The Kiev Times - ежемесячная аналитическая газета и новостной сайт

Популизм власти

12 августа 2014, 9:37
30
Версия для печати Отправить
правительство

Сегодня, 12 августа, Верховная Рада планирует рассмотреть ряд законопроектов, внесенных в парламент Кабинетом министров. Среди них наибольший интерес вызывают два — законопроект «О санкциях» (№ 4453а) и проект изменений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодекс (№ 4448а). Правительство намерено упростить процедуру введения санкций против физических и юридических лиц других стран и ужесточить сами санкции. К примеру, за поддержку сепаратистов или публичные призывы к изменению конституционного строя Украины, нарушению территориальной целостности страны виновные могут приговариваться не только к тюремному заключению, но и к конфискации имущества. Судя по высказываниям премьер-министра Арсения Яценюка, правительство рассматривает и возможность конфискации имущества компаний, поддерживающих террористов на Донбассе.

Юрист ЮФ «Ильяшев и Партнеры» Дмитрий Шемелин объяснил, почему идея с украинскими санкциями против российских компаний хороша только на словах, а на деле очень трудновыполнима:

Читайте: Путь к войне

— К сожалению, в практических аспектах применения санкций, которые собирается ввести новым законом Верховная Рада, остается еще очень много неясного. Прежде всего, с моей точки зрения, проблема заключается в следующем.

В рамках уголовного права, пусть и с определенными неясностями, конфискация имущества разработана в теории, применялась на практике и является довольно предсказуемой формой ответственности. Расширение сферы применения конфискации, предусмотренное новым законопроектом, более-менее вписывается в существующее украинское уголовное право, уголовный процесс. И следователи, и судьи знают, с чем они имеют дело, и знают, какими нормами им следует руководствоваться. Есть общие принципы уголовного права и процесса, есть судебная практика по подобным делам, разъяснения Верховного суда и т.п. Наконец, любое уголовное наказание, в том числе и конфискация имущества, налагается судом, где хотя бы формально обе стороны будут иметь возможность высказаться, представить необходимые доказательства, обжаловать приговор суда в апелляции и далее.

Иными словами, введение конфискации за отдельные преступления в рамках уголовного права есть реформа существующей системы без коренных изменений.

В противовес этому санкции, предусмотренные законопроектом, ранее в нашем законодательстве не встречались, и их практический эффект предсказать сейчас невозможно. Уже на первый взгляд виден целый ряд серьезнейших практических проблем.

Читайте: У Порошенко относительно Ассоциации кивают на парламент

1. Неясно, что конкретно подразумевают некоторые виды санкций, к примеру «остановка выполнения экономических и финансовых обязательств» или «ограничение торговых операций».

2. Неясно, какой именно орган и в каком порядке будет заниматься практической реализацией этих санкций (по аналогии с исполнением приговора в уголовном деле). Государственные органы у нас согласно ст. 19 Конституции обязаны действовать только на основании, в пределах полномочий и способом, предусмотренным Конституцией и законами, а не указами президента о введении санкций.

Читайте: Коломойский формирует новый батальон

3. Санкции будут налагаться в рамках очень неоднозначного административного процесса внутри Совета национальной безопасности и обороны (СНБО), а не в рамках формально публичного суда. В результате соблюдение процессуальных прав «обвиняемого» не гарантируется процессуальными законами, а находится на усмотрении самого СНБО, притом что законопроект в части прав «обвиняемого» сформулирован предельно лаконично. При этом ни у СНБО, ни у «обвиняемых» не будет возможности сослаться на какие-то общие принципы процесса, так как наложение санкций СНБО явным образом выведено из всех известных процессуальных режимов.

При всех этих неясностях экономический эффект от попадания под «санкции» для предприятия может быть абсолютно катастрофическим, что, естественно, автоматически повлечет обращение в международные суды (Евросуд или инвестиционный арбитраж) с исками против Украины. А международное право предусматривает такие понятия, как правовая определенность (legal certainty) и надлежащий административный процесс (administrative due process), на соответствие которым будут проверяться решения СНБО и указы президента. И серьезная ошибка СНБО здесь вполне может привести к тому, что из государственного бюджета придется полностью оплатить стоимость того бизнеса, который пострадал от действий Украины по защите своих национальных интересов.

12 августа 2014, 9:37
30
Версия для печати Отправить
«   »
Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Новости

22:0520:4118:5616:2314:2912:3711:4310:469:378:4322:4721:3620:4118:5616:2314:2912:3711:4310:469:378:4322:4721:3620:4118:56
Все новости »

Другие рубрики