The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Адвокат о новом УПК: Кодекс очень хороший, но не для нас

4 февраля 2013, 23:52
0
Версия для печати Отправить

begin:http://thekievtimes.ua/uploads/posts/2013-02/1360010509_1.jpg|left—> Адвокат о новом УПК: Кодекс очень хороший, но не для нас, фото - Личность. «The Kiev Times» end—>Интервью адвоката Александра Плахотнюка агентству \»Интерфакс-Украина

Практикующие юристы сейчас работают по двум кодексам: по новому и по старому в тех делах, которые были переданы в суд до вступления с силу нового УПК. Поясните простыми словами новую терминологию и сопоставьте со старыми, знакомыми людям, юридическими понятиями. Уголовные дела не возбуждаются…

По новому УПК есть заявление о совершении преступления, информация вносится в единый реестр досудебных расследований. Этот момент, грубо говоря, по-старому означает, что возбуждено уголовное дело.

То есть, доследственной проверки, как было раньше, нет, а с момента внесения в реестр ведется следствие…

Начинается проведение следственных действий. Есть гласные и негласные следственные действия. Причем, негласных следственных действий даже больше, чем гласных.

Время проведения таких следственных действий, собственно, не ограничено. Нет никакого срока для того, чтобы господина Иванова, к примеру, уведомить, что он подозревается в совершении преступления, и сообщение об этом есть в реестре. Иванов понятия об этом не имеет, пока ему не вручат уведомление о подозрении.

И все это практически не ограниченное время органы досудебного расследования имеют право проводить все следственные действия, в том числе, и негласные.

К Иванову будут заходить в квартиру, ставить прослушку в квартире, на телефон. Собственно, и раньше так делалось, но делалось для того, чтобы добывать информацию, которая не могла быть использована как доказательство. Сейчас это все легализовано.

И потом Иванову через полгода — год вручают уведомление о подозрении, где написано, что он год назад совершил что-то, и что об этом сообщил Петров. Информация Петрова была внесена в единый реестр и все это время проводились следственные действия.

Иванов говорит: \»Хорошо, уведомили меня о подозрении, разъяснили, что я имею право на защиту, сбор доказательств. Хочу на завтра адвоката такого-то\». Приходит завтра адвокат, а Иванову говорят: \»А все, закончились следственные действия. Вот вам материалы, вот вам обвинительный акт, и мы передаем документы в суд\».

Вручение подозрения – это по старому – предъявление обвинения, а обвинительный акт – это обвинительное заключение, которое прокуратура передавала в суд?

Фактически – да. Раньше при расследовании так называемого фактового дела, можно было тоже проводить следственные действия, но как только появлялась информация о том, что кто-то конкретный совершил это преступление, то обязательно надо было возбудить дело в отношении лица. А в случае возбуждения дела в отношении лица — немедленно сообщить этому человеку и вручить ему копию постановления о возбуждении уголовного дела. То есть, человек сразу знал. Он даже не был задержан как подозреваемый, не предъявлено обвинение. Но если он знал, что в отношении него возбуждено дело, то он уже имел право и возможность защищаться. Это было раньше. Сейчас этого нет. Если до уведомления о подозрении проводятся следственные действия, то об этом не знает никто. А адвокат у человека может быть только с момента уведомления о подозрения. А к этому моменту уже проведены следственные действия…

Допрос – это тоже следственное действие…

Допросить Иванова можно и в качестве свидетеля, а на основании его показаний могут написать подозрение о совершении преступления. Когда Иванова будут допрашивать как свидетеля, то могут даже и не сообщить, в связи с чем это производство. Могут сказать, к примеру, что по заявлению Петрова, который сообщил о каких-то махинациях в фирме такой-то. И все. О том, что \»копают\» конкретно под Иванова, никто может и не сообщать.

Я считаю и говорил, что по старому УПК у подозреваемого, обвиняемого и подсудимого прав намного больше, чем у нас вместе взятых. Сомневаюсь, что я так скажу при новом УПК…

Можно ли сейчас называть человека подозреваемым, обвиняемым? И когда?

Уведомление о подозрении – подозреваемый (на стадии досудебного расследования), а обвиняемый – когда составляется обвинительный акт и передаются материалы в суд. Теперь нет статуса подсудимого.

Когда по новому УПК завершается досудебное расследование?

С составлением обвинительного акта. После ознакомления с материалами дела. С момента уведомления о подозрении есть 2 месяца на расследование. С санкции следственного судьи срок расследования может быть продлен до года.

Допускаю, что следствие будет уведомлять о подозрении тогда, когда у него будет практически все готово. Исключение — если человека \»на горячем\» поймали.

Равенство стороны обвинения и защиты?..

О каком равенстве может идти речь, если защите может быть предоставлено реально 2-3 дня после уведомления о подозрении, а следствие до этого может сколько угодно расследовать и собирать доказательства?

Новый УПК фактически право на защиту дает только с момента вручения уведомления о подозрении. Все процессуальные сроки – 2 месяца следствия, содержания под стражей — все начинаются с момента предъявления уведомления о подозрении.

Суд присяжных – прогрессивное нововведение, практика других стран подтверждает это…

Идея суда присяжных заключается в том, что присяжные принимают решение \»виновен\» — \»не виновен\», а судья назначает наказание, если \»виновен\».

Суд присяжных в классическом варианте – это 12 человек. У нас суд присяжных — это двое профессиональных судей и три присяжных. Теоретически предусмотрен вариант: если трое присяжных говорят \»не виновен\», а двое судей говорят \»виновен\», то выносится решение \»оправдать\». Три больше двух. Но практически я себе этого не представляю.

Почему, ведь все они имеют равные полномочия…

Да, у них равные права для принятия решения. Учитывается голос вне зависимости от того, профессиональный это судья или присяжный.

Но у нас фактически \»поменяли вывеску\» — переименовали народных заседателей в присяжных. Раньше было двое судей и трое народных заседателя. Встречались в моей практике активные народные заседатели, но ни разу я не встречал, чтобы кто-то из них написал особое мнение.

Присяжный — он простой человек…Сущность суда присяжных в том, что присяжные между собой решают: \»виновен\» — \»не виновен\», между собой, а не под воздействием судей. Когда в совещательной комнате находятся одни присяжные – это одно дело, а когда в совещательной комнате находятся они все – и профессиональные судьи, и трое присяжных – это же понятно, кто будет командовать парадом.

Именно так в УПК: при принятии решения они будут вместе находиться в совещательной комнате. Если трое присяжных придут к мнению, которое будет отличаться от мнения двух судей, то председательствующий судья должен им помочь в составлении решения.

Совещанием суда присяжных руководит председательствующий.

По сути нивелируется весь смысл суда присяжных – принятие решение вне зависимости от мнения профессиональных судей.

Почему не сделали 12 присяжных? И пусть они все вместе были бы в совещательной. Двое судей всегда смогут уговорить трех присяжных или хотя бы одного. 12 человек убедить практически невозможно.

В России уже давно функционирует суд присяжных, и у них выносятся присяжными оправдательные приговоры.

Возвращаясь к гипотетическому господину Иванову… Если на него кто-то, мягко говоря, обиделся и сообщил о нем неправду… Эта неправда регистрируется в реестре и расследуется…

Дело не только в этом. Иванов, \»имея зуб\» на Петрова, пишет: \»Петров у меня украл сто рублей\». Заносят в реестр. Следователь идет в суд и пишет, мол, с учетом того, что Петров украл у Иванова сто рублей и есть такое производство, дайте-ка нам разрешение на изъятие документов в банке, где у Петрова счет, и мы посмотрим, не туда ли он положил эти сто рублей. Идет следователь в банк, изымает документы, а у Петрова там миллион лежит. Это следователь проводит следственные действия, которые могут быть даже негласными.

Дальше под это дело следователь идет в суд и пишет судье: \»Вот есть информация, что Петров у Иванова украл сто рублей, может быть, он их положил у себя дома? Давайте-ка мы проведем обыск негласный\». Судья дает добро. Следователь идет к Петрову, проводит обыск в его квартире и находит пакетик с наркотиками, пистолет, патроны, гранаты – да что угодно. И это — негласные следственные действия. Вы спросите о понятых? А кто мешает привести своих понятых?

А потом Иванов передумал и говорит: \»Да нашел я эти сто рублей, Петров у меня их не крал\». А милиция говорит: \»Про сто рублей мы закрываем, мы нашли миллион у Петрова, и надо разобраться, откуда он взялся. Мы нашли пистолет – надо разобраться\».

И раньше Иванов тоже писал бы на Петрова. Но Иванова, во-первых, предупредили об уголовной ответственности. Сейчас предупреждают, ведь никто статью Уголовного кодекса за дачу заведомо ложных показаний не отменял. Но – в УПК нет нормы о предупреждении.

Раньше, перед тем как зарегистрировать в журнале заявлений о преступлении, обязаны были уведомить. Это было четко прописано. Человек пришел – делает заявление. Он должен знать, что если это не подтвердится, то он понесет уголовную ответственность. Только после этого начинали проводить проверку, не возбуждали уголовное дело. Решение о возбуждении дела принимали потом, если на то находились основания.

Это что получается, что в этом реестре может оказаться каждый…Да еще и знать не будет…

Я больше чем уверен, что больше половины людей, информация о которых есть в реестре, понятия не имеют об этом.

Думаю, что у нас года через два реально при такой расстановке не быть внесенным в единый реестр досудебных расследований будет считаться дурным тоном. Как это – ты никому не перешел дорогу?… Только по одному району Киева уже больше двух тысяч заявлений внесено в реестр, а в каждой из них речь может идти и не об одном человеке.

А насколько ухудшается качество работы! Следователи только тем и занимаются, что вносят в реестр, который постоянно подвисает. Эта работа основную массу времени отбирает. Говорят: \»Нам теперь штаты надо увеличивать раза в три\».

Думаю, что по незначительным сообщениям будут стараться закрыть производство только потому, что не будут успевать физически перерабатывать этот объем информации.

А в целом можно было бы сказать, что этот кодекс очень хороший, если бы мы не знали, как работает наша судебная система и правоохранительные органы.

Если бы у нас судьи были кристально чистыми – уже Бог с ней, с милицией… Этот кодекс хороший, но только не для нас. Не в нашей системе.

4 февраля 2013, 23:52
0
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

15:2813:4212:3411:4310:469:378:4923:4622:3721:4620:4120:3118:5617:2315:2813:4212:3411:4310:469:378:4923:4622:3721:4620:41
Все новости »

Другие рубрики