The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Карл Шлитер: Сланцевый газ – большой риск для будущего

23 мая 2013, 12:14
3
Версия для печати Отправить

Необходимость диверсификации энергоснабжения Украины сегодня не опровергает почти ни одна политическая сила в Украине. Но идея о добыче сланцевого газа вызвала в украинском обществе столько же энтузиазма, сколько и неприятия. Примирить два полярных мнения может только объективная, взвешенная оценка авторитетного международного эксперта.

Депутат Европарламента от политической группы «Зеленые/Европейский свободный альянс» Карл Шлитер (Швеция), несомненно, является таким экспертом. Его имя стоит в списке авторов резолюции ЕП о влиянии добычи сланцевого газа на окружающую среду, которая была принята в прошлом году.

Господин Шлитер, сланцевый газ – сейчас «горячая» тема в Украине…

Разве это только в Украине? Вся Европа только о нем и говорит!

Да, но в Украине несколько месяцев назад был сделан шаг к тому, чтобы от разговоров перейти к действиям. Украинское правительство подписало соглашение с компанией Shell о разработке Юзовского месторождения. Однако украинская общественность очень обеспокоена экологическими последствиями добычи сланцевого газа. Действительно ли они так опасны?

Добыча сланцевого газа ведется в США уже в течение последних пяти-семи лет. Мы могли убедиться, что скважины, через которые добывается сланцевый газ, не являются полностью безопасными. Из них наружу просачивается метан или на нижних слоях, или уже на уровне добычи, и таким образом он загрязняет подземные воды. Это одна из серьезных угроз. Другой экологический риск представляют те химические вещества, которые под большим давлением вместе с песком и водой, закачиваются под землю. Некоторые химикаты, входящие в состав этой смеси, действительно очень токсичны. Представители газовых компаний говорят, что сланцевый газ находится глубоко под землей, и загрязненная вода никогда не попадет в высшие слои, где сосредоточены запасы подземной питьевой воды. Но в США мы увидели другую картину. При этом учтите, что время эксплуатации каждой такой скважины относительно невелико. Главные объемы газа добываются из одной скважины в течение двух-трех лет, а затем объемы его добычи значительно снижаются, через 7-8 лет скважина теряет свою прибыльность и надо делать новую.

Но, по словам украинских чиновников, через пять лет на Юзовском месторождении смогут добывать несколько миллиардов кубометров сланцевого газа в год!

Да, да, это вполне возможно. Я имею ввиду, что для этого понадобится тысячи маленьких скважин, примерно на расстоянии километра друг от друга. И в этом состоит проблема сланцевого газа. Вы вкладываете в разработку месторождения много энергии, денег и воды ради краткосрочной выгоды. И если газовая компания, которая разрабатывает это месторождение, говорит о том, что создаст много рабочих мест, то это не совсем так, потому что эти новые рабочие места будут созданы лишь на короткий период времени.

Если говорить о других экологических рисках, то надо вспомнить, что в зоне добычи сланцевого газа были зафиксированы случаи небольших сейсмологических процессов. Они, конечно, не столь мощные, чтобы разрушить жилые дома. Однако если вы спровоцируете сейсмологические явления, то они способны сдвинуть с места запасы питьевой воды и другие подземные пласты, а этого делать не желательно. Я вполне понимаю позицию Украины, которая имеет геополитическую зависимость от добычи сланцевого газа: вы не хотите зависеть от российских энергоносителей. Но вы не учитываете, что попадаете в другую форму зависимости. От зарубежных компаний, занимающихся добычей сланцевого газа, при этом большая часть прибыли будет вывезена за пределы Украины. Если же вы вложите те же деньги в возобновляемую энергетику, то в этом случае доходы останутся в пределах вашего государства. И, по-моему мнению, продвижение возобновляемой энергетики гораздо перспективнее для экономического развития регионов.

Украина – большая страна, и ее потенциал в плане возобновляемой энергетики просто огромен. Поэтому выглядит несколько странным, что вы собираетесь инвестировать значительный капитал, уничтожить экологию на больших площадях ради относительно краткосрочной выгоды. И когда запасы сланцевого газа иссякнут, то вы снова будете закупать газ российский? Зачем вкладывать миллиарды и миллиарды евро в сланцевый газ, если через 20 лет вам все равно придется вернуться к возобновляемой энергетике? Почему не сделать это сейчас?

Сланцевый газ – новая сфера энергетики. Обладают ли ученые и эксперты достаточными данными, чтобы создать объективную картину экологических последствий его добычи?

Конечно, нет! Мы имеем лишь некоторые данные, и те неполные. Потому что добывающей промышленности выгодно обнародовать одни данные, а экологам – другие. Но в нашем распоряжении уже есть подтвержденные факты, которые свидетельствуют: добыча сланцевого газа стала причиной загрязнения подземных вод. Представители добывающих компаний говорят: просто первые скважины были недостаточно плотные, теперь мы имеем лучшие технологии …

Разве это не так, ведь технический прогресс не стоит на месте?

Безусловно, технологии совершенствуются. Но факты свидетельствуют о том, что пока технология добычи сланцевого газа не является полностью безопасной. Еще компании обещают, что они будут использовать менее токсичные химикаты для изготовления смеси, закачиваемой под землю. До сих пор они говорили: «Да, химикаты токсичны, но не беспокойтесь, они очень глубоко внизу и никогда не попадут в питьевую воду». Однако проблема в том, что если сейчас загрязненная вода находится на очень значительной глубине, то она, пусть и через тысячу лет, но все равно выйдет на тот уровень, где ее можно будет достать. Таким образом закладывается большой риск для будущего. Если вы делаете какие-то вещи на такой значительной глубине и допустите ошибку, вы уже не сможете ее исправить.

Господин Шлитер, вы слышали о новой технологии добычи сланца, при которой вместо токсической смеси под землю закачивают сжиженный пропан в виде густого геля? Говорят, что в этом случае подземные воды не загрязняются …

Да, мне известна эта технология. А вы знаете, что случается с этим пропаном потом?

Говорят, он просто испаряется.

Каждый газ имеет свой потенциал влияния на глобальное потепление (GWP). Если взглянуть на специальную таблицу GWP, то будет видно, что утечка одного килограмма пропана эквивалентна утечке 20 кг углекислого газа. То есть если использовать для фрекинга пропан, то это чрезвычайно пагубно повлияет на климат, потому что он в 20 раз опаснее в этом плане, чем углекислый газ, а другой парниковый газ, метан, который также попадать в атмосферу в процессе добычи сланцевого газа, – в 25 раз.

Правда ли, что компании, занимающиеся добычей сланцевого газа, держат в тайне состав химической смеси, которая используется для гидроразрыва?

Да, химический состав этой смеси считается коммерческой тайной. Но в ЕС существует требование: если высокотоксичные компоненты входят в состав более, чем 0,1 процента смеси, компания должна об этом заявить. В противном случае она имеет право о составе смеси промолчать. Но резолюция, которую Европарламент принял в прошлом году, предлагает требовать у компании объявлять весь химический состав смеси до того, как она получит разрешение на разработку месторождения сланцевого газа. Думаю, это могло бы быть хорошей идеей и для Украины, чтобы вы выписали это как одно из условий договора: компания должна быть открытой и прозрачной по поводу того, какие химикаты использует. Европарламент предлагает также требовать, чтобы компания делала пробы подземных вод на различных уровнях до того, как начнется бурение, чтобы потом можно было сравнить, стала ли вода загрязненной вследствие действий добывающей компании. И если это окажется так, они должны будут заплатить большие деньги.

Можно будет подать на компанию в суд?

Это должно быть автоматическая компенсация, даже без решения суда! И такое условие должно быть заложено в контракте с самого начала. Если Украина все же хочет начать этот рискованный добывающий бизнес, то должна положить все возможные риски на компанию и ее акционеров, а не на украинцев.

А зависят ли экологические последствия добычи сланцевого газа от геологических или природных особенностей определенного региона?

Этого невозможно предвидеть. Потому что газ залегает на разных глубинах, при различных гидрологических условиях, а различные компании для фрекинга используют различные химикаты. Да, пожалуй, вы столкнетесь с различными проблемами в разных местах. Но можно ли говорить, что добыча сланцевого газа в одном месте безопаснее, чем в другом? Я так не думаю.

Сколько стран-членов ЕС наложили мораторий на добычу сланцевого газа?

Список растет. Одними из первых были Франция и Болгария. Однако сейчас уже многие страны ЕС всерьез задумываются над тем, чтобы пойти на этот шаг.

А как насчет вашей родной Швеции?

У нас начали разрабатывать месторождение в провинции Сконе. Газовая компания нам обещала: «Мы здесь добудем много сланцевого газа, и все будут богаты!». Но в конце концов они не нашли там того количество сланцевого газа, на которое надеялись. Сейчас ведется новая разработка на двух островах в Балтийском море – Олланд и Готланд. Но люди, которые там живут, настроены против этого и организовывают акции в знак протеста. И это другая проблема, с которой Украина обязательно столкнется, – общественный протест. Как я уже говорил, добыча сланцевого газа требует освоения значительных площадей для бурения многочисленных скважин. И, как правило, эти территории уже довольно густо заселены.

Насколько Швеция зависит от зарубежных поставок газа?

Вообще не зависит. У нас немного своего газа, который используется для отопления и газовых плит, и еще химически переработан газ для тяжелой промышленности. Но электрогенераторы у нас не работают на газе. Главные источники энергии в Швеции – атомная, ветряная, гидроэлектростанции и довольно большой процент биогаза. Кстати, биогаз – это замечательная возможность для Украины. Если у вас есть коровьи фермы, то навоз – идеальное сырье для биогаза, и вообще все виды органических отходов, в том числе пищевые. И если вы не используете эту массу для генерации биогаза, часть ее трансформируется в метан, который, как я уже говорил, опаснее влияет на климат, чем оксид углерода. То есть использование биогаза имеет двойную выгоду: экономическую и экологическую. Например, в моем родном городе, в котором проживает около 150 000 жителей, все городские автобусы и почти все такси ездят на биогазе, который генерируется из муниципальных пищевых и органических отходов. Сырье для газа находится прямо в городе, его не нужно транспортировать и добывать. Если вы говорите об энергетической независимости Украины, почему бы вам не использовать сначала все возможности, которые вы уже имеете?

23 мая 2013, 12:14
3
Версия для печати Отправить
  • Ну вот, комментарий нормального, знающего человека! А не то что наша власть — ничего не выяснила, не просчитала и бегом заключать договора! А что люди думают — плевать! Коммунисты правильно предложили провести референдум и узнать мнение людей..только смотрю ни власть ни оппозиция почему-то не спешат эту идею поддерживать!

  • Даже Карл Шлитер шарит в этом вопросе! А нашей правящей партии лишь бы баблосы под себя загребать. Референдумы, вот ещё! — подумали рыги, и приняли всё сами, как всегда на общей сходке. Я тоже поддерживаю коми и в душе являюсь ярой потомственной коммунисткой в третьем колене.

  • Ключевым во всём сказанной, является то, что это краткосрочная выгода и новые рабочие места будут созданы лишь на короткий период времени. Но правящей власти и этого вполне хватит, что бы нажиться. То есть личной выгоды тут на миллион, а убытков для страны на миллиарды и миллиарды. По такому принципу Украина проворонила своё ядерное вооружение и не только. Так украинские политики прохлопали богатое наследство, доставшееся Украине от СССР.

«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

0:1623:4622:4722:1921:4621:0120:4119:5318:5618:2317:2616:2315:2814:2913:3313:0112:3410:469:599:268:4323:4622:3721:4620:41
Все новости »

Другие рубрики