливуд, ездил на разные курсы. И столкнулся с тем, что выступаю в роли просителя: чтобы кто-то посмотрел мой сценарий, чтобы кто-то оценил его, одобрил. Да, его кто-то оценил, похвалил, но все стояло на месте. И тогда вот этот мой парализованный друг, который стал прототипом героя в «Clubhouse», сказал мне, что тот, кто назвался поваром, должен сам печь пирожки. Я к нему прислушался.

В: В вашем фильме играют профессиональные актеры. Во сколько вам обошлись «пирожки»? Были ли у проекта инвесторы?

О: Есть добрые люди, они всегда находятся. Что касается актеров, их труд был оплачен, но это не были какие-то голливудские гонорары: они приехали сюда, потому что им понравился сценарий и им это показалось интересным. Исполнителю главной роли я в шесть утра прислал сценарий, а в одиннадцать он мне уже позвонил — и мы обсуждали, как мы это будем делать.

В: В американском кино достаточно украинцев. Дончанин Олег Штефанко, который играл в «Ничего личного» с Джулией Робертс и в «Ложном искушении» Роберта де Ниро. Уже упомянутый Вадим Перельман. Две Милы — Йовович и Кунис. Вера Фармига, хоть и родилась уже в Штатах, отлично говорит на украинском. Влились в диаспору?

О: Я не верю в такие группы, диаспоры и кланы. Я стараюсь быть сам по себе, но всех наших, чем бы они ни занимались, очень люблю.

В: Но ведь это связи!

О: Я не люблю, когда это граничит с панибратством.

В: Не боитесь, что ваш независимый фильм приглянется студийным боссам — и они дадут щедрый бюджет на новую ленту, а в придачу к нему и пакет условий, правил, требований?

О: Нет, не боюсь. Но я не загадываю, не люблю загадывать.

В: Как бывший журналист, вы наверняка следите за новостями. Попадаются сюжеты, которые, на ваш взгляд, заслуживают экранизаций?

О: Политика меня трогает, конечно. Я очень не люблю политику – постоянное стравливание людей по всему миру меня удручает. «Clubhouse» — это как бы история о доме, но если посмотреть на это с какого-то расстояния, то в этом видна человеческая психология, тяга к насилию. Меня это всегда очень расстраивает. Например, то, что происходит сейчас в Сирии. Я был в Сирии — делал там программу. Товарищ прислал мне документальный фильм оттуда — это ужасно.

В: Редкий случай, когда уместен вопрос о планах.

О: Трудно о чем-то говорить, пока фильм не пройдет фестивальный круг. Сейчас фильм принят на два кинофестиваля — в Лонг-Айденде (Нью-Йорк) и в Орландо. И думаю, в ближайший год он будет крутиться на кинофестивалях. Как карта ляжет, я не знаю. Но я пишу сценарии, у меня много набросков: к интересным поворотам и предложениям надо быть готовым.

В: Планируется ли прокат фильма в Украине?

О: Я был бы очень рад. Фильм на английском языке — я планирую его продублировать, веду переговоры с компанией, которая делает субтитры. Хорошо было бы, конечно, озвучить, но для начала надо просто перевести на русский язык.

В: А на Одесский кинофестиваль вас еще не приглашали?

О: Может быть, в следующем году? Потому что мы только-только закончили.

30 августа 2013, 17:45
0
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

0:1323:4622:4722:1921:4621:0120:4119:5318:5618:2317:2616:2315:2814:2913:3712:3411:4310:469:378:4323:4622:3721:4620:4118:54
Все новости »

Другие рубрики