The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Черная башня Межигорья. День журналиста в аномальной зоне

9 июня 2013, 20:30
0
Версия для печати Отправить

Каждый год в День журналиста работники СМИ собираются возле «Межигорья». Это стало традицией после того, как в 2010 году новоизбранный Президент Виктор Янукович на пресс-конференции пообещал присутствующим организовать для них экскурсию по резиденции. Однако, как оказалось, обманул.

Для журналистов сходить в гости к Президенту – это не нужда в желтых сенсациях. Причины иные: житель Межигорья Виктор Федорович Янукович – Президент. Содержание первого лица страны немало обходится плательщикам налогов. И общественность имеет право контролировать, не превышаются ли в стократ его растраты над доходами.

Для примера: жизнь президента США – как на ладони. Знаменитый Белый Дом окружен лишь плохоньким кованым заборчиком, внутрь водят экскурсии.

Также особенный интерес к Межигорью оправдан тем фактом, что государственная резиденция была приватизирована фирмами, которые являются очень близкими к Януковичу. Приватизированная по сомнительным схемам. К тому же, у журналистов есть немало оснований сомневаться в том, что роскошные объекты для Президента в его поместье строятся не коррупционным путем.

Итак, в четверг журналисты в очередной раз пытались донести свою позицию до Президента. Но так и не были услышаны. Зато в который раз стали свидетелями сворачивания демократии в Украине.

Межигорье красноречиво демонстрирует настоящие намерения и стремления к управлению страной. Ту модель государства, которую строит Виктор Федорович, ныне можно наглядно увидеть в селе Новые Петровцы, которое имеет «счастье» граничить с его поместьем. Это роскошь подъездной дороги к поместью и глиняное месиво улочек между сельскими кварталами, которые прилегают к президентской дороге. Это фактический запрет проводить мирные собрания и акции протеста и заниматься здесь журналистской деятельностью. За все это легко можно очутиться в милиции. Это отсутствие права на свободное передвижение. Если ты — житель Новых Петровцов и решил пойти в местный лес, который граничит с резиденцией, или на берег Киевского моря неподалеку, опять таки, рискуешь очутиться в каталажке.

Причем любое лицо на территории Новопетровского сельского совета — абсолютно беспомощно перед «беспределом», который там устраивают силовые структуры. Тебя могут задержать за то, что ты ловил рыбу или собирал землянику возле Межигорья. Соответствующих статей в Уголовном кодексе нет, поэтому оформляют это, как нарушение общественного порядка, мелкое хулиганство или сопротивление милиции.

Год назад такого жесткого режима еще не было. Сегодня «новые правила» распространились по определенному радиусу от Межигорья – в селе Новые Петровцы – но не факт, что они удержатся в этих границах.

Чтобы убедиться, что вышеизложенное – не просто слова, опишу, как я лично провела День журналиста.

Вертолеты на службе у Януковича

Журналистам не повезло. Была задумка: в День журналиста поднять в воздух над Межигорьем игрушечный вертолет с камерой – поснимать новые роскоши президентского быта. Надеялись что, с учетом большого количества журналистов, нас не поломают.

Однако у вертолета, который принадлежит автору и год назад был привезен из США, вдруг отказал аккумулятор. «Запасной» вертолет также подвел.

А вот у Президента проблем с вертолетом не было. Благодаря ему он полностью проигнорировал акцию журналистов. Ему даже не пришлось расчищать дорогу для своего кортежа. В девять часов журналисты стали свидетелями, как серебристый вертолет «Августа», который плательщики налогов арендуют для своего Президента у его же фирмы, пролетел над их головами. Это Виктор Янукович отбыл в аэропорт Борисполь.

А журналистам оставалось общаться с главой села Новые Петровцы, который пел одну и ту же песню, что и год-два назад. О том, что акция под Межигорьем, на которую подал заявку Артем Соколенко, запрещена судом, что она нарушает общественный покой.

Главе Родиону Старенькому пришлось в который раз объяснять, что журналисты пришли осветить тот факт, что Артем Соколенко – законопослушный гражданин, он выполнил решения суда и не явился под Межигорье.

Глава Новопетровской сельрады просил всех разойтись, приглашал отпраздновать День журналиста. В прошлом году он предлагал нам каравай, ныне — приглашал в ресторан. И это — за средства сельской общины, которая страдает от отсутствия асфальтированных дорог в селе! Журналисты отказались, хотя некоторые поехали поснимать этот «цирк».

А дальше журналисты немного пообщались, сфотографировались на фоне «Беркута», который отгородил ворота «Межигорья», и разъехались.

Все происходило почти спокойно, но силовики таки дали прочувствовать журналистам, кто тут хозяин – устроили несколько мелких неприятностей. Такие себе «звоночки», мол, не забывайте, с кем играетесь.

При въезде в Межигорье ГАИ останавливало авто журналистов и цеплялось к тому, что пассажиры на заднем сидении не пристегнуты ремнями безопасности. А Сергея Лещенко из «Украинской Правды» вообще пытались обвинить в том, что он… сбил своим авто милиционера.

Владиславу Пучичу, активисту «Демальянса» из Житомира, который работает журналистом, также есть, что вспомнить из празднования Дня журналиста.

Он рассказал автору, как ему накануне перезвонил представитель СБУ: интересовался, едет ли он в Межигорье и рекомендовал этого не делать. После на доме Влада появились листовки, в которых журналиста обвинили в распространении порнографии, входные двери его квартиры оказались залиты каким-то сверхпрочным клеем, их еле отодрали; также пришлось разбирать замок – он был напихан каким-то мусором.

Пучич, к слову, не собирался приезжать, но после всего этого поехал в Киев.

Поела земляники – оказалась в милиции

После того, как журналисты разъехались, автор решила еще немного пройтись по местности — подыскать место, которое еще может понадобиться, если мы починим вертолет. Поскольку поместье от села отделяет лес, решила пройтись по краю леса.

Со стороны поместья сейчас в лес не зайдешь. Проход к нему, куда, кстати, автор ходила еще ребенком, ныне контролирует «Беркут». Местные жалуются, что из лесу их выгоняют. Мол, это уже не лес, а «охранная зона».

Автор не стала спорить с «Беркутом», решила подойти с другой стороны — подальше от Межигорья. Поездила на автомобиле по лабиринтам узеньких улочек старого села, пока не подъехала к кладбищу, которое граничит с лесом, за которым находится «Межигорье». Автор ехала и смотрела, чтобы не было «хвоста». Его не было.

Каким же было мое удивление, когда через 15 минут (я успела только проведать могилу своего дедушки, который похоронен на этом кладбище), мое авто оказалось заблокированным двумя автомобилями. Один из них перекрыл выезд с кладбища.

Было понятно, что это за мной. И тут поднялось такое возмущение в душе: «Меня теперь в милицию повезут за посещение могилы дедушки!?».

Это уже переходило все границы.

Ну, коль все равно в милицию ехать, хоть реализую, что задумала.

Так что я быстро пошла — вдоль кладбища — к лесу, боковые поляны которого граничили с огородами. На огородах было полно людей, селяне как раз окучивали картошку.  И тут глаз автора поймал аномальную деталь: в сторону автора отовсюду по огородам двигались объекты, которые аж никак не вписывались в пасторальную картинку сельских будней. Меся лакированными туфлями жирные черноземы, между кустами картошки пробирались мужчины в …деловых рубашках и брюках.

«Итак, по краю леса я пройти не могу! Вернуться к машине и поехать домой не через райотдел тоже не могу. А что тогда я могу?». Во-первых — погонять этих особ, которые нагло устроили мне травлю по крапиве и чащам Межигорского леса. Во-вторых — можно попробовать посетить одно место, где якобы с холма просматривается поместье, и сделать фото. То есть выполнить то, для чего предназначался поломанный вертолет.

В густом лесу, когда прыгают солнечные зайчики, недвижущегося человека в черном сложно увидеть. Я себе тихонько шла, по дороге лакомилась земляникой, которая сейчас поспела, время от времени наблюдала, как туда-сюда за деревьями бегают табуны милиционеров. Что меня особенно тешило — бегали в летних офисных рубашках. После того, как местным фактически запретили ходить в лес, тропинки тут заросли, также что милиционерам был не сладко. А еще же и комары! Так что им не повезло. Мне — также, так как с холма, к которому я шла, оказалось ничего не видно.

Вышло: сходила в Межигорский лес за земляникой. И это было бы неплохо, если бы не дальнейшие события, которые не зависели от моей воли.

Нормально закончить день я все равно не могла: около авто поджидали, на всех улицах, которые граничат с лесом, также поджидали. Только я покинула лес и вышла на сельскую дорогу, как меня окружил «Беркут».

Бойцы были настроены враждебно, было понятно: у них приказ – задержать.

У меня требовали документы, они были в авто, к которому я предлагала пройти представителям милиции.

«Слушайте, парни, – говорила я им, – вы все равно меня знаете. А также вы знаете, что я ничего не нарушала. Разве запрещено ходить по лесу или улицам села Новые Петровцы?». Мне заявили, что я – подозреваемое лицо и грубо запихнули в авто.

Во время этого «запихивания» один «беркутовец», вероятно, промазал по мне и влупил кулаком в автомобиль. Тогда меня обвинили в том, что я нанесла телесные повреждения представителю Беркута.

Только представьте, как можно повредить другому человеку кулак до крови, не будучи при этом жертвой этого кулака? Тогда они сказали: крови, это потому, что я… укусила. Почему же тогда экспертиза обнаружила под кровью ушиб тканей? Смеялся даже судья Вышгородского суда. Однако, меня таки обвинили в сопротивлении милиции. Правда, присудили самое легкое наказание в виде штрафа.

Но на этом приключения не прекратились. Как оказалось, авто мое забрали на штрафплощадку.

Причем забрали – это важно – со специально оборудованной парковки возле кладбища. Пояснили: мол, от «сознательных граждан села Новые Петровцы поступила жалоба на «бесхозное» авто», которое, к слову, простояло лишь полдня.

Уже на штрафплощадке выяснилось: у автомобиля порезана шина. Еще одна мелкая месть. Ну, какая дикость!

***

Конечно, в этой истории можно сделать «поправку» на мою личность. Так как я, мягко говоря, нежелательна возле Межигорья, здесь ко мне существует особое отношение. Однако это совсем не означает, что мое приключение в Новых Петровцах – исключение в нашей «правовой» стране. Я имела полное право находиться в лесу, который принадлежит сельской общине, а не приватизирован фирмами, близкими к «Межигорью». Я имела право припарковать авто возле кладбища, где похоронен мой дедушка. Но разве это интересовало милиционеров и тех, кто отдает им приказы? А что будет, когда аномальная зона вокруг Межигорья, где происходит полный распад демократических ценностей, разрастется на всю страну?

9 июня 2013, 20:30
0
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

23:4622:3721:4620:4118:5616:2314:2913:3313:0112:3411:3310:469:599:268:4323:4622:3721:4620:4118:5616:2314:2913:3312:3411:33
Все новости »

Другие рубрики