The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Заложники большой лжи. Почему лидеры «Батькивщины» и УДАРа празднуют украинскую трагедию?

24 мая 2013, 10:28
0
Версия для печати Отправить

Уже несколько десятилетий 9 мая на Украине и на большей части постсоветского пространства повторяется одно и то же: воспевается Красная армия-«освободительница», льется хвала сталинским маршалам и генералам, и внушается, что в 1945 году абсолютное добро победило абсолютное зло. Воздается должное героизму участников баталий — как тех, кто дожил, так и тех, кто погиб. Но до сих пор во всем этом чувствуется знакомая тень генералиссимуса, портреты которого совсем неслучайно стали появляться в городах Украины на праздничных демонстрациях.

Как-то постепенно, шаг за шагом происходит реабилитация лидера одного из самых страшных в истории человечества тоталитарных режимов, а День победы приобретает очертания какой-то пропасти, куда летит Украина, в ту далекую давность — еще до ХХ съезда с его разоблачением культа личности. Неутомимые правительственные и партийные пропагандисты делают ударение на «счастливом спасении», на «освобождении», на «плодах победы» и тому подобном. Такой дискурс понятен в России, ведь там в 1945 году действительно совершили большую национальную миссию – сохранили империю русских от океана до океана, обеспечили в дальнейшем этому народу с его национальной идентичностью статус господствующей нации, который был утвержден Сталиным в его известной речи по случаю победы над Германией, в которой он назвал русских «самой выдающейся нацией из всех наций Советского Союза» и «руководящим народом».

Для народов Европы победа стран альянса во Второй мировой войне над фашизмом значит возвращение национальной свободы и независимости. Но получила ли что-либо из этого Украина?

Весьма странно, что такие речи до сих пор звучат в нашей стране. Неужели после 1945 года Украина стала свободным и независимым государством, которое получило возможность самостоятельно определять свою судьбу без московского надзирателя? Неужели на ее территории воцарились демократия и свобода слова, появились гарантии прав человека или какие-то возможности для нормального развития украинской идентичности? А может, прекратилось колхозное рабство, которое российский журналист Юрий Черниченко метко назвал АГРО-ГУЛАГом? Кроме того, после «освобождения», как и ранее, каждый украинец имел реальный шанс за одно слово попасть «к белым медведям», за колючую проволоку сотен концентрационных лагерей в Сибири, на Дальнем Востоке, на русском Севере и т.д..

«Освобождение» отнюдь не мешало еще восемь лет вести жестокую войну на уничтожение против населения Западной Украины со всем набором чекистско-эсэсовских зверств, с садизмом карателей, со специфическими «воспитательными» мерами, когда по инициативе тогдашнего коммунистического вожака Никиты Хрущева, которого до сих пор даже некоторые украинские интеллигенты считают «гуманистом» и «либералом», начали публично казнить на глазах у жителей захваченных в плен воинов ОУН – УПА, а трупы еще долго с «педагогической целью» не позволяли хоронить по христианскому обычаю. «Освобождение» обозначилось еще и голодом 1946-1947 годов, который вновь забрал жизни миллиона украинцев, которые таким образом заплатили за приведение к власти в странах Восточной Европы промосковских коммунистических режимов «народной демократии», ведь их надо было кормить, тем более на фоне Плана Маршалла для Западной Европы, предоставившего разрушенному континенту огромную американскую помощь, которую Сталин строго запретил принимать Польше, Чехословакии, Венгрии, Румынии и Болгарии. Пришлось еще раз решать политические проблемы Кремля за счет украинских крестьян. Украинцы потеряли значительную часть своей нации во время массовых репрессий и Голодомора – геноцида 1932-1933 годов, а те, кто выжил, стали пушечным мясом Сталина в спровоцированной им вместе с Гитлером Второй мировой войне, где диктаторы решали вопрос гегемонии в Европе и мире. Сталин победил, спасая от краха российско-советскую империю, в том числе за счет украинцев, выживших после Голодомора, использовав их как расходный материал в достижении своих великоимперских целей. Так о каком сталинском «освобождении» Украины можно говорить? Или про «освободительную» миссию сталинской армии в Европе? Об этом точно написал еще в 1995 году российский журнал «Вопросы философии»: «До сих пор у наших ветеранов сохраняется неизменное чувство горечи и непонимания по поводу того факта, что их личный героизм, жертвенность и духовность, подвиг, который они совершили, не вызывают ответных чувств у населения освобожденных ими стран. Несомненно, причина этого кроется не в личных качествах русских, а в отношении к типу государства, которым был Советский Союз и который ассоциировался с русскими. Да, русские отчаянно сражались за свою Родину и освободили ее от захватчиков. Но освободить кого-то другого они просто не могли. Несвободное государство не могло принести свободу. И этим мы отличались от своих же союзников по антигитлеровской коалиции». Действительно, полякам, чехам, венграм советский солдат мог дать только то, что имел сам, то есть рабство, бесправие и коммунистическую диктатуру. Вот почему как настоящее освобождение народы Восточной Европы праздновали возвращение в 1990-х советских войск из их стран в СССР.

Украинцам так четко и не объяснили, почему советский период был ничем иным, как оккупацией, поэтому многие привыкли, что 9 мая – праздник, а отнюдь не трагедия.

Поэтому называть свободой возвращение на послевоенную Украину НКВД, террора, тотальной слежки за всеми освобожденными означает иметь очень извращенные представления о свободе и навязывать эти нездоровые представления обществу. Недопустимо считать освободителем режим, о котором известная англо-американская исследовательница, автор знаменитой «Истории ГУЛАГа» Энн Эпплбаум написала: «Сталин истребил украинцев больше, чем Гитлер евреев». Между прочим, американский юрист польско-еврейского происхождения Рафаэль Лемкин, который ввел понятие «геноцид», признанное Генеральной Ассамблеей ООН в документе об ответственности за преступления геноцида, в те же годы написал статью «Советский геноцид на Украине», в которой заявил, что под это понятие подпадает все, что происходило на краине с 1918-го до 50-х годов ХХ века.

Так что же мы празднуем? В Европе 8 мая символизирует День победы человечества над фашизмом и является Днем памяти и примирения, когда чествуют всех жертв Второй мировой войны. Для народов Франции, Бельгии, Нидерландов, Норвегии, Дании победа стран альянса над фашизмом означает возвращение национальной свободы и демократических институтов, суверенитета и независимости. Разве что-то из этого получила наша страна? Разве она имела собственную политику в тот период, какую-то свободу воли, а не была колесом чужой телеги? Так почему же в Украине, которая в 1945 году после фашистской оккупации сразу попала под советскую, 9 мая все еще является праздником?

Ведь в этот день 1945 года одновременно со свержением фашистского режима на ее территории, а затем и в Восточной Европе была установлена российско-советская колониальная система. К сожалению, в течение 20 лет независимости ни власть, ни большая часть оппозиции не вели с украинцами никакого серьезного разговора по этому поводу. Что касается власти — все понятно, ведь она была посткоммунистической с соответствующей политической генеалогией и поэтому стремилась рубить сук, на котором сидела. Гораздо труднее понять мотивы демократической и якобы патриотической оппозиции. Хотя политико-тактические мотивы, конечно, есть, но они вряд ли могут вызвать уважение. Действия оппозиции в этой области объясняются нехваткой национальной стратегии, желания и умения работать на перспективу, на высшие национальные интересы. Вся ее политика – здесь и сейчас. Тактика, тактика и еще раз тактика. Взять как можно больше (любой ценой, даже уступками в убеждениях, идеологии, принципах) мест в парламенте, договориться с властями о должностях и бизнесе, что-то поменять на что-то на фоне полного отсутствия больших национальных целей.

Оппозиция, по крайней мере «Батькивщина» и УДАР, в лице Арсения Яценюка, Александра Турчинова и Виталия Кличко имеет принципиально непринципиальную позицию: уклоняться от обсуждения предельно острых и судьбоносных вопросов, очевидно, рассчитывая этими маленькими идеологическими ухищрениями заработать дополнительные электоральные очки. В силу своей советскости они наверняка убеждены, что для большинства украинцев, а, следовательно, и части их электората 9 мая все еще является праздником.

Поэтому, если пойдут против течения — потеряют поддержку. Вот почему они не имеют собственных четких представлений о прошлом Украины и не могут предложить реальную альтернативу российско-советским имперским мифам и политическому пиару Партии регионов и коммунистов, таким образом раскрыв глаза тем, кто до сих пор находится в плену этих мифов. А украинцам за 22 года независимости на самом деле так четко и не объяснили, почему советский период в истории Украины был ничем иным, кроме как оккупацией. Поэтому многие из тех, кто родом из СССР, продолжают считать, что 9 мая – праздник, а вовсе не трагедия. В то же время, пока у большинства украинцев не будет понимания, что эта дата, кроме того, что является днем ​​победы человечества над фашизмом, еще и день российско-советской колонизации, Украинское государство не состоится.

Более того, лидеры «Батькивщины» и УДАРа хватаются за «хвост» Партии регионов и КПУ, участвуя в мероприятиях по празднованию 9 мая, организованных по коммунистическим лекалам. Таким образом, пытаются и себе откусить самую малость от идеологически электорального «пирога» своих оппонентов. Именно поэтому попытки того же Яценюка во время таких мероприятий угодить (будто бы между прочим в своем выступлении вспомнив о роли УПА во Второй мировой войне) и электорату на Западе Украины, где большинство населения даже в советское время никогда не воспринимало 9 мая как праздник, представляются нелепыми.

Присоединяясь к Партии регионов и КПУ в исторических оценках, поскольку не имеют своих, «Батькивщина» и УДАР объективно укрепляют коммуно-имперскую идеологию своих противников и таким образом усиливают их позиции в актуальной политической борьбе. Не говоря уже о том, что такая внеидеологичность оппозиции является проигрышной, учитывая национальные интересы, поскольку ситуативность не должна сводить на нет масштабные перспективные задачи.

Предложения некоторых оппозиционеров (особенно к этому склонен Виталий Кличко) вынести за скобки все противоречивые вопросы (язык, история, национальная идентичность, культура, геополитические ориентации и т.д.), а говорить только о работе, зарплате, пенсии и стипендии, ценах и налогах, являются утопией. Если об этом будет молчать оппозиция, то это напишет на своих знаменах нынешняя власть, но это будут другой язык, другая история и другая идентичность. А потом другая нация в другом государстве. Попытка спрятаться от жгучих фундаментальных проблем, относительно которых в украинском обществе пока нет единства, является отражением идейно-теоретической слабости оппозиционных сил Украины, по крайней мере «Батькивщины» и УДАРа, и заставляет задуматься об их интеллектуальном потенциале и креативных ресурсах. Кроме того, возникает еще один вопрос: не свидетельствует ли равнодушие к названной проблематике о нехватке в руководящих оппозиционных кругах людей действительно идейных, способных отстаивать свое видение, несмотря на политический дискомфорт, на безумную идеологическую агрессию со стороны оппонентов? Или мы все-таки имеем дело с равнодушными оппозиционными «бонзами», «демократической» чиновничьей неономенклатурой, людьми с советской ментальностью, которым выгодно находиться в нынешнем постсоветском пространстве?

24 мая 2013, 10:28
0
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

21:3620:4118:5616:2314:2912:3411:4310:469:378:430:1623:4622:4722:1921:4621:0120:4119:5318:5618:2317:2616:2315:2814:2913:33
Все новости »

Другие рубрики