The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Зорян Шкиряк: Розовые мечты оппозиции

7 июня 2013, 16:20
2
Версия для печати Отправить

Лидер общественной организации «Новый Киев», бывший депутат столичного совета 42-летний Зорян Шкиряк в интервью gazeta.ua рассказал о «розовых мечтах оппозиции».

Зорян Шкиряк идет по Оболонской набережной к ресторану «Меланж». На улице солнечно. Он в черном костюме итальянской марки «Марко Корвари», лакированных туфлях и черных очках «Армани». Садимся на летней террасе на плетеных диванах. Ветер носит тополиный пух.
Подходит официант. Шкиряк заказывает кофе-лате без кофеина.

Полномочия Киевского горсовета закончились 2 июня 2013-го. Столичного городского главы нет год. Но Конституционный суд постановил, что выборы должны состояться в октябре 2015-го. Что это означает?

— Это — преступление. У нас нет Конституционного суда. Это «суд донецких», который выполняет приказы одного человека — президента. Решение по выборам в Киеве не отвечает Конституции, ведь там четко указан определен срок полномочий мэра и горсовета. Выборы должны были бы состояться после 2 июня этого года как внеочередные. А людям навязывают власть, которую они не избирали. Стало понятнее, что Янукович и компания настроены уничтожить местное самоуправление. Партия регионов пытается удержать административный контроль над Киевом до следующих президентских выборов.

Как при таких условиях должна действовать оппозиция?

— Опять нужно будет вносить законопроекты по выборам в столице. Призывать людей выходить на протесты, окружать Киевраду, парламент и озвучивать требования. Однако власть не случайно для перенесения выборов выбрала такое время — лето. Акции гражданского неповиновения нужно готовить на осень.

Обратите внимание: кардинально увеличилось количество киевлян, которые хотят выехать за границу. Такое было в депрессивных регионах Востока и кое-где на Западной Украине. В столице ситуация критическая.

Шкиряк говорит громко, размахивает руками. Очевидно, чтобы его немного заглушить, в ресторане делают музыку громче. Официанты скапливаются у барной стойки и прислушиваются.

2 апреля оппозиционеры уже собирали людей под Верховной Радой, чтобы добиться выборов в столице.

— Плохо собирали. Если бы несколько дней по 2-3 часа хотя бы 50 народных депутатов стали на станциях метро — ключевых развязках, местах наибольшего скопления людей, взяли по мегафончику и объясняли, почему нужно прийти, отношение к акции среди киевлян было бы совсем другое. Я ожидал 15-20 тысяч под Радой (собралось около 5 тыс. человек. — «ГПУ»). Тогда бы и выборы назначили.

Сейчас любых позитивных сдвигов можно добиться лишь путем выхода на улицу определенного количества людей. Другие варианты не просматриваются.

Почему не удается собрать массовые уличные акции, которые дали бы толчок?

— Народ не понимает, ради чего идти и за кем. Вот если бы на улицы выходили депутаты, разговаривали с людьми — это были бы мини-митинги. В какой-то момент они переросли бы в 100-тысячный протест.

Общество настроено радикальнее, чем перед президентскими выборами в 2004 году. Об этом свидетельствует любая социология. Поэтому технология власти за последний месяц изменилась. Они хотят опять разделить страну и на этом сыграть. Теперь фашисты — не только «Свобода», но и вся оппозиция. То есть есть «мы», а есть — «фашисты». Человеку, который готов выйти на улицу, закладывают в подсознание, что там может произойти что угодно — попадешь под колеса бронетранспортера или под руку боевику.

Власть подводит украинцев к мысли: «Лучше пусть так, чем неизвестно как». Потому что как будет «если» — как знать. У людей убивают веру, что изменить что-то реально. Вот украинцы и рассуждают: «Сегодня на митинг не пойду. Но как увижу по телевизору, что вышли 100 тысяч, — сразу сяду в метро или на автобус и присоединюсь». Каждый ждет, что первый шаг сделает кто-то другой. Это — наибольшая беда. А проблема оппозиции, что никак не могут донести до народа: 100 тысяч будет тогда, когда выйдет каждый.

Какие еще просчеты допустила оппозиция?

— 18 мая должна была объявить единым кандидатом в президенты Юлию Тимошенко. Да, она сидит, но она лидер оппозиции, которого незаконно удерживают за решеткой. Янукович до мокроты в трусах боится Тимошенко. Поэтому пока при власти паханат, я не вижу реальных возможностей ее освобождения. Должно быть давление, основным элементом которого должны быть санкции хотя бы относительно 50-100 чиновников, причастных к репрессиям. Это — Янукович, его старший сын-«стоматолог», судьи, прокуроры, следователи. Можно начать не с президента, а с его окружения. Эти санкции заставили бы Януковича вести себя несколько иначе. Хотя он прекрасно понимает: выходит Юля — через две недели его нет.

Если всем вместе не удастся дожать освобождение Тимошенко, то за год до выборов Яценюк, Кличко, Тягнибок должны объявить единого кандидата. Договориться: один — президент, второй, — премьер, третий — спикер. Тогда согласованный кандидат должен четко сказать о своих первых указах на должности главы государства: освобождение Тимошенко и всех политзаключенных. Второй: роспуск Верховной Рады и досрочные выборы. Третий: арест Януковича и всей компании. Если успеют убежать, объявить в международный розыск.

На стол ветром заносит тополиный пух. Шкиряк стряхивает его на землю.

Кто из трех лидеров должен был бы стать единым кандидатом?

— Неплохим президентом был бы Яценюк. Образованный, разбирается в экономике, возглавляет крупнейшую оппозиционную фракцию. С огромным уважением отношусь к Кличко. Но быть главой государства он пока еще не готов. Не исключаю, что на этом этапе нужен такой президент, как Тягнибок. В определенных вещах нужно жестко наводить порядок.

Сколько может продержаться теперешняя власть?

— Все, что сегодня происходит, — укрепление «семьи» и перераспределение государственной собственности в ее пользу — нацелено на пожизненное господство одного человека. Изменить это сможет только реальное народное сопротивление. 100 тысяч на Майдане или под «Межигорьем» — это критическая масса, на которую сориентируется вся Украина. Ни один милиционер, спецназовец или «беркутовец» не шелохнется. Высока вероятность, что силовики перейдут на сторону народа.

Когда люди могут выйти на улицы?

— В конце года, когда будет дефолт, то есть экономика завалится. Поэтому сегодня нельзя прекращать никаких акций. Нужно идти к людям, ездить по регионам целое лето. Тогда глубокая осень может стать максимально протестной.

Оппозиции следует доступно формулировать альтернативу и доносить ее людям. Объяснять: как будут привлекать инвестиции, как будут реформировать здравоохранение, образование, жилищно-коммунальный комплекс. Потому что в Киеве — пять лет, и все. В центре есть трубы, которые не обновляли с 1930-х. Здесь нужно 25-30 миллиардов гривен. По Украине — под 200 миллиардов.

Если оппозиция 22 ноября, как обещает, выведет 100 тысяч людей, чего ожидать?

— Режим падет.

После 3-часового разговора Шкиряк вызывает такси. Подвозит к работе. Едет договариваться о продаже своего «Ниссан Альмера».

Бегает по 10 километров

Зорян Шкиряк родился в Ужгороде в семье медиков. Когда Зоряну было 3 года, семья переехала в Киев.

Поступил в мединститут, но на первом курсе бросил. Пошел учиться на юриста. Потом — на менеджера страхового бизнеса и экономиста. Работал менеджером и директором в нескольких фирмах. В 2006-м избран депутатом Киеврады от «Нашей Украины». Через год выходит из партии, основывает аналитический центр «Новый Киев» и одноименную общественную организацию.

— Стресс снимаю бегом, — рассказывает Зорян Нестерович. — У дома есть озеро. Три круга — это где-то 10-12 километров.

7 июня 2013, 16:20
2
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

23:4622:4121:3620:4118:5616:2314:2913:1711:4310:4610:039:268:4323:4222:4721:3620:4118:5616:2315:2914:3913:3412:4311:4610:37
Все новости »

Другие рубрики