The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Адриан Северин: Я не думаю, что Украина должна чувствовать себя в опасности

9 мая 2013, 12:00
1
Версия для печати Отправить

Украинско-румынские отношения вот уже несколько лет, как прочно замерли на точке замерзания. Появляющиеся в СМИ материалы о массовой выдаче румынских паспортов украинским гражданам, о целенаправленной ассимиляции украинского меньшинства Румынии, внезапное рвение соседей расширить устье Дуная неподалеку украинского островка Майкан , что может изменить линию государственной границы, безусловно, расцвету дружбы не способствуют. Бывший министр иностранных дел Румынии, а ныне депутат Европейского парламента Адриан Северин знает причины, из-за которых Киев и Бухарест перестали общаться по-соседски просто и откровенно.

— Господин Северин , не секрет, что сегодня украинско-румынские отношения переживают не лучшие времена. С 2008 года, когда был отложен визит в Украину румынского президента Траяна Бесеску , наши лидеры фактически не встречались тет-а-тет. Означает ли это, что диалог зашел в тупик?

— Я не называл бы это тупиком. В наших отношениях все-таки присутствует политический динамизм. Думаю, точнее сказать, что в нашем двустороннем диалоге наступил трудный момент. Мне это кажется довольно странным. Наши ненадлежащие отношения совершенно не отвечают потребностям сегодняшних политических обстоятельств. Ведь в истории наших двух стран никогда не было серьезных конфликтов, которые бы пагубно повлияли на общественное мнение или институционный диалог. У нас нет общих тяжелых исторических воспоминаний, как, например, с некоторыми нашими другими соседями. Но на удивление с этими странами отношения Румынии лучше, чем с Украиной. Кроме того, стратегические интересы наших стран очень похожи, в нашей внешней политике нет контрверсийных стратегий. Украина и Румыния могут быть общим важным рынком, что способствовало бы взаимной торговле и экономическому развитию стран. Румыния заинтересована в том, чтобы всеми доступными средствами помогать интеграции Украины в Евросоюз. По моему мнению, это общий жизненный интерес двух стран. Уверен , что Румыния вместе с Польшей должны стать одними из самых лучших друзей, сторонников и адвокатов Украины в ЕС. Если взять во внимание все эти аргументы, то выглядит довольно странным, что наши отношения находятся не на том уровне, на котором они могут быть. Объяснение этому связано с внутриполитической ситуацией наших двух стран. Внутренние политические реалии мешают политикам двигаться в нужном направлении, когда речь заходит об отношениях Украины и Румынии. Я имею в виду прежде всего ситуацию в моей стране, где президент находится в состоянии ежедневного противостояния с правительством. Поэтому они не могут сформировать последовательную внешнюю политику. Политическое противостояние, к которому прилагаются еще и экономические трудности, порожденные глобальным финансовым кризисом, подталкивает некоторых румынских политических лидеров к националистическим подходам. А они вообще не должны влиять на наши отношения с Украиной, поскольку между нашими странами нет таких проблемных вопросов, которые бы возбуждали националистические настроения. Тем не менее национализм не позволяет развивать надлежащую политику в регионе. Постоянная политическая нестабильность вынуждает высшее руководство Румынии (я имею в виду президента, премьер-министра и министра иностранных дел) искать внешнюю поддержку для достижения своих внутриполитических целей. И нередко они ее находят в столицах тех стран, которые не совсем дружественно относятся к Украине. И это если и не подпитывает украинофобные настроения румынской внешней политики, то уж точно остановило позитивное развитие и подход в нашей политике по отношению к Украине. А иноземные столицы, в которых румынские политики нашли поддержку своим амбициям, тоже руководствуются в своей внешней политике украиноскептическим подходом.

— Ваше отношение к такому положению дел?

— Я считаю эту ситуацию в корне неверной и надеюсь, что она изменится. Да и в Киеве, хотя внутриполитическая картина там и лучше, правящая элита у вас тоже разрозненна, а политическая атмосфера пропитана ненавистью. Некоторые лидеры в Украине (не хочу называть их имена, но они очень хорошо у вас известны) поддерживают тесные отношения с теми политическими группами в Бухаресте, которые просят их поддержки для формирования внешней политики, являющейся недружественной по отношению к Украине. Это можно назвать транснациональной коалицией внешних сил Украины и Румынии, которая вместе выработала антиукраинскую политику. Как видите, это чрезвычайно сложное хитросплетение политических обстоятельств и интересов отдельных политических групп. И мы должны возложить вину за нынешнее состояние украинско-румынских отношений не на наши народы, а на политические элиты. Поскольку именно политическая элита оказалась не в состоянии выработать соответствующую внешнюю политику.

Во время вашего пребывания на посту министра иностранных дел Украина и Румыния подписали чрезвычайно важный двусторонний документ – Межгосударственный базовый договор. Переговоры по этому поводу также продвигались непросто. Почему в те времена нашим странам удавалось найти общие подходы даже в спорных вопросах?

— Самый сложный этап переговоров, о котором вы упомянули, пришелся на то время, когда я еще не возглавлял внешнеполитическое ведомство. Но и на время действия моего мандата, который был не очень долгим, нам пришлось обсуждать некоторые очень щекотливые вопросы. Все же на согласование текста всего договора у нас ушло всего несколько месяцев, возможно, и трудных переговоров, но они проходили в атмосфере взаимопонимания, в попытках понять позицию другой стороны и готовности искать компромиссы. А из этих компонентов и состоит рецепт успешных переговоров: быть позитивным, рациональным и смелым. Да, смелость – непременная составляющая. После подписания этот договор был раскритикован в обеих странах. Это было непосредственным доказательством того, что документ – хороший. Ведь если бы одна сторона была полностью им довольна, а другая – нет, то это означало бы, что текст договора несбалансирован. Именно этот документ открыл нам путь для нашего совместного международного сотрудничества. Тогда Румыния поддержала на всех международных форумах кандидатуру от Украины на пост председателя генеральной ассамблеи ОО Н. И Украина этот престижный пост получила. Председателем стал ваш министр иностранных дел Геннадий Удовенко. И тогда наши страны чрезвычайно эффективно сотрудничали в рамках генеральной ассамблеи для продвижения общих интересов – налаживание сотрудничества Украины и Румынии с МВФ и Всемирным банком, политика добрососедства в треугольнике «Румыния – Украина – Польша» плюс Молдова. Это продуктивное сотрудничество, несомненно, стало результатом подписания Базового договора между Украиной и Румынией, которое в свою очередь было достигнуто благодаря положительному, рациональному и стратегическому подходу. К сожалению, почти сразу после подписания договора начались времена политической близорукости и трусости, нерационального и эгоистического подхода. И поэтому наши отношения оказались там, где они есть. Но я хочу, чтобы украинцы понимали, что наши отношения сейчас таковы не из-за объективных обстоятельств, а вследствие временной неразберихи, которая царит во внутриполитической жизни наших стран.

Украина обеспокоена тем фактом, что после принятия в Румынии нового закона о гражданстве румынские консульства начали выдавать паспорта украинским гражданам по упрощенной процедуре. По неофициальным данным, украинцев с румынскими паспортами насчитывается около 50 тысяч. Этот факт несет угрозу национальной безопасности Украины?

Ни о какой угрозе не может быть и речи! Поскольку Румыния не имеет традиций использовать свою зарубежную диаспору для того, чтобы давить на политику страны ее проживания. Напротив, и соответствующий пункт есть в тексте Конституции Румынии (который, кстати, был предложен мною в 1991 году). Румыния, уважая и поддерживая связи со своей диаспорой за рубежом, одновременно настаивает на том, чтобы ее представители были лояльными гражданами той страны, на территории которой они проживают. Так что я не думаю, что Украина должна чувствовать себя в опасности. Думаю, есть другие государства, которые, к сожалению, считают, что они вправе использовать свое национальное меньшинство, которое проживает на украинской территории, для того, чтобы давить на Украину для достижения своих национальных интересов. Но это не Румыния. Мы не заинтересованы в этом, мы не имеем таких традиций, и мы против таких методов. Не думаю, что кто-либо в Украине или в других странах, где проживает румынское меньшинство, ощущает, что Бухарест намерен воспользоваться этим фактом как политическим инструментом.

Предоставления румынского гражданства украинцам, которые имели румынских предков, – нам не избежать. При этом наша главная политика должна быть иной. Упор должен быть сделан на европейскую интеграцию Украины. Если Украина интегрируется в Евросоюз вместе со всеми своими гражданами, включая румынское меньшинство, тогда это станет лучшим путем культурного и духовного объединения. Я очень опасаюсь, что многие из тех украинцев, которые подали заявления на получение румынского гражданства, сделали это не потому, что они любят румынскую культуру или румынский язык, не для того, чтобы свободно приезжать в Румынию, а для того, чтобы свободно ездить в страны ЕС без виз. Кстати, это может создать дополнительные проблемы для всех нас: Румынии, ЕС и Украины. Мы не можем избежать выдачи румынского гражданства по историческим причинам. Но в это время румынская внешняя политика должна быть сконцентрирована на решающем стратегическом моменте, которым является евроинтеграция Украины, что будет способствовать ее экономическому развитию. Меня трогает до слез, когда человек из другой страны хочет стать гражданином Румынии, я счастлив и горд, когда слышу о таких фактах. Но это чувство быстро проходит, когда я осознаю, что человек хочет стать румынским гражданином, руководствуясь исключительно экономическими мотивами, спасаясь от нищеты и бедности. Я сопереживаю таким людям, им надо показать наше понимание и поддержку. Но лучший способ – отнюдь не предоставление румынского гражданства, а поддержка, которая позволит таким людям вести достойную жизнь в стране их рождения. Такая политика будет корректной и правильной.

— Популярна ли все еще идея возрождения Великой Румынии среди ведущих румынских политиков?

— Не думаю. Двадцать лет назад она звучала в предвыборной риторике, но сегодня эта идея не лежит в плоскости политических дебатов. Одноименная партия «Романия маре » уже даже не в парламенте, на выборах она не собрала и одного процента голосов. А ведь партия выбрала себе такое название именно для того, чтобы сделать политическую заявку на возрождение этой идеи. Но сейчас даже члены этой партии больше говорят о текущих внутриполитических проблемах, а не о воплощении той исторической мечты. Хотя, что с точки зрения истории и культуры достижения Великой Румынии действительно много значат для румын. По тем временам государству удалось собрать в пределах своих границ всех этнических румын. Это было удивительно. Но сейчас мы входим в новую историческую фазу. До Великой Румынии румыны обитали в разных мультиэтнических империях, а не в едином государстве. Великая Румыния для всех румын была большой мечтой, воплощение которой могло стать способом продвижения стремлений определенного сообщества, которое называло себя Румынией. Сейчас нам надо искать средства, которые соответствуют сегодняшнему времени и его вызовам. Мы хотели иметь большое государство, потому что это, по мнению наших предков, могло лучше продвигать наши стремления и воплощать наши цели. И это, заметьте, были законные и достойные цели. Но сегодня Румыния – это не этническое государство, отношения в ней национально-гражданские. В Румынии есть несколько этнических культурных сообществ, в которые входит и украинская община, все они являются гражданами одной страны и имеют такие же права. Кое-где представители этнокультурных сообществ имеют больше прав, чем представители этнического большинства. Но это, я бы сказал, положительная дискриминация. И сегодня нашу цель тоже можно сформулировать так же – увидеть всех румын в пределах одного государства. Но это государство уже будет называться не «Румыния», а «Европейский союз». Вот это наша современная мечта, которая никому не вредит, а наоборот соответствует вызовам времени. Потому что время национальных государств уже прошло. Это не означает, что нации исчезнут, но их границы будут скорее духовными, чем материальными.

Поддерживает ли Румыния подписание Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС?

— Я не имею права говорить от имени президента страны или членов правительства, но, насколько мне известно, Румыния поддерживает подписание и ратификацию этого соглашения без выполнения со стороны Украины каких-либо дополнительных условий. Я лично работал над этой позицией Румынии и не раз доносил свою мысль до представителей власти в моей стране, принимающих политические решения. Они ее поддерживают и разделяют. Однако следует принимать во внимание то внутриполитическое противостояние, которое длится сейчас в Румынии. Меня не удивит, если эта позиция будет изменена. Однако сейчас официальный Бухарест придерживается мнения о том, что Соглашение об ассоциации между Украиной и Евросоюзом должно быть подписано и ратифицировано как можно скорее.

Если мы завершили работу над этим документом, то это означает, что все необходимое уже в нем зафиксировано. Зачем выдвигать дополнительные условия, которые выходят за рамки соглашения? Все очень просто: либо соглашение, либо его нет. Если оно есть, давайте его подпишем, ратифицируем и начнем воплощать в жизнь как можно быстрее. Если что-то осталось нерешенным, нужно провести переговоры и внести дополнительные пункты в соглашение, а уже после этого его подписывать. Я не понимаю, как так произошло: мы работали над документом об ассоциации с Украиной, достигли согласия по всем пунктам, а теперь говорим: «Если хотите подписать соглашение и ратифицировать его, надо выполнить еще несколько условий». Такой подход является нерациональным и абсолютно непродуктивным. Ни о каких дополнительных или параллельных требованиях подписания и ратификации, кроме тех, которые уже заложены в тексте соглашения, не может идти речи! Вместо этого мы должны поздравить друг друга с тем, что наконец завершили работу над этим документом, поскольку нам удалось достичь согласия по многим сложным вопросам. Все признают: вот оно, это соглашение, согласованный, готовый текст, и мы можем дать ему жизнь, пользоваться всеми его плодами. Зачем же мы сами себя останавливаем, выдвигая какие-то странные требования или условия, которые не входят в текст документа, но которые надо выполнить для того, чтобы соглашение было подписано?!

9 мая 2013, 12:00
1
Версия для печати Отправить
  • Румыния была, есть и будет непререкаемым авторитетом во всем. Реальный крутяк. Скоро Зимбабве будет учить Украину жизни и обещать свое покровительство.

«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

19:0718:5618:2317:2616:2315:2814:2913:3313:0112:3411:4310:469:599:268:430:1623:4622:4722:1921:4621:0120:4120:3619:5318:56
Все новости »

Другие рубрики