The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Атомная энергетика Украины: как избежать зависимости от России?

15 июня 2015, 10:46
0
Версия для печати Отправить
Атомная энергетика Украины

Избежать энергетического коллапса зимой 2014-2015 гг. во многом удалось благодаря атомной энергетике

После оккупации части территории Украины вопрос обеспечения энергетической безопасности государства встал достаточно остро. Избежать энергетического коллапса зимой 2014-2015 гг. во многом удалось благодаря атомной энергетике. Говоря о значении атомных электростанций (АЭС) для Украины, достаточно отметить, что они обеспечивают около 50% потребности страны в электроэнергии. В отдельные периоды 2014 года ее доля достигала 65% от общего баланса, а по итогам четырех месяцев 2015 года доля ядерной энергии в среднем составила 53%.

На сегодняшний день в Украине действуют 4 АЭС (Запорожская, Ривненская, Южно-Украинская и Хмельницкая) с 15 ядерными энергоблоками, из которых 13 типа ВВЭР-1000 и два — ВВЭР-440, общей установленной мощностью 13835 МВт. Ввиду того, что АЭС достались Украине в наследство от СССР, с 1991 года поставки ядерного топлива осуществлялись исключительно из России и обходились государственной казне примерно в $600 млн в год.

Как избежать зависимости от России?

В Украине ведется добыча урана, однако мощности по его обогащению и производству тепловыделяющих сборок в стране отсутствуют. Чтобы избавиться от российской монополии в снабжении топливом атомных электростанций, с 2000 года Украина совместно с США начала работать над созданием альтернативной программы. Речь идет о сотрудничестве с американской компанией Westinghouse, с которой заключен контракт по поставке на три энергоблока топлива, произведенного на шведском заводе компании. Однако эта программа пока так и не заработала в полном объеме. В режиме опытно-промышленной эксплуатации тепловыделяющие сборки производства Westinghouse (ТВС-W) на одном из блоков ЮУАЭС начали применяться в 2005 году. В 2008 году было объявлено о подписании контракта между НАЭК «Энергоатом» и Westinghouse на 2011-2015 гг. А в конце декабря прошлого года компании подписали соглашение, действующее до 2020 года, об увеличении поставок ядерного топлива из Швеции для украинских АЭС. Дополнение к существующему договору было подписано на случай прекращения поставок со стороны российского «ТВЭЛ». Более того, 24 апреля 2015 года был подписан контракт на поставки обогащенного урана между французской Areva и «Энергоатом», который планируется использовать при производстве топлива Westinghouse.

Попытки Украины диверсифицировать поставки столкнулись с вполне ожидаемым противодействием России, желающей сохранять за собой роль монополиста. Как следствие, началась активная кампания против поставок Westinghouse. Появилась информация, что топливо американской компании не может подойти для реакторов, конструкция которых якобы рассчитана на использование российского топлива. И для такого противодействия был повод: в 2012 году в ходе планово-предупредительных ремонтов на третьем энергоблоке ЮУАЭС было выявлено повреждение конструкции одной из тепловыделяющих сборок ТВС-W. «Энергоатом» был вынужден полностью выгрузить три партии американских сборок в количестве 126 единиц из активной зоны реакторов на третьем и втором энергоблоках Южно-Украинской АЭС по причине их конструкционных недоработок. По крайней мере, такие выводы были озвучены специальной рабочей комиссией. Как следствие, в 2013 году, поставки Westinghouse были полностью приостановлены. Но уже в 2014 году Украина возобновила поставки американского топлива.

После этого российская сторона, включая политическое руководство страны, возобновила мощную пиар-кампанию. К примеру, 18 марта 2015 года представитель России в совете управляющих МАГАТЭ Григорий Берденников заявил, что решение Киева использовать производимое американской компанией Westinghouse топливо на украинских АЭС может привести к серьезной аварии.

Однако, вопреки критике, модернизированные сборки ТВС-WR, в конструкции которых были учтены предыдущие недоработки, в середине марта все же были загружены в активную зону реактора третьего энергоблока ЮУАЭС. В конце мая на встрече с журналистами заместитель главного инженера этой станции Дмитрий Соколов поделился первыми впечатлениями от их эксплуатации, уточнив, что процесс диверсификации продолжается, а тщательный контроль топлива проводится регулярно. «После окончания годового цикла будут проведены под микроскопом наши придирчивые исследования. Вместе с американскими специалистами. Будет принято решение: возможно ли расширение дальше, скажем, еще на один блок. Сегодня есть уверенность, что препятствий не будет», — рассказал Соколов, добавив, что «Энергоатомом» разрабатывается концептуальное решение о возможности расширения опыта эксплуатации американского топлива.

Зависимость останется

Вместе с тем необходимо четко понимать, что полностью отказаться от российского ядерного топлива на сегодняшний день невозможно. Более того, довести поставки ядерного топлива от Westinghouse даже до 50% от общей потребности — задача малореальная. Косвенно это подтвердил президент и генеральный директор Westinghouse Electric Company Дэнни Родерик, который в своем апрельском интервью «Интерфакс-Украина» отметил, что компания могла бы найти возможность обеспечивать «Энергоатом» топливом для всех энергоблоков лишь в долгосрочной перспективе. Ранее в интервью Delo.ua вице-президент Westinghouse Майкл Кирст сказал, что они не намерены полностью вытеснять Россию с украинского ядерного рынка.

Сегодня между Россией и Украиной действует рамочный договор на поставки топлива для нужд украинских АЭС, заключенный в 2010 году. Для определения ежегодных поставок подписываются дополнительные соглашения. В начале июня российская сторона анонсировала подписание дополнения к рамочному контракту. А старший вице-президент АО «ТВЭЛ» Алексей Григорьев заявил, что поставки российского топлива для АЭС Украины снижаться не будут, и контракты на обеспечение топливом 12 блоков АЭС в Украине не пересматриваются. Более того, Россия надеется с 2016 года начать поставки модернизированного ядерного топлива ТВС-А-12, которое несовместимо с топливом Westinghouse (сейчас российские и шведские тепловыделяющие сборки используются совместно в одном реакторе). Нетрудно понять, что и эти меры направлены на то, чтобы воспрепятствовать политике диверсификации поставок топлива. Но глава «Энегоатома» Юрий Недашковский ответил, что Украина не будет внедрять ТВС-А-12 до полного изучения его характеристик, а также оценки опыта его эксплуатации на атомных электростанциях.

На сегодняшний день топливо украинским АЭС могут поставлять 2 компании. «У нас в планах есть два поставщика, глупо сворачивать проекты и осуществлять диверсификацию, чтобы от одного поставщика уйти ко второму», — сказал глава «Энергоатома» Юрий Недашковский на встрече с журналистами в начале июня. При этом руководитель отметил, что еще одного поставщика Украина не найдет: «Третьим могла быть французская Areva, мы ей два раза предлагали, но она отказалась. Я лично им предлагал, имея мандаты и правительства, и по указу президента. Последний раз это было прошлой осенью. Поэтому у нас вариантов не много — либо свой завод, либо два поставщика».

Завод, который не был построен

Строительство «Завода по производству ядерного топлива» могло бы стать эффективной мерой избавления от зависимости от российских поставок. Еще в 2008 году был основан государственный концерн «Ядерное топливо», основной целью которого было создание производства ядерного топлива в стране. Решение о строительстве завода было принято в 2010 году, был проведен тендер, победителем которого стал российский «ТВЭЛ».

Строительство завода началось в сентябре 2013 г. Согласно проекту, конечная установленная мощность предприятия должна была превышать годовое потребление ядерного топлива украинскими АЭС на 37,5%. Первую очередь планировалось ввести в эксплуатацию в 2015 г., вторую — к 2020 г. Но в 2013 году из-за невыполнения обязательств с обеих сторон, строительство завода было остановлено. В частности, украинская сторона обвинила Россию в невыполнении обязательства по изготовлению оборудования для первой очереди этого завода. Украина же не нашла $42 млн для внесения в уставный фонд СП после эмиссии. Тогда бывший министр энергетики и угольной промышленности Эдуард Ставицкий рассказывал, что в бюджете денег на проект нет. Испортившиеся отношения между двумя странами после аннексии Крыма и событий на Донбассе, фактически, сделали невозможным реализацию этого проекта. Окончательную точку в этом вопросе поставил в конце апреля 2015 года министр энергетики и угольной промышленности Украины Владимир Демчишин, который заявил, что Киев собирается отказаться от этого проекта.

Украина, учитывая сложности с получением полного ядерного цикла на своей территории, могла бы обратиться с предложением о строительстве завода к Westinghouse. Но генеральный директор Westinghouse Electric Company, говоря о такой инициативе, четко дал понять, что компания не заинтересована в данном проекте. В частности, он отметил, что на сегодняшний день существует превышение потенциала и мощностей для производства ядерного топлива во всем мире, поэтому постройка нового завода такого рода в Украине не принесет стране большой экономической выгоды. Хотя ранее тот же Дэнни Родерик отмечал, что Westinghouse готова участвовать в производстве ядерного топлива в Украине.

В такой ситуации на начальном этапе процесса диверсификации для Украины с участием двух поставщиков можно было бы добиться определенного соотношения поставок ядерного топлива. На встрече с журналистами Юрий Недашковский привел несколько примеров из мировой практики: «Скажем, в Électricité de France, в Испании, где используются смешанные активные зоны с топливом разных производителей, проводится тендер 80/20. Победитель получает 80% объема заказа на трехлетний-пятилетний период, проигравший — получает 20%, то есть для того, чтобы сохранять конкуренцию. Через три года, например, объявляется новый тендер, и проигравший, если он учится на ошибках, может получить уже 80% заказа. А прежний победитель, проиграв в этот раз, получит 20%». По словам Недашковского, если имеется поставщик с долей ниже 20%, то сама диверсификация теряет смысл, потому что если один поставщик по каким-то форс-мажорным обстоятельствам полностью прекращает свои поставки, значит, второму потребуется время на разворачивание. В то же время для определения оптимальной, а не минимальной планки, необходимо провести дополнительные расчеты.

15 июня 2015, 10:46
0
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

23:4622:3721:4620:4118:5616:2314:2912:3411:4310:469:378:430:1623:4622:4722:1921:4620:4119:5318:5618:2317:2616:2315:2814:29
Все новости »

Другие рубрики