The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Виталий Немилостивый: Перебежчики — это вина не только Яценюка

8 апреля 2013, 10:15
1
Версия для печати Отправить
Виталий Немилостивый

Во время «тушкопада» от «Батьківщины» откололась если не глыба, то весьма заметная фигура — бывший руководитель избирательного областного харьковского штаба Объединенной оппозиции Виталий Немилостивый.

Причем во «Фронт змін», по квоте которого он и попал в список «Батьківщины» под проходным 62-м номером, вступил за пару месяцев до выборов. Такое желание непременно провести в парламент бывшего зама министра промполитики в правительствах Тимошенко и Азарова объясняли тесными отношениями Немилостивого с Давидом Жванией, который в свою очередь имеет бизнес-связи с отвечавшим за составление списка Николаем Мартыненко.

Назначение Немилостивого главой штаба и пристойное место в списке вызвало недоумение других харьковских «фронтовиков» — в частности, главы областной организации «Фронта змін» Александра Давтяна, получившего непроходной 97-й номер и завязавшего после этого с политическими играми. Недоумевали и обычные наблюдатели, заранее внося бизнесмена Немилостивого в «группу риска». Ожидания нардеп «оправдал», став одним из вчерашнего квартета беглецов из «Батьківщины».

Немилостивый даже успел побывать на «выездном заседании» парламента, куда не пускали других оппозиционеров, и под аплодисменты «регионалов» подтвердить, что действительно написал заявление о выходе из фракции. Свой поступок депутат объяснил «Главкому» весьма расплывчато и убеждает, что свои убеждение после выхода из «Батьківщины» он не менял. «Моя позиция останется прежней, — успокаивает Немилостивый. — Мы должны двигаться в Европу, освободить политических заключенных — Тимошенко, Луценко и других».

Депутат не стесняется пафосно призывать опомниться противоборствующие стороны, «ведь забрасывание снежками оппонентов может в итоге может привести к столкновениям и гражданской войне».

И как же ваш выход из фракции поможет предотвратить гражданскую войну?

— Мой выход поможет тем, что я буду говорить об этом открыто, а не выполнять решения фракции. Я считаю, что мы делаем все, чтобы усилить конфликт, хотя на самом деле есть много вопросов, которые можно совместно решать. Из всех вопросов, которые выносятся в Верховную Раду, у нас есть принципиальные разногласия с Партией регионов где-то по 20%, но есть 80 %, которые необходимо принимать совместными усилиями и вытягивать страну из кризисного экономического состояния. На базе этого мы можем повышать социальные стандарты и жизнь людей. А будучи во фракции, я не могу отстаивать публично эту позицию.

Эту логику еще можно было бы принять, если бы вы были мажоритарщиком, но вы прошли по списку политической силы, избиратели которой голосовали за бренд, за ее программу, а не за фамилию Немилостивый…

— Я как начальник штаба в Харьковской области боролся в том числе за этот список и сделал достаточно много, чтобы «Батьківщина» получила нужное количество голосов. Повторю — те лозунги, с которыми «Батьківщина» шла на выборы, я и сегодня все поддерживаю. Но нигде в этих лозунгах не было, что мы должны делать стране хуже, а не лучше. Там провозглашалась борьба за Юлию Тимошенко, но, к сожалению, мы ее немножко ослабили. Там было, что мы должны поменять Налоговый кодекс — и где наши предложения? Я давно предлагаю перевести европейское налоговое законодательство на украинский язык и внести его в зал как нашу оппозиционную инициативу.

Но при нынешнем раскладе сил в Раде это бесполезно. К тому же, в одиночку вам будет еще сложней заниматься продвижением своих идей.

— Я уже подал восемь или девять законопроектов, которые уже рассматриваются в комитетах, все внесены в повестку дня.

И вы рассчитываете, что за них проголосуют? Или у вас налажены коммуникации с парламентским большинством?

— У меня есть коммуникации и с теми, и с другими, и я не собираюсь поддерживать все инициативы Партии регионов. Я считаю, что в том состоянии, в котором оказалась страна, виноваты именно они, потому что забыли об интересах людей. Для них есть партийные интересы, а остальное — ерунда.

Вы как-то синхронизировали свой выход с тремя другими беглецами (депутатами Канивцом, Скосаром и Стаднийчуком)?

— С Романом Стаднийчуком я обсуждал этот вопрос, потому что с ним знаком, а у двух других товарищей, наверное, были свои причины.

У Стаднийчука те же самые причины, что и у вас? Потому что он вообще очень загадочный и на «выездном заседании парламента» на Банковой из его короткой речи мало что было понятно.

— Он разделяет ту же точку зрения, что и я.

Разговоры об уже подписанных заявлениях о выходе ходили всю предыдущую неделю. И конкретные фамилии назывались. А теперь вы рассказываете, что написали его только после снежного теракта.

— Слухи — это такое дело. Сколько уже месяцев Партии регионов не хватает голосов? То есть если бы эти заявления были написаны давно, то и зачитаны были бы давно. Я написал заявление сразу после событий во вторник. Вообще я — государственный эксперт по вопросам безопасности и обороны страны, и, когда рассмотрел фотографии инцидента, пришел к выводу, что это была провокация чистой воды, которая может привести к кровопролитию. Этих ребят направляли на конкретных людей.

Но с чьей стороны провокация? Может, это спецслужбы спровоцировали.

— Я тоже могу предположить, что это провокация спецслужб. Но обе мировых войны так начались, события в Югославии, Сирии, Египте, Ливии, Пакистане. К сожалению, я был там и знаю, к чему это приводит. Выбрали же для атаки людей, у которых была охрана, а у охраны — оружие. И слава Богу, что у охраны хватило мозгов не проливать кровь этих 15-16-летних пацанов. А откройте историю и посмотрите, что происходит, если страдает женщина или несовершеннолетний на массовых мероприятиях. Киевские выборы — это важный момент, но это всего лишь киевские выборы.

Так чего вы добиваетесь — примирения власти и оппозиции?

— Нет, я хочу, чтобы оппозиция вела себя как ответственные политики. Мы организовали акцию, но не обеспечили на ней порядок и безопасность. Но самое страшное было потом — наша реакция. Мы встали в позу страуса — ничего не знаем, ничего не видели, пусть милиция разбирается.

У вас с Яценюком был какой-то предварительный разговор, он пытался вас переубедить?

— Мы беседовали в четверг полтора часа, но я не хотел бы это комментировать. Я написал второе заявление и отдал ему в руки.

Зачем вы писали второе заявление?

— Я считаю собрание депутатов не в здании на Грушевского незаконным, поэтому и написал второе. Я хочу, чтобы его зачитали в здании Верховной Рады, так что я пока член фракции «Батьківщина». Но Арсению Петровичу я сказал, что моя позиция не меняется — если мы собираем людей, объявляем акцию «Вставай, Украина!», то несем ответственность за то, что происходит на этой акции. Либо не надо их организовывать.

Харьковская «Батьківщина» распространила заявление, что вы навсегда похоронили свое политическое будущее таким поступком.

— Я не хочу комментировать заявления ни харьковской «Батьківщины», ни луганской… Это их понимание вопроса. А мое понимание в том, что есть партийные, государственные и национальные интересы, и нельзя ради партийных интересов переступать остальные.

Двое других беглецов — Канивец и Скосар — объяснили свой выход из фракции вождистскими наклонностями Яценюка и обвинили его в политической коррупции.

— У меня был нормальный диалог с Арсением Петровичем и я не мог употребить таких слов. Когда я хотел ему что-то высказать, то высказывал, но не в таком ключе.

Почему такой большой процент перебежчиков именно в «Батьківщине», а не в «Свободе» и УДАРе? И бегут преимущественно те, кто попал в список по квоте «Фронта змін» и Яценюка, вот вы в частности.

— Не могу сказать, что это так, потому что все партийные руководители на съезде заявляли, что мы несем солидарную ответственность за каждого члена этого списка. И не включили бы меня в список, если бы другие лидеры партий с этим не согласились, хотя нескольких человек по их настоянию убрали из списка. Поэтому не могу сказать, что это ответственность Яценюка, хотя он и берет на нее себя лично.

Когда в Раде появились первые «тушки», их ждал очень горячий прием. Вы готовитесь к подобному? Другие оппозиционеры с пониманием относятся к вашей аргументации?

— Я с несколькими беседовал — кто-то с пониманием, кто-то без. Буду разъяснять свои мотивы у Шустера сегодня.

Но настроения во фракции какие? Много людей еще готовы выйти из фракции?

— Я — человек командный, поэтому передавать, с кем я что обсуждал на фракции, не хочу. Собственно поэтому и выхожу из нее, чтобы развязать себе язык и говорить все, что желаю.

Вы бизнесмен, и вас еще на этапе оглашения списка внесли в «группу потенциальных тушек». Вы считаете, что люди из бизнеса в нынешней системе вообще могут быть в оппозиции?

— Все зависит от того, какая страна и что мы понимаем под оппозицией. Сейчас оппозиция непонятно зачем пытается создать ситуацию противоборства людей, а в нормальной стране, как Великобритания, есть большинство Ее величества, меньшинство Ее величества… Если исходить из того, что оппозиция и большинство борются за то, чтобы сделать стране лучше, то ничего страшно в наличии в парламенте бизнесменов нет.

Но причем здесь Великобритания? У нас есть реальность, когда бизнес неугодных забирают, душат проверками…

— На мой бизнес, к которому я когда-то имел отношение, давили и год назад, и два, и три. Проблемы у бизнеса и на Кипре, борется бизнесмен за свое в Германии и в Америке — везде все одинаково.

Поговаривали, что в списке оппозиции вы очутились не без договоренностей Николая Мартыненко с вашим другом Давидом Жванией. Жвания по старой дружбе не предлагал вам перейти в большинство?

— У нас с ним давние товарищеские отношения, но товарищеские отношения у меня с тремя-четырьмя десятками депутатов из разных фракций. С друзьями я работу не обсуждаю, потому что тогда это уже не дружба, а деловые отношения.

8 апреля 2013, 10:15
1
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

23:4622:3721:4620:4118:5616:2314:2913:3313:0112:3411:3310:469:599:268:4323:4622:3721:4620:4118:5616:2314:2913:3312:3411:33
Все новости »

Другие рубрики