The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Навязывание России

1 июня 2013, 13:51
0
Версия для печати Отправить
Борис Бахтеев

Один из украинских телеканалов – не так уж важно, какой, показал фильм «Мамочка моя», производство – Россия. Место действия – российская провинция, герои – россияне; время от времени стремящиеся в Москву, где у них довольно близкие родственники.

В кадре – якобы провинциальный российский город. Но что это? Очень уж этот «провинциальный российский город» похож на Пущу-Водицу в Киеве. Ну, просто как две капли воды похож – даже место можно точно определить.

А вот железнодорожный вокзал провинциального российского города. На самом деле – вокзал в Чернигове. А вот типичный дом в провинциальном российском городе. Двухэтажный коттедж 1970-х – 1980-х годов, каких бесчисленное множество в Фастове, Боярке, Броварах, Буче, да и на окраинах Киева.

И с российскими фильмами это – далеко не единичный пример. Скорее, правило.

Кто бывал в России – не только в Москве, Санкт-Петербурге и Сочи, знает: именно в сёлах, посёлках, на окраинах городов чётко понимаешь: это – другая страна, с другим укладом жизни, другим бытом и другой культурой. Не имеет значения, лучше или хуже. Просто – другая.

И это не выдумка. Глубинные различия не только во внешнем виде, но и в жизненном укладе украинских и российских сёл отмечал, например, Иван Бунин.

Более того: в Донбассе, где сосуществуют украинские и русские сёла, по внешнему виду конкретного населённого пункта можно практически безошибочно определить, украинцы в нём преобладают или русские.

Современные российские фильмы это различие изо всех сил нивелируют.

Изо всех сил пытаются внушить: что в Украине, что в России – всё одинаково, они ничем, ну совсем ничем не отличаются друг от друга. Они – одно целое, единое и неразрывное.

Говорят, российские кинематографисты так любят снимать российскую жизнь на фоне украинских пейзажей, потому что это дешевле. Возможно, так оно и есть.

Только вот снимать фильмы в Беларуси – вряд ли было бы так уж дороже. А учитывая отсутствие пограничного и таможенного контроля между Беларусью и Россией, ещё и намного проще с процедурной точки зрения. Вряд ли дороже было бы снимать фильмы в Молдове. И в Минске, и в Кишинёве с советских времён есть мощные киностудии.

Но российские кинематографисты облюбовали Украину, и именно её.

Сугубо финансовые пояснения не вызывали бы особых сомнений – даже при том, что вопрос фактологически-бытовой достоверности фильмов так и остался бы открытым, – если бы не ряд обстоятельств. А именно:

– высокая степень огосударствления российской действительности вообще и культуры в частности;

– построение «русского мира» и восстановление СССР в том или ином виде, как официальная государственная политика России;

– заявления о «едином русском народе», звучащие из уст самых высоких официальных представителей Российской Федерации.

Да что там: сам российский президент позволил себе высказаться в том смысле, что Украина – это не государство, а некое геополитическое недоразумение.

И ещё одно обстоятельство, которое нельзя не учитывать: специальное образование и профессиональные навыки российского президента и многих других высоких политиков РФ позволяют предполагать, что поставленных целей они добиваются не только средствами официальной политики, а возможно, даже не столько ими.

А что мы видим на украинском телевидении и в украинских СМИ?

Вот в игре «Что? Где? Когда? – Звёздные войны» участница одной из команд говорит: «Все мы – я имею в виду: и россияне, и украинцы». Вот в «Вечернем квартале» звучит песенка на тему популярных ныне российских анекдотов об азербайджанцах – об их якобы… как бы это деликатно сказать… чрезмерном волосяном покрове.

Вот по телевизору – реклама одного мощного производителя мясных полуфабрикатов: на экране – жители украинского села, один из них говорит другому: «У Петрівни все в порядку!». Но для украинской традиции, а для украинского села и сегодня, обращение по отчеству – нехарактерно!

Я неоднократно бывал в сёлах, работал на стройке, где подавляющее большинство коллег были выходцами из села, и могу с уверенностью утверждать: независимо от возраста визави и степени формальности отношений с ним, обращаться по имени-отчеству, а тем более по отчеству без имени, в среде украинских селян не принято. Зато принято в российской деревне.

Кстати: сколько раз и в русскоязычных газетах, и на телеэкране сельские населённые пункты Украины называли и называют «деревнями»? И не сосчитать. Вот интересно: как будет слово «деревня» в переводе на украинский язык, а?

Информация, которая нас окружает, – это не только официальные СМИ. Далеко не только они.

Вот, например, в прошлом году «Укрпошта» – вполне государственное учреждение; в советские времена учреждения такого уровня назывались главками, то есть высшими подразделениями министерств – выпустила почтовую марку, посвящённую 500-летию города Чигирина: «Чигирин – козацька столиця».

Берём конверт первого дня, изданный к этой марке. На нём – топографическая карта; на ней – Чигиринъ, Галагановъ, Чернечье, Стецевка. Вот, оказывается, как писали запорожские козаки полтысячелетия назад!

Другое почтовое издание – «ленивая открытка», предназначенная для иностранных туристов: есть такая традиция – отправлять родным и друзьям открытки из мест, где побывал. «Ленивая» – потому что в ней предлагается высказать свои впечатления об Украине, просто отмечая один из предложенных пунктов в перечне. Итак, перечень возможных впечатлений: „The weather is: a) Fantastic; b) –35; c) Sunny; d) Variable», то есть: «Погода: а) Фантастическая; б) –35; в) Солнечная; д) Переменная».

Стоит ли уточнять: в Киеве минус 35 градусов не было никогда, ни разу за почти полтора века метеорологических наблюдений? Но нет: иностранцам втюхивают стереотип Украины как страны вечных снегов и льдов. Известная доля юмора в открытке? Но юмор всегда основан на реалиях, да и смогут ли иностранцы идентифицировать это как юмор?

А наружная реклама, названия, бренды, торговые марки? «Молочні продукти «Простоквашино», «Ковбасні вироби «Скворцово» – а на плакате типичные украинские хаты. Именно так выглядит украинская деревня Скворцово, по всей видимости. А название? Ну, разве вы не знаете украинского слова «скворець»?

Сеть заведений «Варенична «Катюша» – и эмблема: пёстрый платочек, завязанный, как у матрёшки. Обратите внимание: эти «Катюши – Матрёши» – не блинные и не пельменные, а именно вареничные.

Реклама «элитной» новостройки: «Покровський Посад». Встречали ли вы хоть один украинский населённый пункт с названием «посад»? Зато в России подобных названий – пруд пруди.

И ещё: обратили ли вы внимание, что «лица» рекламы на наших улицах – это чаще всего голубоглазые блондинки с чуть вздёрнутыми носами? «Истинный славянский тип», как убеждены россияне. «Чорнії брови, карії очі»? Нет, их на нашей рекламе вы не увидите, сколько ни ищите.

И дело не в том, что Россия строит «русский мир», используя все средства. Вряд ли всех и вся вокруг можно подозревать в том, что они – «агенты влияния» Москвы.

Дело совсем в другом: те самые фильмы, показывающие Украину и Россию как абсолютно одинаковые территории с абсолютно одинаковыми реалиями, как части одной и той же страны, – эти фильмы медленно, но верно выполняют свою работу.

А мы бездумно, не понимая, что делаем, – копируем, воспроизводим исподволь навязываемые стереотипы.

Да нет, не стереотипы – картину мира, места и статуса Украины в этом мире.

1 июня 2013, 13:51
0
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

23:4622:4121:3620:4118:5616:2314:2913:1711:4310:4610:039:268:4323:4222:4721:3620:4118:5616:2315:2914:3913:3412:4311:4610:37
Все новости »

Другие рубрики